Били морду и в благородном собрании

Как провести досуг? Случается, этот вопрос волнует сегодняшних йошкаролинцев, но больше от избытка предлагаемых возможностей приятного времяпрепровождения. А вот в позапрошлом веке в Царевококшайске это была целая проблема. Наш город в то время был настоящим медвежьим углом. Никаких культурно-досуговых учреждений не имелось.


КАК РАЗВЛЕКАЛИСЬ ЧЛЕНЫ ЭЛИТНОГО КЛУБА ЦАРЕВА ГОРОДА

Как провести досуг? Случается, этот вопрос волнует сегодняшних йошкаролинцев, но больше от избытка предлагаемых возможностей приятного времяпрепровождения. А вот в позапрошлом веке в Царевококшайске это была целая проблема.

Наш город в то время был настоящим медвежьим углом. Никаких культурно-досуговых учреждений не имелось. Местной интеллигенции было скучно, и она решила учредить в Цареве городе Благородное собрание, чтобы иметь хоть какой-то приятный досуг. Составили устав будущего учреждения, отправленный затем в Петербург в Министерство внутренних дел, где его и утвердили 31 января 1867 года.

Согласно уставу собрание (по сути — элитный клуб по интересам) имело целью «приятное препровождение времени, заключающееся в чтении книг, газет и других периодических изданий, в дозволенных играх в карты и на бильярде». Кроме того, предполагалось устраивать бальные, танцевальные, семейные и другие вечера, маскарады, обеды и ужины. Членами клуба могли быть дворяне, чиновники, «по положению своему принятые в благородном обществе», которые ежегодно платили членский взнос в размере 10 рублей. Дела клуба решались на общем собрании большинством голосов посредством закрытой баллотировки. Исполнение дел поручалось избираемым из членов клуба старшинам.

Благородное собрание не имело постоянного помещения. Приходилось снимать дом то в одном месте города, то в другом. В начале XX века клуб какое-то время располагался в одном из домов Болховского. Этот дом стоял в районе пересечения современных улиц Кремлевской и Волкова.

В уставе собрания особо отмечалось: «Благопристойность и учтивость, свойственные образованности и воспитанию, суть основа благосостояния собрания». Членам клуба рекомендовалось соблюдать общественные приличия. Запрещались разговоры с критикой веры, правительства, а также «всякие насмешки, колкости и оскорбительные для чьей-либо личности рассуждения, выражающие ссору».

Несмотря на то что цели и задачи собрания были благородными, неприятные истории нет-нет да и случались. В мае 1909 года в 2 часа пополуночи член клуба земский врач Репьев и его гость мещанин Максимов, несколько подвыпившие, играли на бильярде на деньги. Когда Максимов потребовал от Репьева отдать ему выигрыш, последний стал с ним спорить. Тогда Максимов ударил Репьева по лицу в присутствии посетителей клуба. В этом же году в октябре произошел другой неприятный инцидент. Председатель Царевококшйской уездной земской управы (исполнительный орган уездного самоуправления) Лебедев, напившись горячительных напитков, заснул за столом, а затем свалился со стула на пол. Всех пытавшихся помочь ему он ругал оскорбительными словами. Земский врач Дегтярев, пытаясь оказать ему медицинскую помощь, пошутил, сказав, что «хотя мне и убавили жалованья, но я помощь окажу».

Следует отметить, что в это время Царевококшайское земство уменьшило жалованье некоторым медикам. Председатель управы, придя в ярость от этих слов, пытался поколотить дерзкого доктора, но собравшиеся удерживали его как могли. Однако Лебедев вырвался и сумел ударить доктора Дегтярева по лицу.

Сведения об этих инцидентах дошли до казанского губернатора. Кроме того, к нему поступило анонимное письмо, в котором в черных красках описывалась деятельность клуба. Аноним просил губернатора обратить внимание на Благородное собрание, «где, как в свитом теплом гнездышке, ютится вся низость поведений, и главное, рассадник всего развращенного, здесь можно встретить все, благодаря проживания по суткам, и бедствие семей после проигрывания в карты всего жалованья, пьянство… Убежище барышень, дам, а затем драки и разводы невольно заставляют обратиться к Вашему Превосходительству». Губернатор потребовал отчета от уездного исправника (полицейского должностного лица). Исправник писал, что по случаю инцидента, произошедшего между Репьевым и Максимовым, общее собрание старшин Благородного собрания постановило больше не пускать в клуб Максимова. Лебедев же и Дегтярев помирились и не имеют претензий друг к другу. Комментируя анонимное письмо, исправник доложил, что в нем много преувеличений. «В Собрании действительно сходятся по вечерам ежедневно любители биллиардной игры, — писал исправник, — которая иногда затягивается до трех-четырех часов утра; что же касается карточной игры, то таковая составляется в клубе весьма редко… и крупного выигрыша или проигрыша никогда не бывает. Буфет в Собрании торгует в обыкновенные дни до двух часов и в праздничные до четырех утра, после такового времени запирается и остающиеся в клубе засидевшиеся гости из буфета пользоваться ничем не могут. Никаких свиданий с барынями и барышнями, которые посещают Собрание только при спектаклях, в клубе не происходит и никаких разводов между супругами — не было». Для Благородного собрания все неприятности 1909 г. прошли без последствий.

Деятельность клуба продолжалась, но, видимо, незадолго перед Первой мировой войной Царевококшайское благородное собрание по невыясненным причинам прекратило свое существование.

Александр АКШИКОВ