Голос старинной скрипки

Скрипка работы мастера Андреа Гварнери — основателя одной из старейших династий изготовителей смычковых инструментов (XVII век) — была предоставлена Государственной коллекцией уникальных музыкальных инструментов России. Этот редкий инструмент к нам в Йошкар-Олу привез молодой скрипач Павел Седов, известный музыкант, много гастролирующий по стране и за рубежом.


ЗВУЧАЛ В СТЕНАХ НОВОГО ЗДАНИЯ ТЕАТРА ОПЕРЫ И БАЛЕТА В РАМКАХ ФЕСТИВАЛЯ «ЛЕТНИЕ СЕЗОНЫ»

Скрипка работы мастера Андреа Гварнери — основателя одной из старейших династий изготовителей смычковых инструментов (XVII век) — была предоставлена Государственной коллекцией уникальных музыкальных инструментов России.

Этот редкий инструмент к нам в Йошкар-Олу привез молодой скрипач Павел Седов, известный музыкант, много гастролирующий по стране и за рубежом. Концерт он начал с рассказа об истории этой скрипки и упомянул, что на ней играл сам Лев Цейтлин, создавший так называемый «оркестр без дирижера» (Персимфанс).

После концерта, от которого многие зрители получили самые приятные впечатления, «Й» удалось поговорить с Павлом.

— Павел, скажите, почему именно скрипка стала вашим инструментом? Как это было предопределено?

— Вы знаете, когда я в три года разобрал папин смычок, сделал из него подъемный кран и меня поставили в угол, думаю, моя судьба уже была очевидна.

— Вы много времени уделяете занятию скрипкой?

— Со скрипкой я в детстве много занимался, сейчас не всегда удается посвятить ей, так скажем, полный рабочий день. Но сейчас и уровень другой, сейчас достаточно держать какие-то базовые вещи в руках, чтобы быть в форме.

— В руках скрипача бывает только одна скрипка?

— Моя главная скрипка — вот эта, на которой я играл на концерте. Но через мои руки прошло много инструментов, и каждый из них обладает своими особенностями, своей индивидуальностью, своей неповторимостью. Поэтому я думаю, что ни у какого скрипача нет только одной скрипки.

— Чем особенна скрипка Гварнери?

— Любой же человек неповторим, поэтому и этот инструмент удивителен. Я видел и держал в руках множество скрипок из разных коллекций. И честно могу сказать, что этот инструмент — один из самых красивых, самых добрых и самых удивительных.

— Помимо концертной деятельности, вы также занимаетесь преподаванием. Как вам удается совмещать напряженную концертную деятельность с преподавательской?

— Вы знаете, бывает по-разному: когда у меня напряженный график концертной деятельности, а когда преподавательской. Но вообще у меня много направлений работы: помимо прочего, я занимаюсь еще и научной деятельностью — пишу диссертацию о творчестве Хейфеца (Яша Хейфец — один из величайших срипачей XX века — Прим. авт.), поэтому приходится работать даже на трех фронтах.

— Чем вы руководствовались, составляя программу концерта?

— Здесь сама обстановка и сама атмосфера подсказывают эти произведения. Тем более мой день рождения приходится на день рождения Моцарта, поэтому без него мы в первый приезд обойтись не могли. А театральное пространство и ваш орган — они сами продиктовали те шедевры, которые вы услышали: и Чайковского, и такие театральные произведения, как адажио из балета «Раймонда» или фантазии на тему оперы «Золотой петушок» — они, конечно, были навеяны тем местом, где мы играли.

— Каждый музыкант по-разному чувствует и интерпретирует музыку того или иного композитора. Музыка Моцарта — какая она, по-вашему? Как вы ее чувствуете и играете?

— Эта музыка на уровне вечности, и я стараюсь играть ее душой.

— Вы впервые в нашем городе и в нашем театре оперы и балета. Как вам у нас?

— Для меня ваш город и ваш театр — открытие, причем открытие в хорошем смысле слова, потому что это удивительно, когда к градостроительству относятся с таким творческим посылом, как это у вас здесь происходит. И дай бог новому театру долгой творческой жизни, и чтобы он обжился и продолжал радовать, тем более Константин Анатольевич не просто руководитель, а душа театра, и я думаю, что под его руководством все будет у вас замечательно.

— Возникло желание снова к нам приехать?

— Мы с огромным удовольствием снова выступим на этой сцене, если на то будет воля приглашающей стороны. Конечно, сотрудничество хотелось бы продолжать.