ОБЩЕСТВО

Доцент МарГУ Сергей Журавлев рассказал о «пупошах», «сверственниках» и «проблеме сетячего образа жизни»

Кандидат филологических наук, доцент МарГУ Сергей Журавлев, продолжая цикл публикаций «говорим  пишем правильно», рассказал читателям газеты «Йошкар-Ола» о «пупошах», «сверственниках», «проблеме сетячего образа жизни», а также о других новых для русского языка словах и уместности их использования.

— Одна девушка позвонила на радио и в прямом эфире пожаловалась на то, что дома ее ругают. Она ласково называет своего любимого котенка «пупошей», а родственники говорят ей: не выдумывай, нет такого слова в русском языке. Справедлива ли такая критика?

Здесь следует различать условия коммуникации – формальные и неформальные. В строгих текстах типа законодательного акта или служебного документа слова типа «пупоша» немыслимы. В любых формах делового общения рекомендуется придерживаться нормативного языка. Ведь основная задача такой коммуникации – точное доведение нужных сведений до собеседника.

В выпускном сочинении по русскому языку тоже необходимо ориентироваться на существующие общепринятые правила. Когда ученик пишет «оконцовка мысли» вместо «завершение мысли», «сверственники» вместо «сверстники», «законопослушие» вместо «законопослушание», он демонстрирует слабое знание русской грамматики. А экзамен как раз предполагает обратное: способность выпускника показать владение нормами языка.

Однако знание грамматических структур может быть настолько хорошим, что говорящий и пишущий порой позволяет себе сознательный отход от правил в стилистических целях. Особенно часто этим приемом пользуются журналисты. Например, в рассуждении о верующих публицист пишет, что в своем отношении к храму люди делятся на прихожан, захожан и прохожан.

Публицисты пишут о деятелях культуры и околокультуры, о заборо– и сериалостроении, о проблеме сетячего образа жизни (в Интернете). Или, например, о том, что во время пандемии «миллионы людей по всему миру добровольно самозаточились дома».

Работники салонов сотовой связи старые модели телефонов полушутливо называют обычными звонилками и бабушкофонами. Таких слов нет даже в самых новых толковых словарях, но в неформальной речи такие вольности допустимы.

В живой разговорной речи человек, хорошо знающий родной язык, способен на ходу сочинить слово, близкое по форме и смыслу тому, что хотел сказать. Так появляются, скажем, помогальщики и проверяльщики. Вместо слова «сменщик» или «напарник» говорящий может выдать слово подменщик, и это, в общем-то, простительно для беглой, спонтанной речи.

Именно в условиях неформального общения гибкость русского языка помогает нам иногда конструировать не вполне литературные единицы, если это уместно и оправданно.

Фото с личной страницы автора ВКонтакте.