Девушка-штурман и загадка авиакатастрофы

В Марий эл приезжала участник Великой Отечественной войны штурман пикирующего бомбардировщика кавалер боевых орденов Галина Павловна Брок-Бельцова — однополчанка летчиков, погибших на мендурском полигоне недалеко от Куяра в результате авиакатастрофы в годы войны


МАРИЙ ЭЛ ПРИЕЗЖАЛА УЧАСТНИК ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ ШТУРМАН ПИКИРУЮЩЕГО БОМБАРДИРОВЩИКА КАВАЛЕР БОЕВЫХ ОРДЕНОВ ГАЛИНА ПАВЛОВНА БРОК-БЕЛЬЦОВА — ОДНОПОЛЧАНКА ЛЕТЧИКОВ, ПОГИБШИХ НА МЕНДУРСКОМ ПОЛИГОНЕ НЕДАЛЕКО ОТ КУЯРА В РЕЗУЛЬТАТЕ АВИАКАТАСТРОФЫ В ГОДЫ ВОЙНЫ

 Об этой авиатрагедии «Й» писала в № 25 от 30 июня 2015 года. Тогда на полигоне были обнаружены обломки военного самолета, и сама катастрофа представляла сплошную загадку.

 Сейчас завеса тайны приоткрыта. Но обо всем по порядку.

ГОЛОДНАЯ И СНЕЖНАЯ ЙОШКАР-ОЛА

Галина Павловна Брок-Бельцова родилась в 1925 году в Москве. Когда в 1941 году началась война, а враг уже прорывался к столице, весь ее класс отправился в райком комсомола со словами: «Хотим защищать Москву!» Юной Галине тогда было всего 16 лет, но она прибавила себе возраст на год. Самых спортивных из класса отправили в авиационное училище связи, которое готовило радистов, синоптиков и метеорологов для авиации, но при этом там преподавали еще и штурманскую подготовку. Сама Галина Павловна училась на метеоролога. В 1943 году девять человек с ее потока, включая и нашу героиню, отправили в Йошкар-Олу, в 3-й запасной авиационный полк, для переучивания на штурманов. Тогда все бредили романтикой полетов, не зная страшной авиастатистики.

Будущая летчица обучалась на Павловском аэродроме (сейчас это аэродром ДОСААФ в Шойбулаке). В 3-м запасном полку училась зимой. «Йошкар-Ола после училища холодная, снежная, голодная, везде деревянные тротуары, — вспоминает летчица. — Аэродром не бетонирован, все заносило снегом, трактор его утрамбовывал, а мы вручную лопатами раскидывали снег перед кабинами самолетов, чтобы можно было вывести их на полосу».

На Павловском аэродроме учились сначала на СБ и ТБ-3, а потом на ПЕ-2 — пикирующих бомбардировщиках. По словам Бельцовой, машина эта сложная, американцы не могли на ней летать, а вот наши девчонки и мальчишки с ней справлялись. Конечно, без жертв не обходилось, в том числе и во время учебных полетов. Если самолет переворачивался, летчики еще выбирались, а вот инструкторы оставались под фюзеляжем. Галина Павловна помнит, как они спасали своего командира Георгия Степановича Бельцова, делая подкоп под кабину: нужно было торопиться, потому что воздуха у инструктора оставалось совсем мало. Впоследствии, после войны, он стал ее мужем, а во время войны писал своей любимой по три письма в день.

В 1944 году Галина Павловна получила звание младшего лейтенанта и была отправлена на фронт в полк имени Марины Расковой, прославленной летчицы, одной из первых женщин, удостоенных звания «Герой Советского Союза». Во время войны Раскова сформировала три женских полка, а фашисты звали ее летчиц «Расковцы — летающие ведьмы». И вот в таком полку служила наша героиня. Галина Брок-Бельцова совершила 36 боевых вылетов, и это только с подтвержденным бомбометанием (при вылетах обычно результаты фотографировались). После окончания войны она сразу подала заявление на увольнение — свой долг Родине отдала. Своим профилем выбрала историю: с успехом окончила МГУ, аспирантуру, стала доцентом, преподавала историю 60 лет. Сейчас Г.П. Брок-Бельцова — почетный член Союза женщин летных специальностей «Авиатриса», вице-президент клуба «Авиатриса».

ЛЕТЧИКОВ БЫЛО НЕ ДВА, А ШЕСТЬ

Во время своего нынешнего приезда в Йошкар-Олу Г.П. Брок-Бельцова посетила захоронения военных летчиков, встретилась с учащимися и краеведами нескольких школ, а также присутствовала на открытии поклонного креста на месте авиакатастрофы под Куяром. Напомним, как открывалась завеса тайны того события, произошедшего во время Великой Отечественной войны.

Осенью прошлого года в музей ГУЛАГа заглянул мужчина, рассказавший директору музея и руководителю общества «Мемориал» Николаю Аракчееву о том, что видел недалеко от Куяра обломки самолета. Конечно, эта информация заинтересовала исследователя, ведь он также работает с юными следопытами и поисковым отрядом. Дождавшись лета, следопыты отправились прочесывать местность, попутно опрашивая встречающихся людей. Один из них, дорожный рабочий Сергей Лысиков, краевед в душе, показал место катастрофы — в 15 км от Йошкар-Олы, между Кокшайским и Казанским трактом. В то время на объездной дороге велись ремонтные работы, и дорожники, не понимая, что это за место, утрамбовывали его бульдозерами. Конечно, к приходу поисковиков это было уже мародерски разворованное место, с 90-х годов какие-то детали самолета, оставшиеся после катастрофы, сдавали в металлолом, да и после Великой Отечественной войны местные жители растаскивали фрагменты обшивки самолета кто на дом, кто на баню. От дальнейшего мародерства поисковики это место огородили и продолжили, так сказать, раскопки — были найдены сотни ценных артефактов: части энергосистемы самолета, части обшивки, пряжки от ремней безопасности и даже фрагменты оружия. В течение всего лета юные следопыты расчищали это место.

Разобрать все остатки самолета — это еще полдела, большая работа была проведена по установке фактов авиакатастрофы. Первоначально думали, что это был штурмовик ИЛ-2, учебный. Была также версия, что самолет был сбит немцами, которые в 1941 году разбрасывали фашистские листовки над Марий Эл, но эта версия всерьез не рассматривалась. Так как думали на ИЛ-2, предполагалось, что погибли только два пилота, и даже была версия, что одна из них девушка — кто-то из местных старожилов рассказал, что в 1944 году на деревьях рядом с местом аварии видели женскую косу. По опросам местных старожилов все-таки больше склонялись к тому, что авария произошла в 1944 году.

В общем, предстояло перерыть немало архивных документов, что и было сделано. Как рассказал директор музея ГУЛАГа Николай Аракчеев, исходя только из места аварии, невозможно было узнать, кто именно погиб на полигоне. Потому решено было идти от обратного: раз случилась авария и кто-то погиб, погибшие должны быть где-то захоронены. Начали проверять историю всех братских захоронений летчиков, подняли различные архивы — газетные, а также школьные (Куярская школа еще раньше начала исследовать место аварии). Кое-где было упомянуто село Нурма. Вспомнили, что там тоже есть братская могила. Потом в Нурминской школе обнаружилась переписка с военным архивом Минобороны, были найдены документы 1985 года, из которых уже и узнали информацию о погибших.

Итак, в найденных документах значится: «20 сентября 1944 г. в 10 ч. 45 мин. в междуречье Нольки и М. Кокшаги (19 кв. Подборнинского л-ва, Куярского л-хлза, ныне 136 кв. УОЛХ ПГТУ), произошла страшная авиатрагедия времен войны в МАССР. Во время обкатки и учебных стрельб потерпел катастрофу 2-х моторный дальний бомбардировщик ИЛ-4 с 6-ю в./сл. на борту. Весь экипаж 20-летних курсантов (из добровольцев-новобранцев Алтайского и Красноярского краев, двое из Н. Новгорода) 3-го ЗАП 9-й ЗАБ (Казань) во главе с инструктором-командиром звена 1-й эскадрильи погибли на месте, фактически сгорев заживо. В пекле полыхающей 8-тонной крылатой машины два дня бушевали на всю округу разрывы боекомплекта и остатков топлива».

Поисковики наконец-то собрали воедино цепь загадочных событий этой аварии. Это оказался ИЛ-4, а членов экипажа было шестеро. Сейчас пилот, два штурмана и стрелки-радисты покоятся в братской могиле на окраине Митькинского военного аэродрома по месту их службы у с. Нурма Медведевского района. Это были лейтенанты Алексей Колесников, Евгений Добровольский, младшие лейтенанты Петр Едрец, Василий Овценов, Василий Кущев и старшина Василий Лебедев.

Для справки: 3-й запасной авиационный полк объединял Митькинский аэродром у с. Нурма и Павловский у с. Шойбулак. И хотя посетившая Йошкар-Олу летчица Галина Брок-Бельцова и эти курсанты учились летать в Марий Эл в разное время, да и на разных аэродромах, она не могла не отдать дань памяти на месте их гибели, ведь эти ребята — ее однополчане. «Честь вам и хвала! — поблагодарила поисковиков Галина Павловна. — Так рождаются имена неизвестных героев, а пока есть неизвестные герои, война не закончилась».

Ирина СУВОРОВА