актуальное интервью ПРОФЕССИИ

Фотограф из Йошкар-Олы Евгения Трембач уверена, что некрасивых людей не бывает

Она снимает «честные портреты», подходя к делу с душой. Стиль ее фоторабот заметно выделяется среди других местных фотографов. На фотосессии Евгении вы не увидите ярких декораций и шаблонных поз. По словам Жени, для нее фотография — больше, чем просто картинка. О том, как она пришла в профессию, а также, почему она против фотошопа и ретуши, девушка рассказала в интервью городскому еженедельнику.

Расскажите о себе, как пришли в фотографию?

По первому образованию я бухгалтер, закончила Политех с красным дипломом. Год отработала по профессии и ушла, потому что мне хотелось чего-то другого, я поняла, что бухгалтерия — это вообще не мое. А впервые заинтересовалась фотографией, когда еще училась в университете. Моя мама — инструктор по дайвингу. И я иногда с группой ездила понырять. В какой-то момент мне захотелось поснимать весь этот процесс, чтобы у людей какие-то фотографии оставались на память. Купила фотоаппарат самый простенький и начала фотографировать. Потом поняла, что мне не хватает навыков и пошла учиться на курсы в один из местных техникумов. Учеба там, как я сейчас понимаю, была просто ни о чем. Но мне тогда было нормально, я подумала, что очень крутая, купила фотик получше и решила, что теперь буду фотографом.

Как происходило ваше становление, как фотографа?

Я долго приставала к своим друзьям: «Я теперь фотограф, давай я тебя буду снимать бесплатно!»  Но даже бесплатно не сильно все соглашались, потому что фотографировала я так себе. Мне кажется, многие проходят такое становление, когда ты решаешь быть фотографом, особо про это ничего не понимая, и первая стадия — это «Да я снимаю шедевры!», хотя на самом деле кадры не очень. Вот и я думала так же. Сейчас я смотрю на свои старые фотографии и понимаю, что они ужасны. В этой стадии я находилась примерно год. Потом я начала немного «въезжать» в тему, и сразу открыла свою студию. Сначала у меня были интерьеры, снимала тематические фотосессии. А потом, когда я наснималась до рвотного рефлекса, поняла, что меня не удовлетворяет то, что я делаю. И опять пошла учиться. И вот тут я прозрела. Разочаровалась в себе, поняла, что делаю какую-то фигню. Пошла череда обучений, на протяжении почти 6 лет я постоянно училась. И сейчас я тоже учусь, просто не так часто, как раньше. Ездила в Москву, в Питер, и онлайн курсы всякие покупала, даже в Грузию ездила на месяц на фотоучебу. Я поняла, что мне необходимо обязательно учиться, чтобы не впадать в профвыгорание. Когда ты делаешь одно и то же, понятно, что от этого устаешь. Я пришла года два назад к четкому пониманию, чего я хочу. Так выработался мой собственный стиль в фотографии. Сейчас я принципиально не снимаю, то, что мне не нравится. Я практически не ретуширую фото, не буду делать из 52 размера 48. Я не снимаю в пышных платьях, взятых на прокат, не буду фотографировать возле камина или на кровати. И сейчас меня об этом уже даже не просят. Я к этому долго шла.

Как вы боретесь с профессиональным выгоранием?

— Нужно постоянно учиться. А еще в моей профессии очень важно вдохновляться кем-то. Поэтому я часто езжу на различные мастер-классы, когда в какой-нибудь крупный город приезжает фотограф мирового уровня. Посмотреть на его работу – это очень вдохновляет. Это важно, потому что наша работа эмоциональная, и на своих съемках я очень эмоционально вовлекаюсь. Поэтому в последнее время не беру больше одной съемки в день. Я уже сталкивалась с тем, что, когда сильно эмоционально вовлекаюсь, могу даже заболеть, или выгореть. Чтобы максимально проникнуться  в каждую съемку, клиент должен быть один в день. Тогда я только о них думаю и могу на все 100 % выложиться.

Как вы называете стиль, в котором работаете?

— Так как в последнее время я стала все больше погружаться в психологию, то могу назвать то, что я делаю психологическим портретом. Я веду свой курс онлайн под названием «Учусь видеть». На курсе своим ребятам рассказываю, как мы себя внутренне чувствуем и как мы на самом деле относимся к людям, вот это и есть, по сути, наша фотография. Мы в свои кадры привносим свой внутренний мир. Если ты этого не делаешь, то к фото относишься как просто к картинке. В таком случае она и будет просто картинкой. Чтобы показать человека таким, какой он есть, показать его душу на фото, я ухожу от обработки. Ретуширую, но по минимуму. Я к этому пришла, когда стала сама себя адекватно воспринимать, то есть какие-то свои возрастные изменения, что я меняюсь, что я не идеальная. И когда я себя полюбила, мне стало настолько кайфово. Теперь объясняю всем своим клиентам, что не надо замазывать морщины, какие-то индивидуальные особенности. Говорю им, что они очень классные в своем возрасте.

А как люди на это реагируют?

— Те, кто идут именно ко мне, реагируют адекватно, они готовы на это. На самом деле в 80 % случаев ко мне приходит человек и с порога говорит: «Я не умею и не люблю фотографироваться. Не люблю себя, но хочу полюбить».  Я всегда стараюсь показать красоту, при помощи ракурсов, поз, работы со светом. Я считаю, что каждый человек красив. Надо отходить от стандартных представлений о красоте. Очень важно, на мой взгляд, перестать себя сравнивать с другими людьми. Потому что, когда смотришь на все эти идеальные тела и жизни в Инстаграме, начинаешь чувствовать себя ущербным.  Невольно впадаешь в апатию. Я очень долго училась себя вообще ни с кем не сравнивать. И когда я научилась это делать, мне настолько стало приятно снимать абсолютно любого человека. И если раньше я вешала на людей ярлыки. Как ты можешь снять человека хорошо, если ты сам не считаешь его красивым? Да ты хоть умри, не снимешь ты этого человека хорошо! Сейчас нетипичная непортфолийная внешность меня не пугает, а привлекает. Я знаю, что с помощью фото могу доказать человеку, что он прекрасен, попытаться избавить его от комплексов. Мне правда хочется помочь.

Были ли случаи, когда после фотосессии с вами у человека реально менялась жизнь к лучшему?

— После съемки многие мне пишут, что реально начинают менять отношение к себе. И это классно. Была у меня одна девушка, от которой ушел муж. Она осталась одна с маленьким ребенком на руках. Конечно, она была эмоционально разбита, не уверена в себе. После фотосессии она написала: «Оказывается, я настолько офигенная!» А после того, как она выставила эти фото у себя в профиле, ей написал молодой человек, с которым она была знакома заочно. Он приехал к ней из Москвы, и через полгода они поженились. Девушка отправила мне фото с кольцом и написала: «Уверена, что это благодаря тебе». Вообще, часто приходят женщины после развода. Приходят люди после болезни, например, онкология. Химиотерапия же до неузнаваемости порой меняет людей. Человек себя начинает чувствовать не так, а после съемок они понимают, что сейчас другие, но тоже очень красивые.

Напомним, ранее сайт «Й» писал о парикмахере и художнице Ирине Яровицкой, которая умело совмещает две творческие профессии.

Фото из личного архива Евгении Трембач.