8-летний сирота и 90-летний старик

В Марийском театре юного зрителя показали спектакль «Кай, кай Йыванлан» («Выйди, выйди за Ивана»), который стал бенефисным для молодого актера. В этот день, 30 января, Александр праздновал не только 10 лет творческой деятельности, но и 30 лет со дня рождения.  


ВСЕ РОЛИ ПОДВЛАСТНЫ ТАЛАНТУ АЛЕКСАНДРА КОЖЕВНИКОВА

В Марийском театре юного зрителя показали спектакль «Кай, кай Йыванлан» («Выйди, выйди за Ивана»), который стал бенефисным для молодого актера.

В этот день, 30 января, Александр праздновал не только 10 лет творческой деятельности, но и 30 лет со дня рождения. За этот, казалось бы, небольшой период артист уже успел многое: в его репертуарной копилке самые разноплановые роли, а также заслуженные дипломы и признание зрителей — об этом говорил полный зал, в котором не было ни одного свободного места.


Александр Кожевников в спектакле «Кай, кай Йыванлан»
 

Саша, расскажи о том, как актерская деятельность стала частью твоей жизни.

— Я учился в Староторъяльской средней школе, у нас был творческий класс, и мы собрали ансамбль — гармошки, ложки, частушки. Я играл на ложках. А в 8 классе мы поставили одноактный спектакль по пьесе М. Шкетана «Ораде», там я играл дедушку. Мы участвовали в молодежном фестивале самодеятельных театров «Каскад», и я был награжден за лучшую мужскую роль второго плана. Наверное, это дало толчок к тому, чтобы решиться поступать в колледж культуры и искусств на актерское отделение. Учился я у Олега Геннадьевича Иркабаева, а с 2004 года я актер ТЮЗа.

— 10 лет — это много или мало?

— Это, наверное, еще зародыш — маленький бенефис. Столько нужно сделать еще, и я не знаю, что у меня будет впереди, какие роли, но в театре я до конца. А пока посмотрю свой репертуарный лист — у меня дома набралась приличная стопка ролей за 10 лет: и главных, и второстепенных, и эпизодических — и сделаю для себя выводы.

— У тебя самые разноплановые роли: и лирические герои, и характерные, комичные. Что тебе ближе?

— Характерные роли ближе. Запоминающиеся, в которые душу вкладываешь, которые полюбил сразу с листа. Когда только текст прочитал, и уже сразу появились мысли, как будешь над этой ролью работать. Как только пришел в театр, мне сначала давали больше роли в сказках, главные, но только в сказках. И могу сказать, что в сказках еще труднее играть. Потому что весь спектакль идет около 50 минут — все сжато, и очень много движения, эмоций. Но мне нравятся и драма, и комедия. В комедии как раз можно раскрыть свой характер, выплеснуть его наружу. В драме все-таки себя больше в рамках держишь, больше нутром играешь, психофизика другая.

— Расскажи о роли 8-летнего мальчика в спектакле «Печаль моя с запахом ромашки». Она запомнилась многим зрителям…

— Эта роль сейчас мне дается уже трудней. После армии стало трудно играть (я пришел из армии в 2009 году). Она мне и сейчас нравится, но уже сложнее играть, потому что по возрасту не совпадает, и это выбивает из колеи.

— А возрастные роли легче даются?

— Стариков, да, играть легче. Тут пластика, манера говорить, грим — это же все помогает. Например, 90-летний Фирс в «Вишневом саде» и царь в «Сказе про Федота-стрельца» — оба старики, но совсем другие характеры. Это интересно.

— Не могу не спросить про фестиваль «Йошкар-Ола театральная» 2013 года, на котором критики прохладно приняли твоего царя. Как ты это воспринял?

— От фестиваля к фестивалю критики меняются. Например, на позапрошлом фестивале «Мост дружбы», в котором мы принимали участие с этим же спектаклем, я получил диплом за лучшую мужскую роль. Для себя я, конечно, почерпнул что-то и от этой критики, и от другой. Но мне кажется, что настоящий критик — это зритель, главное, чтобы он приходил смотреть спектакль.

Есть роль, которая тебе запомнилась больше всего?

Очень нравится роль Кости в спектакле по пьесе Г. Гордеева «Куп» («Одинокая мелодия»), сейчас его уже нет в репертуаре. Это был дипломный спектакль. Тяжело эта роль давалась, но мне нравилось над ней работать. Я играл слепого юношу Костю. Мой герой влюбился в девушку, которая работала в ночном клубе и полюбила другого парня, а в слепом юноше она видела только друга. Такой любовный треугольник. Строить эту роль было сложно, нужно было играть действительно слепого, причем с открытыми глазами и чтобы они не двигались. Я бы хотел сыграть Костю снова. Надеюсь, что спектакль опять появится в репертуаре театра. И это будет новая постановка, и, может быть, над ролью придется поработать по-новому.

— Есть роль, о которой ты мечтаешь?

— Нет. Многие хотят сыграть Гамлета, короля Лира или Ромео. Для меня же даже малозначимая роль — такая дорогая. Вот, например, Алешка в спектакле «На дне», хотя эта роль маленькая, я хочу ее играть.

— Помимо того что ты актер, ты еще и ведущий на «Марий Эл радио», и слушатели тебя знают под псевдонимом Мурызо Эчан. Откуда этот псевдоним и как ты вообще попал на радио?

— Как-то существовал проект «У марий радио», и меня пригласили туда ведущим, я пробовался, прошел что-то вроде кастинга. Вот тогда и началась эта деятельность. И с самого начала я взял программу хит-парад. Хит-парад веду и на «Марий Эл радио». А псевдоним… Надо же было как-то связать себя с музыкой, учитывая, что сам я только эстрадный ведущий и не пою.

-Также ты принял участие в марийском фильме «Над деревней пара лебедей», который вышел у нас в конце прошлого года. Ты играл Витю — парня, который был безответно влюблен в одну из героинь. Расскажи об этой работе.

Мне было интересно принять участие в фильме. Первый раз играл перед камерой. Надо сказать, что это очень муторная работа. Не думал, что будет так сложно, ведь эту роль я знал. Но оказывается, на сцене и в кино все по-разному. Например, кадр, который будет в фильме длиться 10 секунд, снимать могут 3 часа. Опыт, конечно, получил большой. Даже когда сам не был занят в съемках, наблюдал за процессом. Это очень напряженная работа, но интересная.

Ирина СУВОРОВА