Новости

Бомбежка, концлагерь, рабство…

Каким чудом мы спаслись?

Этот вопрос Вилхо Иванович Позик не раз задавал своей матери после войны. Она отвечала: «В это трудно поверить, нам повезло трижды…»

Судьба распорядилась так, что маленький Вилхо с матерью оказался во время войны в концлагере. То, что пережили свидетели и участники той кровавой мясорубки, устроенной фашистами, не дано пережить никому и никогда больше. Много детей тогда оказалось вместе со взрослыми в концлагерях, где они были наиболее уязвимыми для творимых фашистами зверств. Как они выжили? В каких условиях находились? Это их история…

Вилхо Ивановичу трудно рассказывать о тех годах – это страшные воспоминания. И обидно бывает ему до слез, когда приходится читать в интернете о том, что лучше бы победили немцы, тогда жили бы лучше. От таких высказываний он приходит в негодование, потому как, будучи совсем крохой, ему с матерью пришлось пройти через фашистский концлагерь и каторжный труд в Германии.

Своими воспоминаниями Вилхо Иванович поделился с волонтерами из йошкар-олинской школы №31, которые вместе с активисткой городского Совета ветеранов Надеждой Соколовой навестили его в дни общероссийской акции «Лица Победы». За разговором и чашкой чая Вилхо снова вспомнил те далекие годы. Далекие для нас, нынешнего поколения, но не для поколения победителей той страшной войны.

Не видевший детства

По национальности Вилхо Иванович Позик – финн. Этим и объясняется необычные его имя и фамилия. Жил до войны в пригороде Ленинграда с родителями. По воспоминаниям матери, семья жила хорошо, но размеренный жизненный ритм нарушило вторжение немецких захватчиков. На начало войны Вилхо было всего два с половиной года. Отец, вскоре после объявления войны, ушел на фронт. Матери с малолетним ребенком удалось сесть в поезд, который в пути разбомбили. В детскую память Вилхо врезались пикирующие самолеты и ужасающий крик женщин.

По рассказам матери Вилхо, они бежали долго, не зная куда. В лесу отдыхали. В одной из деревень мать сумела обменять бостоновый костюм, единственную вещь, которую спасли после бомбежки, на плитку жмыха. Как только Вилхо начинал капризничать, мать отламывала от нее небольшой кусочек и совала малышу в рот. Это было настоящим наслаждением. Запах подсолнечного масла, вкус жмыха от семечек — все это было настолько вкусным, что съедалось без остатка и надолго утоляло голод.

Вскоре к ним присоединилась еще одна семья из сгоревшего поезда. Вилхо запомнил, что много и долго шли по ночам. Однажды встретили советских солдат. Детская память запечатлела на всю жизнь, как один из них сунул в руки мальчику кусок сахара.

Наконец, в одной деревне нашли пристанище. Это был дом с разбитыми окнами. Но радость оказалась не долгой. Появились фашисты на мотоциклах и сожгли дома. Людей согнали на площадь, отобрали все. Мать отчаянно прижимала сына к своей груди. До железнодорожной станции вели, как стадо коров, а потом загрузили в товарные вагоны, которые были набиты битком людьми. Тогда никто не знал, что едут в Германию. Вагоны были без печек, а время было уже холодное. Еду не давали, воду только на остановках. Солома – подстилка. Вилхо помнит холод и постоянное чувство голода, и как гладила его мама постоянно. Все это она делала молча, а в глазах стояли слезы…

Концлагерь

Было начало зимы. На остановках выносили трупы. Много трупов. Немцы поняли, что так они не довезут людей до Германии. Решено сделать остановку в Литве, в Каунасе. В детской памяти Вилхо всплывает картина: стоят большие чаны, там парилась одежда. Люди стоят голые.

Их встречали ворота самого страшного концлагеря в Прибалтике – Саласпилс. Детей привозили сюда вместе с матерями, привозили тысячами отовсюду.. «Известность» лагерь получил из-за содержания в нем малолетних узников, которых затем стали использовать для отбора крови для раненых немецких солдат, вследствие чего дети быстро погибали. Зачастую дети погибали и в газовых камерах.

По счастливой случайности в концлагере Вилхо с матерью не разлучили, как это произошло со многими. По воспоминаниям матери, сын ее оказался на редкость спокойным ребенком, что и спасло его. Он словно понимал — плакать нельзя. Ведь детей, которые кричали из-за голода или многочасового отсутствия матери, безжалостно убивали.

Продали в рабство

 А потом получилось так, что их продали на невольничьем рынке местным кулакам, и опять вместе. Хозяин оказался набожным инвалидом. Условия содержания были в тысячу раз лучше чем в концлагере. И если бы их не купили, как дармовых лошадей, возможно, Вилхо стал бы очередным донором детской крови для фашистских офицеров.

Матери было всего 31 год. Вилхо плохо помнит те годы. Но зато часто потом во сне видел земляные полы, деревянную обувь.

Когда Вилхо исполнилось три года, хозяин нашел работу и для малыша – пасти гусей. Гусак был просто неравнодушен к мальчику. Норовил побольнее ущипнуть за ноги, тукнуть непокрытую головку.

Работали много. Вилхо воду носил в ведрах, чуть ли не с его детский рост. Постоянно хотел есть. Каждая живая травинка, веточка с зернышком, шелуха от мороженых овощей, отбросы и очистки — все шло в дело…

Мирная жизнь

После освобождения нашлись родные, и они с матерью приехали в Бабаево Вологодской области. Там он пошел в первый класс. Учился с упоением. Очень любил стихи, пел. Пророчили: «Быть тебе известным артистом». А Вилхо тянулся к путешествиям, слушая рассказы лучшего учителя, бывшего участника Великой Отечественной войны, моряка, геолога.

Поэтому, после окончания школы, Вилхо поступает в Ленинградский топографический институт и в дальнейшем свою жизнь связывает с геологией, объездив Иркутскую, Амурскую, Хабаровскую области, трассу Бама, Грозный, Улан-Удэ, жил в глухой тайге. И как сам Вилхо, улыбаясь, говорит словами из песни «Мы живем на тех меридианах, где Макар своих телят не пас». Спутницу Валентину Ивановну по жизни выбрал на работе — в тайге, а вот жить решили в Йошкар-Оле, приехав работать в марийскую столицу в начале 70-х годов прошлого столетия. Вот уже 58 лет они идут вместе рука об руку. И почти полвека житель города Йошкар-Олы Вилхо Иванович Позик гордо говорит словами народного поэта республики Миклая Казакова: «Если кто-нибудь спросит меня: «Кто ты?», я отвечу: «Я мариец, Советской страны гражданин».

Фото из архива В.И. Позик

Ранее сайт газеты «Й» рассказывал о детях без детства