Двенадцатая, на выезд!

Чтобы понять, как работают специалисты скорой, корреспондент «й» надела белый халат и целый день проработала в одной из бригад. Скорую любят ругать за нерасторопность и равнодушие, за которое, впрочем, пациенты часто принимают обычное спокойствие врачей, необходимое им для принятия взвешенных решений. Но несмотря на претензии к скорой, при экстренных ситуациях мы все равно набираем 03.


ЧТОБЫ ПОНЯТЬ, КАК РАБОТАЮТ СПЕЦИАЛИСТЫ СКОРОЙ, КОРРЕСПОНДЕНТ «Й» НАДЕЛА БЕЛЫЙ ХАЛАТ И ЦЕЛЫЙ ДЕНЬ ПРОРАБОТАЛА В ОДНОЙ ИЗ БРИГАД

Скорую любят ругать за нерасторопность и равнодушие, за которое, впрочем, пациенты часто принимают обычное спокойствие врачей, необходимое им для принятия взвешенных решений. Но несмотря на претензии к скорой, при экстренных ситуациях мы все равно набираем 03.

Нуждающихся в помощи всегда много, правда, бывают и неоправданные вызовы, например, когда пациент требует прислать бригаду при безобидных 37,4.

А как работает скорая помощь сегодня, насколько велика нагрузка у специалистов, какие вызовы чаще всего приходится принимать?

Чтобы ответить на эти и многие другие вопросы, корреспондент «Й» провела один день вместе с двенадцатой бригадой Йошкар-Олинской станции скорой помощи.

ГОЛОВА, ФОНЕНДОСКОП И ТОНОМЕТР

Радиус обслуживания Йошкар-Олинской станции скорой медицинской помощи — около 60 километров. За день горожане обращаются в скорую 250 — 300 раз. На помощь к ним выезжает 21 круглосуточная и 1 дневная бригады. Из них две педиатрические, три — интенсивной терапии, психиатрическая, остальные — линейные. Именно на последних ложится наибольшая нагрузка. Такое разделение бригад необходимо для оказания квалифицированной помощи. В специализированных бригадах работают узкие специалисты: педиатры, реаниматологи, психологи.

После осмотра пациента и оказания первой помощи медики скорой должны решить, достаточно ли оказанной помощи или пациент нуждается в стационарном обследовании и лечении. Так, по показаниям ребенка могут доставить в детские больницы — республиканскую либо в городскую. Взрослого пациента доставят в ту больницу, которая дежурит в этот день согласно утвержденному графику.

Иногда после соответствующего осмотра пациента, доставленного в стационар на скорой, не оставляют на лечение, а отправляют домой, причем добираться до дома ему приходится своим ходом. Комментируя данную ситуацию, врачи скорой шутят: «У нас же из всех имеющихся методов обследования и диагностики заболеваний есть только голова, фонендоскоп и тонометр». И уже серьезно добавляют: «Логично, что при любом подозрении на серьезное заболевание пациента лучше доставить в стационар для более тщательного осмотра. Пусть даже это и будет излишней предосторожностью или перестраховкой, однако такая предосторожность спасла жизнь не одному человеку. Но порой случается и так, что, обследовав пациента, специалисты стационара делают вывод, что угрозы для жизни пациента нет, и рекомендуют ему обратиться в поликлинику за назначением амбулаторного лечения. Тогда домой пациентам приходится добираться самим, увы, скорая не может их ждать, так как в это время продолжают поступать экстренные вызовы».

Сегодня в штате станции скорой медицинской помощи 40 врачей, а должно быть 77. Как говорится, комментарии излишни. Со средним медицинским персоналом дела обстоят лучше. Бригады состоят из старшего фельдшера и его помощника. Дежурят по суткам.

Два года назад городская станция получила пять новых автомашин. Срок их службы рассчитан на пять лет. В машине скорой, кроме кардиографа и оранжевого чемоданчика, именуемого укладкой, есть также кислородная укладка, родовая, перевязочная (на случай ожоговых травм), противоэпидемиологическая, противошоковая, а еще дефибриллятор для реанимационных мероприятий.

«ПРИМИТЕ ВЫЗОВ!»

Телефон в диспетчерской скорой помощи практически не умолкает, частота звонков колеблется в зависимости от времени суток.

«Примите вызов, пожалуйста», — голос спокоен, позвонивший четко отвечает на вопросы диспетчера. Так бывает не всегда, порой взволнованные родственники буквально кричат в трубку: «Приезжайте немедленно!», забывая продиктовать необходимые данные.

Диспетчер не только записывает сведения о больном, но и подсказывает, что можно предпринять для улучшения состояния пациента до приезда скорой, успокаивает взволнованных родственников. И вот здесь ему нужно обладать немалыми психологическими способностями и огромной выдержкой. Иногда и вовсе в скорую звонят для того, чтобы получить консультацию медиков.

После того как вызов принят, звучит команда по громкой связи: «12-я бригада на выезд!» Это нас. Сегодня я в составе 12-й. В ней работают два фельдшера: Ирина Лемякина, фельдшерский стаж более 20 лет, и Марина Шишмакова, она на скорой три года.

Первый наш вызов и первый пациент не доставили много хлопот — пациент с обострением хронического заболевания. В этот раз пациент не столько нуждался в медицинской помощи, сколько в присутствии людей в белых халатах, в их успокаивающих и ободряющих словах. Хронические больные в период обострения заболевания зачастую начинают паниковать, а это еще больше усугубляет их состояние. Поэтому так важно успокоить их. Оказав комплекс необходимой помощи, бригада возвращается на станцию.

Отдохнуть не удается, нас отправляют на очередной вызов. Едем на Ленинский проспект, 21. Вызов поступил из УМВД города, там плохо стало мужчине без определенного места жительства. Будучи помещенным в изолятор, задержанный устроил голодовку, в результате которой у него появились боли в животе и общая слабость. Правоохранители предположили, что мужчина просто симулирует слабость, чтобы не отвечать на их вопросы, но скорую все-таки вызвали. Ирина Лемякина измеряет у пациента температуру и давление, снимает кардиограмму, делает экспресс-анализ крови на уровень сахара и в заключение выписывает пациенту направление на обследование. В госпитализации он не нуждается. Кстати, в городском УМВД медики скорой частые гости.

Следующий вызов на ул. Куйбышева. У женщины внезапно подскочило давление. Дверь открывает перепуганный мальчуган. Пациентка взволнованна, жалуется на головную боль и озноб. С приходом медиков немного успокаивается. Рассказывает, что в последний раз давление повышалось год назад, вспоминает про старую травму головы.

— Покажите язык, оскальте зубы, надуйте щеки, закройте глаза, руки вытягиваем перед собой, указательным пальцем касаемся кончика носа, теперь другой рукой, — голос фельдшера спокоен.

Набор простых тестов дает возможность оценить состояние пациентки. Ирина Лемякина успокаивает: «Кардиограмма в норме, не беспокойтесь, ничего страшного нет, скорее всего, это последствия травмы, нужно обратиться к неврологу».

Пациентке делают инъекцию. «После укола захочется спать, не пугайтесь, так и должно быть, через час можете встать и выпить сладкий чай маленькими глотками». Через несколько минут женщину перестало знобить, ей стало легче. Только после этого медики складывают свой чемоданчик. Можно возвращаться на станцию, возможно, удастся попить чаю.

Десяти минут вполне хватило на чай, только допили — и снова: «12-я на выезд!»

Везем пациента из 2-й поликлиники в сосудистый центр. Мужчина приехал на осмотр после проведенного шунтирования, контрольный снимок насторожил медиков.

Не успели доставить пациента в центр, как поступил новый вызов: 57-летний мужчина, головокружение. Скорую встречают супруга и сын пациента. Медиков настораживает невнятная речь мужчины.

— По квартире ходите нормально?

— Ходит кое-как, — отвечает за пациента его сын.

— Покажите фотографию в паспорте, левый краешек глаза всегда висит? — обращается фельдшер к больному. Мелочей в деле правильной постановки диагноза нет.

— Руки ставим на коленки, встаем, пятки вместе, носки врозь, руки перед собой, стоим. Теперь глазки закрыть, ноги вместе. Левая нога не слушается?

— И что вы меня так мучаете? — пытается пошутить мужчина.

Однако фельдшеру, по всему видно, не до шуток:

— Пальцы мои сжимаем. Ну все, оставьте, мне еще до утра работать.

После проведенных тестов медики делают заключение: «Подозрение на инсульт». Как оказалось, мужчина в таком состоянии находится третий день, а значит, по словам медиков, золотое время, необходимое для быстрого восстановления (первые шесть часов от начала появления симптомов), к сожалению, упущено. Пациента доставили в сосудистый центр. Там ему окажут квалифицированную помощь.

Следующему пациенту, вернее пациентке, плохо стало прямо в аптеке — боли в животе. В ходе расспросов выяснилось, что ей однажды уже ставили диагноз «непроходимость кишечника». Бабушку пришлось доставить в городскую больницу.

На часах — обеденное время. Нам повезло, вызовов пока нет, и мы успеваем подкрепиться.

И вот опять звучит очередное: «12-я на выезд!» На остановке по ул. К. Маркса стало плохо женщине — закружилась голова. Женщина призналась, что голова кружилась у нее в течение дня, но сейчас стало совсем плохо. И опять приемный покой городской больницы, сегодня ее дежурство.

За смену наша бригада побывала на 15 вызовах. Самые сложные пришлись на ночь: оказывали помощь беременной женщине и мужчине с резко упавшим кровяным давлением.

— Хорошо хоть в этот раз «пустых» вызовов не было, а значит, мы уходим отдыхать с чувством выполненного долга, — устало улыбается Ирина Лемякина.

ПРОСТО НЕЛЬЗЯ ИНАЧЕ!

— Сложностей мы не боимся, такая у нас работа, — продолжает Ирина. — А вот опасности… Случается, что скорая сама нуждается в экстренной помощи, ведь бывают вызовы к нетрезвым и агрессивным пациентам. Меня саму не раз и за грудки хватали, и угрожали. А 11 ноября пришлось отзывать другую бригаду с вызова из-за нападения молодого человека на работников скорой, который находился под воздействием спайса. Но самые жуткие воспоминания — пожар на хладокомбинате. Наверное, вы о нем слышали, мы как раз тогда дежурили. Хозяин закрыл работников и ушел, а тут пожар, повезло тем, кого выбросило взрывной волной. После таких трагедий вызовы на температуру 37,5 и головную боль кажутся просто капризами людей. И еще невыносимо, когда гибнут дети, с этим смириться трудно. Выезжали как-то на вызов. Пожар в квартире, где находились дети 5 лет и 9 месяцев. Они задохнулись, а отец выжил. Самое ужасное, что, если бы он был трезв, беды удалось бы избежать. Бывает, выезжаем на травмы, которые происходят с детьми из-за недосмотра родителей. Один раз оказывали помощь и доставляли в стационар малыша, который повредил голову, качаясь на качелях. Часто случаются такие ситуации, когда любознательные малыши засовывают в нос бусинки, вату и прочее. Извлекаем инородные тела, успокаиваем малышей, дышим вместе с ними.

Количество вызовов, как заметили на скорой, зависит еще и от дня недели. Традиционно много вызовов приходится на выходные и праздники — двадцать и более в смену на одну бригаду. Например, в прошедшие ноябрьские было много вызовов к пациентам с острыми коронарными приступами. Обычная картина: в выходные дни дети, внуки, родственники навещают своих бабушек и дедушек и, выслушав их жалобы на здоровье, набирают 03. На медицинском сленге такие дни здесь называют родительскими днями. Даже возрастная тенденция вызовов прослеживается. Например, утром в праздники вызывали скорую к 78 — 82-летним бабушкам, вечером — к пациентам среднего поколения, т. е. к тем, которые «хорошо» отдохнули, а уже ближе к ночи и ночью пошли вызовы к «золотой» молодежи, развлекающейся в ночных клубах. Медики сетуют, что часто приходится выезжать к пьяным. Алкоголиков в сознании отправляют в полицию, если нетрезвые пациенты пребывают в бессознательном состоянии, то их доставляют в больницу. Кстати, медиков городской больницы это обстоятельство весьма огорчает. Приходится тратить материальные ресурсы и отрывать докторов от лечения и спасения жизней добропорядочных граждан на приведение в чувство и лечение алкоголиков.

 Бывают также и вызовы из разряда особенных — они и сложные, и одновременно радостные. В результате таких вызовов Йошкар-Ола пополняется новыми маленькими горожанами. Ирина Лемякина приняла роды почти у 10 рожениц, с ее помощью на свет появились 9 девочек и один мальчик.

И за этих малышей, и за помощь, связанную со здоровьем горожан, и за такой нелегкий и такой необходимый нам всем труд стоит сказать спасибо всему персоналу станции скорой помощи, начиная от главврача и заканчивая водителями машин.

И еще немного о равнодушии и черствости, о которой так любят упоминать некоторые наши сограждане, характеризуя работу городской скорой. Тут важно понять главное: спокойствие медиков — это вовсе не их безразличие к пациенту.

Прислушайтесь к словам фельдшера с более чем 20-летним стажем работы Ирины Лемякиной:

— На вызове суета не нужна, тут пациента, прежде всего, надо успокоить, и потому мы должны быть спокойными, уверенными в себе и выдержанными, все это действует на пациентов не хуже лекарств. И потом, только в таком состоянии мы можем принять верное решение, а ответственность на нас лежит огромная, и не только за здоровье пациентов, но и за их жизнь.

Пожалуй, добавить тут нечего.

Кроме разве как обращения к автолюбителям — уступите дорогу спешащей по вызову скорой!

Надежда КРАСНОВА