КУЛЬТУРА, ИСТОРИЯ, РЕЛИГИЯ

Доцент МарГУ Сергей Журавлев: «Некоторые дамы всерьез начали именовать себя авторками, редакторками и адвокатками»

Об особенностях русского языка рассказывает Сергей Журавлев, кандидат филологических наук, доцент МарГУ.

Знаю ситуацию, когда одна работница обиделась на запись «кастелянша» в своей трудовой книжке. Ну, что поделать: в русском языке есть такая официальная должность в значении «сотрудница учреждения, занятая хранением и выдачей белья». К просторечным словам типа «авторша» или «докторша» кастелянша отношения не имеет.

Любопытно, что в последние годы популярность стали набирать феминитивы – ярко выраженные наименования женщин. Некоторые дамы всерьез начали именовать себя авторками, редакторками и адвокатками.

Всплеск женского самосознания, помнится, наблюдался в первые десятилетия советской власти, когда в полный голос заявляли о себе выдвиженки, депутатки, селькорки и шахтерки. Но со временем в речевую практику вернулись привычные сочетания «женщина-врач», «женщина-депутат» и др. Впрочем, ХХI век неожиданно вернул в активную повестку вопрос о феминитивах.

Вряд ли суффиксы со значением женскости (есть такой лингвистический термин) станут массовым явлением в нашей речи. Уверен, что многие женщины в словах типа «адвокат», «режиссер», «директор» видят обозначение статуса, должности, а вовсе не дискриминационный повод. Тем более что если «студентка», «аспирантка», «спортсменка», «писательница» выглядят вполне привычно, то многие феминитивы используются, увы, с иронией: олигархиня, поэтка, авторица, форумчанка…

Напомню, что в прежние времена слова «докторша» современные варианты «кондукторша», «вахтерша», «билетерша» носят обиходный характер.

Меня однажды даже спросили, есть ли в русском языке слово «учительница». Я не сразу сообразил, о чем речь. Слово «учительница», конечно, есть в русском языке. Другое дело, что в деловой коммуникации пока существует лишь должность «учитель», «педагог» – и никак иначе.

Фото с личной страницы автора ВКонтакте.