Это нужно живым!

Согласно российскому законодательству участникам великой отечественной войны, умершим в советское время, невозможно поставить надгробие за счет государства. В редакцию «Й» обратилась уроженка Йошкар-Олы, которая пытается защитить право на звание участника Великой Отечественной войны врача Марии Ильинской, умершей еще в 1979 году.


СОГЛАСНО РОССИЙСКОМУ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВУ УЧАСТНИКАМ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ, УМЕРШИМ В СОВЕТСКОЕ ВРЕМЯ, НЕВОЗМОЖНО ПОСТАВИТЬ НАДГРОБИЕ ЗА СЧЕТ ГОСУДАРСТВА

В редакцию «Й» обратилась уроженка Йошкар-Олы, которая пытается защитить право на звание участника Великой Отечественной войны врача Марии Ильинской, умершей еще в 1979 году.

За могилой врача давно ухаживает семья Надежды Абрамовой — воспитанницы и сослуживицы Марии Ильинской, медсестры Республиканского кожно-венерологического диспансера. В 2013 году обнаружился отпускной билет военного эвакогоспиталя, в котором во время войны служила врач Ильинская. Так стало известно, что она была участником ВОВ. Надгробие, которое стоит на могиле врача Ильинской, в настоящее время разрушается, и требуется установить новое с соответствующей участнику войны надписью. Но как оказалось, за счет государства этого сделать нельзя.

ПУТЬ ВРАЧА

Мария Ильинская — уроженка Москвы, здесь она окончила мединститут перед самой войной — 21 июня 1941 года. В начале декабря 1941 года Ильинскую мобилизовали, и всю войну она несла службу в эвакогоспитале № 3264 начальником отделения. По архивным записям, с 1941 по 1943 год госпиталь работал в Астрахани, потом был в составе Приволжского, Сталинградского и Северо-Кавказского военных округов, а в 1944 — 1945 гг. он действовал в Киеве и Гайсине Винницкой области до своего расформирования.

Не снимая шинели в 1948 году Мария Александровна поехала в Йошкар-Олу, здесь три года как старший инспектор она занималась организацией лечения инвалидов ВОВ при Минздраве Марийской АССР. Затем была переведена на работу в Республиканский кожно-венерологический диспансер, с которым связана ее трудовая деятельность до пенсии. Старший лейтенант медслужбы Ильинская стояла на военном учете до 1959 года. К 50-летию Великого Октября ее имя было занесено в Книгу почета Республиканского кожвендиспансера. По воспоминаниям семьи Абрамовых, Мария Александровна была скромным человеком. Она скончалась от тяжелой болезни и была похоронена на кладбище Туруново.

КОМУ ПАМЯТНИК И ЗА ЧЕЙ СЧЕТ

Типовое надгробие на могиле врача потрескалось и вот-вот разрушится. Обратившаяся по этому вопросу в редакцию жительница г. Йошкар-Олы принесла кипу бумаг с отказными ответами всевозможных государственных инстанций и общественных организаций, начиная от Йошкар-Олинского военного комиссариата и заканчивая Минобороны России, куда она писала, основываясь на российских Законах «О ветеранах», «О погребении и похоронном деле», «О благотворительной деятельности», в которых четко указано, что изготовление и установка надгробных памятников участникам Великой Отечественной войны положены за счет Российской Федерации.

А дело в том, что в этих законах не оговорено, с какой даты смерти можно ставить памятники за счет федерального бюджета. В советское время бесплатные памятники не полагались, а наше государство впервые закрепило социальную гарантию на установку надгробия умершим участникам войны за счет Министерства обороны по Закону «О статусе военнослужащих», введенному в действие с 1.01.1993 г.. И так повелось, что бесплатно памятники начали ставить ветеранам, умершим в год образования новой России и позднее. В 2007 году был издан указ президента России «О некоторых вопросах увековечивания памяти погибших…», по которому появилась возможность ставить памятники за счет федерального бюджета участникам войны, умершим в период с 12 июня 1990 года по 31 декабря 1992 года, и только. Все остальные, умершие ранее 1990 года, оказались не у дел.

Близкие ветеранов со всех регионов России, желающие увековечить память отдавших жизнь за Родину предков, повсеместно поднимают вопрос о внесении изменений в законодательство. Законодательным собранием Амурской области даже был предложен к рассмотрению в Правительстве РФ соответствующий законопроект, но он не был поддержан. Подобный законопроект в сентябре 2014 года предложили и несколько депутатов Госдумы, в настоящее время над ним ведется работа, и пока он не был заслушан даже в первом чтении.

Казалось бы, граждане бессильны в подобной ситуации. Но есть и вдохновляющие примеры: в 20 сельских поселениях Удмуртии были установлены надгробия на могилах участников ВОВ, умерших ранее 1990 года. На эти обращения откликнулась депутат республиканского Госсовета, привлекшая деньги спонсоров.

ОТ АВТОРА

Если честно, избирательное отношение российского законодательства по увековечиванию памяти участников ВОВ кажется, по меньшей мере, нелепым. Странная мерка подвига… В конце концов, все ветераны и участники войны внесли свой вклад в Победу. Вне зависимости от даты смерти. Среди них, вероятно, немало и таких, как врач М.А. Ильинская, которые умерли до 1990 года и о которых забыли при выходе Закона «О ветеранах». Будем надеяться, что в год 70-летия Победы законопроект, внесенный в Госдуму, будет рассмотрен положительно. И пусть установка надгробных памятников больше нужна живым, чем мертвым. Но ведь в этом и суть: чтобы помнить.

Ирина СУВОРОВА