До абсурда доводить не будем

С января 2014 года начнет действовать новый порядок оказания скорой специализированной помощи. О новшествах, которые ждут службу, рассказывает читателям главный врач Йошкар-Олинской станции скорой помощи Валерий Суренович МАНУКЯНЦ.


С ЯНВАРЯ 2014 ГОДА НАЧНЕТ ДЕЙСТВОВАТЬ НОВЫЙ ПОРЯДОК ОКАЗАНИЯ СКОРОЙ СПЕЦИАЛИЗИРОВАННОЙ ПОМОЩИ

О новшествах, которые ждут службу, рассказывает читателям главный врач Йошкар-Олинской станции скорой помощи Валерий Суренович МАНУКЯНЦ.

— Валерий Суренович, проект приказа Минздрава России о новом порядке оказания скорой помощи обсуждался долго и горячо, замечаний и предложений поступило много. Вы считаете, все они учтены?

— А вы знаете, что обсуждался один проект, а принят совершенно другой?

— Да?! А он лучше или хуже?

— Москва, к сожалению, принимает нормативные документы, которые в регионах иногда невозможно выполнять в полном объеме. Новый порядок очень осложняет нашу работу.

— Что вас в нем не устраивает?

— Многое. К примеру, то, что сейчас все бригады будут выездными, кроме психиатрических и реанимационных. А что мне делать с бригадами интенсивной терапии (БИТами)? Перевести их в реанимационные я не могу, для этого персонал надо учить год-два. Кто согласится это время жить на стипендию в 6 — 7 тысяч? Или возьмем утвержденный примерный перечень медикаментов, которые должен быть в каждой бригаде. Не понимаю, чем руководствовались разработчики перечня. Если раньше каждая бригада (линейная, педиатрическая, БИТ) имела свой набор медикаментов, то сейчас он един для всех бригад. К чему педиатрической бригаде возить с собой нитраты, антиаритмические средства, тромболитики, если сердечных приступов и аритмий у детей практически нет, не говоря уж об инфаркте миокарда? Ладно бы эти средства стоили копейки, но ведь те же тромболитики в дозе на одного больного — от 50 до 80 тысяч! Бригада эти медикаменты «откатает», срок годности их выйдет, и что мне с ними делать? Списывать? А потом придет проверка и всыпет мне по первое число за эти 80 тысяч! И не выполнить приказ не могу: специалисты Росздравнадзора берут при проверках сумку и смотрят по списку, что есть, а чего нет. К тому же какой-то светлой голове пришло на ум внести реланиум и подобные препараты в список наркотических, и сейчас надо заводить специальные журналы на каждую бригаду, в целом на станцию и отчитываться особым образом. А у нас и так писанины выше крыши!

— Было еще предложение ввести должность фельдшера-водителя…

— И ввели! Вы можете это представить? Нет? Вот и я не могу. Из водителей фельдшеров делать или из фельдшеров — водителей? Ну, может, кто-то из фельдшеров и согласится ради дополнительных денег совмещать, но раньше водитель скорой был специально обученным человеком, профессионалом высокого класса, а что сейчас? У нас и на водителей, ждущих бригаду в машине, иногда нападают, а тут оставим машину без присмотра и пойдем оказывать помощь? Я понимаю, что это делается в целях экономии: человеку, скажем, заплатят ставку как фельдшеру и 0,5 — 0,75 ставки (а не две!) водителя. Но боюсь, скупой все-таки заплатит дважды.

— А изменилось ли что-то в нормативе прибытия бригады к больному? Или остались те же 20 минут?

— Об этом вообще ничего не сказано.

— Как это? Больному и его родным важнее всего, в какие сроки прибудет помощь!

— Сейчас введено понятие транспортной доступности. Место расположения станции скорой помощи «должно устанавливаться с учетом 20-минутной транспортной доступности». Станция может располагаться и в 5-минутной доступности, а машина прибудет через полтора часа! И как спросить за опоздание с бригады, если в порядке нет четкого нормативного времени доезда? А у населения в голове засела цифра — 20 минут.

— А еще обсуждалось предложение о введении неотложной помощи в поликлиниках — надеялись, что это разгрузит станцию скорой. Как с этим?

— Скорую разделили на экстренную и неотложную. И теперь, по мысли разработчиков документа, всей работой на станции, видимо, должен руководить не кто иной, как фельдшер-диспетчер. Именно он должен определить на основании расспросов позвонившего на «03», чему угрожает возникшее состояние больного: жизни или здоровью. В первом случае он должен отправить бригаду срочно, а во втором можно подождать. Самое удивительное в том, что теперь человек может и не звонить на станцию, а просто послать SMS-сообщение: нуждаюсь, мол, в помощи. Он же не будет подробно расписывать в SMS-ке, что произошло. И что делать диспетчеру? Кого и когда посылать?

— Валерий Суренович, в проекте еще было предложение о том, что врач скорой, который привез больного в стационар, не уезжает сразу, а остается там с ним, оказывает помощь, назначает обследования. Так и будет?

— Слава богу, нет! Но зато в стационаре должно быть открыто отделение скорой помощи, куда помещают доставленного на скорой больного. Там он должен находиться не более трех суток, а дальше его или выписывают, или помещают в специализированное отделение больницы.

— На ваш взгляд, реально ли открыть такие отделения в наших больницах?

— Главврачи к идее относятся без энтузиазма: это наращивание расходов, ведь нужны помещения, штаты. Если человек три дня находится в таком отделении, так он там не просто должен лежать, его же лечить надо! Значит, там нужны врачи разных специальностей. Где их взять? Вызывать докторов из специализированных отделений? Да с чего это? У них своя работа. Это еще не все. Сейчас должна существовать скорая вне лечебных учреждений, скорая в стационарах и скорая в амбулаторных учреждениях — поликлиниках. То есть прикрепленное население может вызывать врача из поликлиники для оказания неотложной помощи.

А население об этом знает?

— Меня больше волнует, что врачи поликлиник не смогут оказать экстренную помощь на должном уровне, и винить их в том нельзя: они же не занимаются такой практикой ежедневно, как наши доктора. Поликлиника, думаю, просто передаст вызов на «03».

— А что подразумевается под «скорой специализированной медицинской помощью»?

— Раньше специализированная скорая летала на вертолете, а обычная ездила на машинах. А как теперь — в документе не расшифровано.

— Валерий Суренович, судя по вашим эмоциям, утвержденный порядок не только не ответил на некоторые вопросы организации службы, но и породил новые. Как все это отразится на обслуживании населения?

— Очень надеюсь, что никак не отразится. До абсурда ничего доводить не будем.

Беседовала Ольга БИРЮЧЕВА