А высоко под куполом летали голуби

«Я ставил свечку, крестился и просил у Бога, чтобы всегда на этом свете были мои мама, папа, бабушка, брат Юрка и еще… чтобы мне купили велосипед, как у соседа Пашки». Своими детскими воспоминаниями о том, как праздновали Пасху, поделились наши читатели Иван Дмитриевич ГУСТАРЕВ и Елена Аркадьевна ШУМИЛИНА.


БАБУШКА ГОВОРИЛА, ЧТО ЭТО ДУШИ УШЕДШИХ ЛЮДЕЙ

«Я ставил свечку, крестился и просил у Бога, чтобы всегда на этом свете были мои мама, папа, бабушка, брат Юрка и еще… чтобы мне купили велосипед, как у соседа Пашки».

Своими детскими воспоминаниями о том, как праздновали Пасху, поделились наши читатели Иван Дмитриевич ГУСТАРЕВ и Елена Аркадьевна ШУМИЛИНА.

КАК ОНИ ТУДА ЗАЛЕТАЛИ?

Мне вспоминается, как я проводил праздничные пасхальные дни в детстве. Тогда мы жили в Горьковской, ныне Нижегородской, области. Мой отец был партийным, но несмотря на это, каждый год мама красила яйца, пекла куличи и украдкой носила их на освящение в церковь. Отец все это не поощрял, но и не запрещал. Излюбленной игрой в те дни было катание яиц. Из сырого песка мы сооружали на лужайке перед домом небольшую горку и с этой горки катали крашеные пасхальные яйца. Скатившись с горы, яйцо должно было оставаться на том месте, на которое попало, а следующий игрок отпускал яйцо с горки таким образом, чтобы попасть им в предыдущее. Если в результате столкновения одно из яиц трескалось, то тот, чье яйцо оставалось целым, забирал еще и треснутое. Играли и на копеечки, кто выигрывал, тому давали копейку. Можно было выиграть до 20 копеек, по тем временам (60-е годы) немало, на эти деньги покупали мороженое в бумажных стаканчиках, порция стоила 9 копеек.

А еще я любил на Пасху ходить к бабушке в село. Приходил к ней, когда чуть-чуть рассветало. Бабушка украшала божницу бумажными цветами, стелила на пол и на сундук яркие домотканые половики, а на окна вешала праздничные вышитые занавески. Красота! А еще она всегда готовила вкусную творожную пасху, которой угощала окрестных ребятишек. Пасха была крутая, ее резали специальной деревянной палочкой и каждый кусочек затем клали на льняную салфетку. Бабушка брала меня с собой и в церковь, которая стояла на окраине села на пригорке. Селяне шли в церковь нарядно одетые, по этому случаю и мне выдавалась новая рубаха, а бабка надевала красивый полушалок. В церкви пахло ладаном, золотились оклады икон, а высоко под куполом летали голуби. Я так до сих пор и не знаю, каким образом они туда залетали. Бабушка говорила, что это души ушедших людей. Я ставил свечку, крестился и просил у Бога, чтобы всегда на этом свете были мои мама, папа, бабушка, брат Юрка и еще… чтобы мне купили велосипед, как у соседа Пашки.

Пасхальную неделю красиво называют Светлой седмицей, а ведь она и впрямь одна из самых светлых недель в году. В моем детстве на этой неделе люди ходили друг к другу в гости, старались не ссориться и помогать друг другу.

Уже давно нет на этом свете бабушки и моих родителей. А мы по-прежнему красим яйца, печем куличи, угощаем домашних вкусной творожной пасхой и просим у Бога мира, здоровья и добра, а в Радуницу спешим на кладбище, чтобы поклониться памяти своих ушедших близких и вспомнить о былом.

КУЛИЧ ИЗ ДЕТСТВА

В детстве куличи стряпала моя мама Агния Степановна. Она вообще была мастерица по стряпне. На Пасху стол наш был заставлен тарелками с пирогами. Особенно вкусными получались открытые пироги с рыбой — рыбники и сладкие ватрушки с повидлом. Но главным угощением были, конечно, куличи. Утром нас поднимал с постели сладкий запах куличей, и мы стремглав неслись на кухню. Накануне вечером красили с мамой яйца луковой шелухой. Мне доверяли покрашенные яйца протирать тряпицей, смоченной растительным маслом. Яйца после этого получались блестящими. Их укладывали на деревянное блюдо на солому, вокруг клали несколько хвойных веточек. Было очень красиво — красные яйца на желтой соломе с зелеными веточками. А соседи, помню, однажды покрасили яйца в голубой цвет — где-то достали пищевую краску. Я восхищенно показывала маме голубое яичко. На что мама с усмешкой махнула полотенцем: «Баловство все это, яйца должны быть красными!» — и рассказала нам, детям, что когда Христос воскрес, то Мария Магдалина пришла к царю и рассказала ему об этом, и подала в подарок куриное яйцо. Но царь не поверил в воскресение Христа и сказал: «Воскреснуть из мертвых невозможно, как и этому яйцу перекраситься самому по себе в красный цвет». И яйцо вдруг на глазах у всех сделалось красным.

О том, что моя мама печет лучшие куличи во всем дворе, знали все, и с раннего утра дверь квартиры не закрывалась, ребята шли толпами. Войдут, бывало, в дверь, и с поклоном: «Христос воскресе!» Мы в ответ: «Воистину воскресе!» — и подаем им крашеные яйца и по кусочку кулича. Обычно мама целое ведро теста на куличи заводила и пекла их всю ночь.

Мама мне несколько раз показывала, как стряпать куличи на опаре, да только я так и не запомнила, процесс этот мне казался слишком сложным.

Когда я уже своей семьей обзавелась, пыталась печь куличи, как у мамы, да только у меня ничего не получалось. Рецепт-то я так и не записала, а мамочка моя умерла. Муж мой помнил вкусные мамины куличи. Про мои кулинарные творения говорил сдержанно: «Вкусно, но все равно не такие, как у мамы твоей».

А как-то в вашей газете я прочитала рецепт «удачных куличей», и вспомнилось мне, что мама вроде так и стряпала. Попробовала. Кулич получился высокий, сдобный. Муж попробовал и воскликнул: «Вот он, кулич из нашего детства!»

А яйца мы по традиции красим в красный цвет, и только луковой шелухой, мне кажется, что они вкуснее тех, что покрашены другими красителями.

Записала Ольга КОНДРАТЬЕВА