Акпарс-супермен: казненный или чашей награжденный?

Имя Акпарс — один из главных брендов марийского края. Об этой легендарной личности сохранился богатый фольклорный материал, написан известный роман, но при этом нет ни одного письменного исторического документа. Спектакли, книги, памятники, учреждения культуры, банк, главная хоккейная команда РМЭ (до недавнего времени), продукты питания, даже марка водки — все это в нашей республике связано с именем Акпарса.


ИМЯ АКПАРС — ОДИН ИЗ ГЛАВНЫХ БРЕНДОВ МАРИЙСКОГО КРАЯ. ОБ ЭТОЙ ЛЕГЕНДАРНОЙ ЛИЧНОСТИ СОХРАНИЛСЯ БОГАТЫЙ ФОЛЬКЛОРНЫЙ МАТЕРИАЛ, НАПИСАН ИЗВЕСТНЫЙ РОМАН, НО ПРИ ЭТОМ НЕТ НИ ОДНОГО ПИСЬМЕННОГО ИСТОРИЧЕСКОГО ДОКУМЕНТА

Спектакли, книги, памятники, учреждения культуры, банк, главная хоккейная команда РМЭ (до недавнего времени), продукты питания, даже марка водки — все это в нашей республике связано с именем Акпарса. По сути, Акпарс для жителей Марий Эл — та же фигура, что и Вильгельм Телль для швейцарцев или Робин Гуд для англичан, которых отнюдь не смущает, жили ли в действительности их герои или нет.


Памятник Акпарсу в Горномарийском районе (авторы скульптуры — С. Яндубаев и В. Ширнин)

По преданиям, Акпарс, марийский князь или сотник, жил в XVI столетии. Это было судьбоносное для народа мари время. Именно с той поры история Марийского края неразрывно связана с историей России.

С легкой руки Аркадия Крупнякова, давшего новую жизнь легендарному герою своим романом «Марш Акпарса» (который, кстати, вышел ровно полвека назад — в 1965 году), Акпарс стал символом народа мари — сильным, мудрым, отважным. Само его имя Акпарс означало связь с красивым и мощным снежным барсом, олицетворявшим силу, ловкость и независимость.

Создавая роман, писатель Крупняков опирался на фольклорный материал, который появился много позже легендарного князя — в XVIII — XX веках. А легенды, записанные со слов старожилов и опубликованные в сборнике марийского фольклора в 1991 году, записаны в 30 — 60-х годах прошлого столетия.

Что можно узнать из устных рассказов об Акпарсе? В одних он устраивает подкоп под казанскую крепостную стену и идет на смертельный риск, зажигая свечу в подкопе. При этом, по одной легенде, затея с подкопом не удалась и нетерпеливый и жестокий Иван Грозный приказал отрубить Акпарсу голову. По другому преданию взрыв происходит успешно и Акпарс удостаивается царских подарков: по одной версии, это серебряная чаша с изображением легендарного Соломонова суда, по другой — серебряная рюмка. Царь награждает Акпарса землей, держит при себе на службе. В одном из преданий даже говорится о том, что Иван Грозный взял Акпарса в заложники и увез в Москву, а потом не отпустил.

Как бы то ни было, судьба Акпарса прочно связана с историей взятия русскими войсками Казани в 1552 году. И народная фантазия наделяет своего любимого героя всевозможными талантами: он и военный инженер, совершающий подкоп под вражескую крепость, он и гусляр, песни которого до сих пор живы в народе. Он — воплощение мужества, стойкости и сообразительности.

При этом людей не смущает то, что в исторических письменных источниках нет ни единого упоминания имени Акпарса. Неслучайно историки и краеведы XIX — XX веков молчат об Акпарсе, ведь для них письменный документ — главный критерий истины. Лишь в «Материалах по историии народа мари» Ф.Е. Егорова, изданных в Козьмодемьянске в 1929 году, мы встречаем упоминание о легендарной серебряной чаше с изображением суда царя Соломона, которую Иван Грозный подарил не то самому Акпарсу, не то марийке, плясавшей на пиру русского государя, устроенного им для своих новых союзников — горных мари во главе с князем Акпарсом. Но это, опять же, основано на предании. И по преданию же, та самая чаша до 1912 года находилась в Еласовской церкви, пока ее не увезли оттуда в ризницу Казанской духовной академии.

Так что же, Акпарса на самом деле не существовало? Но ведь письменные источники, хотя и более поздние, XVII века, сообщают об Акпарсовой земле. Значит, все-таки что-то было такое, что позволяет говорить о реальности нашего героя?

Однако смущает, что название Акпарсовой земли, судя по упомянутым документам, появилось много позже тех событий, когда была взята Казань и, соответственно, жил легендарный Акпарс. Ведь обычно такие вещи народная молва увековечивает сразу, а не ждет по какой-то причине десятки лет. Кроме того, топонимика мест порой показывает, что не всегда объяснение, лежащее на поверхности, самое верное.

Есть гипотеза историка Александра Акишкова (МарНИИ) о том, что это название вообще не связано с Акпарсом, а происходит от мансийских слов «ах» (протока) и «парыс» (лес, возвышенность), то есть обозначает протоку в лесной возвышенной местности. По мнению А. Акишкова, название это возникло в незапамятные времена, когда на территории Марийского края жили другие племена — коми, манси, от них перешло к марийцам, а они, спустя столетия, обозначили им конкретную местность: горномарийскую землю — лесную возвышенность с реками, притоками Волги.

Что касается подкопа под крепостную стену, придуманного Акпарсом, то это, скорее всего, не более чем красивая легенда. Во времена Средневековья такими умениями отличались западные инженеры, в частности итальянцы, которых брал к себе на службу дед Ивана Грозного — Иван III. Об этом пишет в своей книге о Марийском крае XIII — XVI веков доктор исторических наук

А.Г. Бахтин. В самом деле: такие подкопы требовали сложных технических расчетов и соответствующих знаний. Где мог получить эти знания средневековый марийский князь, пусть даже самый умный и выдающийся?

Так значит, Акпарса не было? Не было, и в то же время, вне всякого сомнения, он был! Не было человека, документально подтвержденного свидетельствами прошлого. И в то же время Акпарс реально существовал — потому что он, как собирательное лицо, средоточие лучших качеств своего народа, который хранит свою память, выплавляя из нее все самое дорогое и драгоценное, стал плотью от плоти марийского народа, который и есть главный герой. Можно сказать, что Акпарс стал такой же реальностью, как многие герои, созданные творческой фантазией сказителей, писателей и художников. Народ принял их, как своих, и они продолжают жить в нем. Так ли важно, жил ли на самом деле Оливер Твист или Нелл из «Лавки древности»? Для англичан это такая же данность, как Шерлок Холмс и доктор Ватсон с адресом на Бейкер-стрит, который знает каждый в Лондоне и не только в Лондоне. В любой стране вам покажут места, связанные с легендарными героями, которые продолжают жить в сознании потомков как совершенно реальные люди. Им ставят памятники, и никого не смущает, что историческая наука на сей счет куда более категорична в суждении «был — не был». Если люди верят, хотят верить в реальность существования полюбившихся героев, значит, так оно для них и есть.

Ученые судят с точки зрения тех материалов, какими располагают, народ же видит в своих кумирах аккумуляцию тех реальных событий и качеств, которые имели место в прошлом, то есть также опирается на прошлое, только с художественной стороны. И в этом нет неразрешимого противоречия, ведь ничего из ничего не возникает. Значит, в далеком прошлом было то, что выросло и отпечаталось в образе героя, сплавленном из мириада золотинок народной, передаваемой из поколения в поколение памяти.

Василий ВОСТРИКОВ