Букет сирени за солдатскую песню

«Было это в моей юности. Мы ходили с дворовыми ребятами в поход, и я вывихнула ногу как раз накануне своего дня рождения. В тот день посидели дружной компанией у меня, поели вкусных маминых пирожков, а потом девчонки предложили пойти на берег Кокшаги…» Воспоминаниями о городе своей юности делится читательница Анна Валентиновна Курочкина.


«БЫЛО ЭТО В МОЕЙ ЮНОСТИ. МЫ ХОДИЛИ С ДВОРОВЫМИ РЕБЯТАМИ В ПОХОД, И Я ВЫВИХНУЛА НОГУ КАК РАЗ НАКАНУНЕ СВОЕГО ДНЯ РОЖДЕНИЯ. В ТОТ ДЕНЬ ПОСИДЕЛИ ДРУЖНОЙ КОМПАНИЕЙ У МЕНЯ, ПОЕЛИ ВКУСНЫХ МАМИНЫХ ПИРОЖКОВ, А ПОТОМ ДЕВЧОНКИ ПРЕДЛОЖИЛИ ПОЙТИ НА БЕРЕГ КОКШАГИ…»

Воспоминаниями о городе своей юности делится читательница Анна Валентиновна Курочкина.

Я родилась в далекой Сибири, но все равно Йошкар-Олу считаю родным городом, переехали мы сюда, когда мне едва исполнилось четыре года. Лучшие годы жизни связаны с этим городом.

Вспоминаю Йошкар-Олу тридцатилетней давности. Утром переполненные автобусы и троллейбусы доставляли заводчан к месту работы. Через проходные нескончаемым потоком спешили они на свои рабочие места. Шли на работу с улыбкой, по-доброму обмениваясь приветствиями. Не знаю почему, но кажется, что тогда люди были приветливее, вежливее и добрее. Конечно, кто-то скажет, что мы всегда склонны идеализировать годы юности. Возможно потому, что тогда мы были молодыми и казалось, что вся жизнь еще впереди и будет она прекрасной и удивительной. Годы юности и в воспоминаниях всегда немного окрашены в розовую краску.

Сейчас Йошкар-Ола совсем другая, она теперь больше похожа на столицу республики. Есть чем похвалиться перед гостями города, но важно ведь не только внешние проявления, но и внутреннее наполнение. Это я опять о людях, а люди сейчас стали более раздражительными, каждодневная суета с головой захлестнула нас. Мы перестали верить в чудеса, утратили чувство сострадания, реже устраиваем праздники для себя и друзей. И потом, поредела армия горожан, с гордостью называющих себя заводчанами! Теперь чаще можно встретить служащих, работников торговли и общепита, а еще менеджеров (эта профессия стала просто какой-то всенародной), а вот токарей, слесарей, агрегатчиков встретишь гораздо реже.

Но, возможно, возрождение наступит и город порадует нас не только красивыми дворцами и очаровательной набережной, но и новыми промышленными современными предприятиями.

А еще хочу рассказать об одном случае. Было это в моей юности. Мы ходили с дворовыми ребятами в поход, и я вывихнула ногу как раз накануне своего дня рождения. В тот день посидели дружной компанией у меня, поели вкусных маминых пирожков, а потом девчонки предложили пойти на берег Кокшаги. Я расстроилась, мол, куда мне с моей больной ногой, а мальчишки сказали, что понесут меня на руках. Двое ребят сцепили руки в замок, я села как на качели, и они меня понесли по городу. Так, попеременно меняясь, донесли до реки.

Один из мальчишек захватил с собой приемник, и моя подруга предложила потанцевать, но Юра сказал, что, мол, если мы будем танцевать, то имениннице станет обидно, она же не может скакать, как мы. И тогда решили петь песни. Пели мы неплохо, вокруг толпа собралась, и нам стали аплодировать. Особенно громко хлопал в ладоши мужчина с седыми волосами. Я запела любимую папину песню — «Бьется в тесной печурке огонь». Мужчина пристально на меня посмотрел, и в глазах его блеснули слезы, а потом он исчез. А через некоторое время появился с огромным букетом сирени, сказал, что это благодарность за песню, которая напомнила ему о его боевой юности. Теперь, когда я смотрю на распускающуюся сирень, всегда вспоминаю этот случай.

Я очень люблю Йошкар-Олу и рада, что она год от года становится все краше. Мне нравится, что так много новостроек, ведь значит жизнь не стоит на месте, и все лучшее еще впереди.

Любимое место отдыха — Центральный парк. Люблю просто посидеть на скамейке, наблюдая, как резвятся дети, и слушая щебет птиц.

Так случилось, что я вынуждена надолго уезжать из города (ухаживаем по очереди с братом за больной сестрой в другом городе). Но каждый раз, уезжая, я уверена, что скоро вновь увижу мои любимые улицы и переулки, и, стоя на перроне вокзала, говорю: «Здравствуй, моя Йошкар-Ола, и пусть здравствуют и процветают дети твои — йошкаролинцы, и пусть шумит неспешная Кокшага, и зеленеет листва на деревьях в твоих парках и скверах, и радостно звучат детские голоса!»