О ЛЮДЯХ И СУДЬБАХ

«Боевой путь»

Как бы мы сегодня ни относились к деятельности Главного управления контрразведки «Смерш» Народного комиссариата обороны СССР очевидно, что в годы войны его деятельность была крайне важной и необходимой. Сегодня мы публикуем отрывки воспоминаний генерал-майора в отставке Николая Васильевича Малькова, который с 1972 по 1989 год служил начальником Особого отдела КГБ при Совете Министров СССР по 27-й Владимирской ракетной армии.

Николай Васильевич ушел из жизни 27 марта 2016 года и похоронен в городе Владимире. Вся сознательная жизнь этого замечательного человека была связана с Советской армией и Военно-морским флотом.

Мальков Н.В. родился 12 октября 1924 года в селе Казаковка Большеболдинского района Горьковской области. С 13 августа 1942 года (в неполные 18 лет) оказался на фронте. Был наводчиком и командиром расчета минометной части 5-й Ударной армии 3-го Украинского и 1-го Белорусского фронтов.

«3 июня 1943 года я был ранен в боях за освобождение Донбасса и около пяти месяцев находился на излечении в полевых и стационарных госпиталях, — вспоминал Мальков. — А после излечения был направлен на шестимесячные фронтовые курсы младших лейтенантов как имеющий среднее образование и некоторый боевой опыт. На курсах готовили командиров взводов, которые фронту требовались беспрерывно (их потери были примерно такими же высокими, как и рядовых солдат). Именно на этих курсах мною и заинтересовались военные контрразведчики. В июне 1944 года после окончания курсов и присвоения воинского звания «младший лейтенант» я был зачислен в органы военной контрразведки «Смерш» 3-го Украинского фронта. Это было уже после освобождения Одессы на территории Приднестровья. После 2-месячной подготовки к розыскной работе, в августе 1944 года я был направлен в распоряжение Особого отдела «Смерш» 5-й Ударной армии, находившегося в районе Кишинева. С этого времени в составе оперативно- розыскных групп на территории Молдавии, Западной Белоруссии, Польши и Германии в течение 8 месяцев и проходила моя активная оперативно- розыскная работа в органах военной контрразведки, в основном в качестве офицера связи».

Чем занимались военные контразведчики? Вот что рассказывал сам Мальков.

«Оперативно-розыскные группы Особых отделов «Смерш» в конце войны играли очень важную роль. Они сочетали агентурно-оперативную работу и войсковые операции. Их основными задачами являлись: 1) захват архивов разведывательных и контрразведывательных органов противника на освобождаемых территориях, группа шла в передовых частях в наступление с тем, чтобы первыми оказаться в нужном месте (информация, как правило, добывалась в результате допросов военнопленных, задержанных и другими оперативными путями); 2) захват руководителей, сотрудников и агентуры разведывательных и контрразведывательных органов противника; 3) захват предателей и изменников Родины: полицейских, старост и других пособников фашистов, совершивших преступления на оккупированной территории; 4) захват архивов и руководителей структур фашистской партии, государственных учреждений гитлеровской Германии; 5) добыча другой оперативной информации, представляющей интерес для Особых отделов и командования».

Добытые документы и задержанные направлялись в Особые отделы армии и фронта для дополнительной фильтрации и оперативной оценки.

«В то время мне неоднократно доводилось выполнять непростые функции офицера связи между оперативно-розыскными группами и руководством Особого отдела армии. Это был основной вид связи в боевых условиях, особенно в ходе наступления войск, — вспоминал Мальков. — Самая трудная и опасная задача заключалась в том, чтобы в невероятном калейдоскопе событий, огромном количестве войск, освобожденных городов, населенных пунктов, в непрерывном движении войск и боевой техники обнаружить свою, нужную оперативно-розыскную группу численностью, как правило, 8-10 человек. В распоряжении офицера связи были мотоцикл с водителем, иногда солдат сопровождения. Вооружение — автомат на каждого и по две боевые гранаты. Были случаи, когда поиск группы продолжался несколько дней на территории, только что освобожденной от противника, где нередко бродили окруженные отряды немцев. Особенно сложной была обстановка на подступах к Берлину в районе города-крепости Кюстрин на Одере, за который шли жестокие бои более недели».

Сразу после войны, с мая по август 1945 года, Малькову довелось работать и в составе оперативной группы в 235-м фильтрационном лагере, где он участвовал в фильтрации бывших военнопленных Красной армии. Там ему в полной мере пригодился опыт работы во фронтовых оперативно-розыскных группах.

После войны Мальков проходил службу в Северо-Кавказском военном округе, а затем — в г. Севастополь. В 1962-1966 годах служил начальником особого отдела Беломорской военной базы в Северодвинске, а в 1966-1972 годах — начальником Особого отдела КГБ при Совете Министров СССР по Камчатской военной флотилии.

В 1972 году военно-морской этап службы Николая Васильевича Малькова завершился. Он был назначен в г. Владимир начальником Особого отдела КГБ при Совете Министров СССР по 27-й ракетной армии. Эту должность он занимал до 1989 года.

Из 47 календарных лет военной службы Николай Васильевич Мальков 45 лет отдал военной контрразведке, прошел путь от помощника оперуполномоченного до начальника Особого отдела КГБ при Совете Министров СССР по объединению РВСН. Дважды награжден орденами Красной Звезды, Отечественной войны I и II степени, «За службу Родине в ВС СССР» III степени, медалями «За освобождение Варшавы», «За победу над Германией», «За взятие Берлина», «За боевые заслуги». Являлся почетным сотрудником государственной безопасности.

Фото rvsn.ruzhany.info.