Хочешь потерять друга — заведи с ним бизнес

20-ЛЕТНЯЯ ДРУЖБА ТРЕХ ЗАКАДЫЧНЫХ ДРУЗЕЙ РАЗБИЛАСЬ О ГОФРОКАРТОН

Обвинительное заключение по двум статьям Уголовного кодекса РФ на одного из друзей-компаньонов направлено в суд.

Дружили Алексей, Сергей и Дмитрий, как выразился один из киногероев, домами. Как и водится у закадычных друзей, все праздники всегда встречали вместе с женами и детьми, а невзгоды преодолевали стоически — плечом к плечу. Дружим, значит, и работаем вместе. Так друзья организовали фирму «Лавина». Директорствовать поставили самого умного — Алексея.


«Хочешь потерять друга — заведи с ним бизнес» — это как раз о них. «Лавина» прочно заняла свою нишу в производстве и развивалась как на дрожжах. Гофрокартон — продукция очень нужная, поэтому расходился он на ура. Естественно, все это выливалось в участие, и, как правило, победы на самых различных городских и республиканских конкурсах.

Первым из дружной обоймы выпал Дмитрий. В документах следствия о причинах этого не сказано ни слова. Нет в 8 томах уголовного дела и его свидетельских показаний. Человек словно пропал. Испарился.
Его долю поделили и выкупили друзья-партнеры. Теперь Сергей имел 50 процентов акций, а 16 процентов досталось сыну Алексея Максиму, более двух лет проработавшему в «Лавине» юрисконсультом.

Необходимо отметить, что предприятие уверенно держалось на плаву и имело постоянных клиентов и поставщиков только благодаря мудрой экономической политике и большому производственному опыту Алексея. Сергей же разбирался в производстве, как слесарь в балете, однако свою часть прибыли, как и его компаньон, в развитие общего дела все же вкладывал.

Алексея отличала дальновидность, чем видел, поэтому в 2008 году он учредил еще одну фирму и на должность директора поставил сына Максима. Это предприятие также занялось выпуском гофрокартона, правда, другого формата.

К подобной схеме прибегают практически все бизнесмены, однако Сергею такой расклад не понравился. Его не удалось убедить, что фирма создана вовсе не для конкуренции, а для объединения производственного потенциала двух предприятий с целью укрепления их позиций на общероссийском рынке.

20-летняя дружба дала трещину. Все случилось, как и должно было случиться: хочешь потерять друга — заведи с ним бизнес!

Началась битва «картонных» титанов. За большую деньгу!

Вскоре Алексей серьезно заболел. На должность директора «Лавины» он рекомендовал пригласить человека со стороны, но на общем собрании назначили Сергея. Возможно, друзья хотели тем самым сэкономить и, зная о недальновидности Сергея, доверили ему директорское кресло всего на полгода. Установив, так сказать, компаньону испытательный срок. А дальше, мол, посмотрим. И если Сергей в течение этого срока не справится, компаньоны были готовы закрыть фирму.

В этом случае по закону каждому учредителю полагалась выплата его доли по рыночной стоимости. Как-то в приватной беседе с Сергеем Максим обмолвился, что оценивает свою долю в 15 миллионов рублей. Но Сергей быстро почувствовал вкус к власти и сообразил, что можно поиметь, обладая ею, поэтому предложил Максиму разойтись по-хорошему за пять.

Такие деньги в российских рублях, согласитесь, смешная сумма!? А если учесть, что нужно еще погашать 20-миллионный кредит, то пять «лимонов», как бы, и не деньги вовсе. В общем, Максим не согласился.
Он никогда не отличался финансовой дисциплинированностью, и его кредиторы пошли на крайние меры. В офис «Лавины» нагрянули судебные приставы и арестовали счета фирмы. Тут уже взбунтовался Сергей. Опасаясь за свою долю, он обвинил Максима в рейдерском захвате. По его мнению, Максим подстроил все специально. Но следователи подтверждения этой версии не нашли.

И тогда Сергей перешел в контрнаступление: нанял сотрудников ЧОП и запретил пускать Максима на производство.

И пусть Сергей не слишком разбирался в производстве, зато он хорошо умел считать деньги. И если «Лавина» находится «под колпаком», значит, нужно создать новую фирму. Так он и сделал. Ее директором Сергей назначил главного бухгалтера «Лавины». И вся производимая предприятием продукция стала реализовываться через новую фирму. В течение года ее выручка всего с двумя (!) сотрудниками в штате выросла на 326 процентов. Позже в беседе со следователем Максим скажет, что Сергей действовал в интересах своей новой фирмы и занимался выводом чистых активов «Лавины».

Как поступить компаньону, если его не допускают к документации, на собственном предприятии он персона нон грата, а некогда стабильная «Лавина» становится донором новоиспеченной фирмы Сергея? Из такой ситуации Максим видел только один выход — обратиться в полицию. В своем заявлении он обвинил Сергея в злоупотреблении должностными полномочиями. Следователи Следственного управления йошкар-олинского УВД провели расследование. И получился весьма интересный расклад.

Выяснилось, что продукция из «Лавины» в новую фирму поступала по очень низким ценам, даже намного ниже, чем ранее «Лавина» продавала своим контрагентам. Естественно, продукция реализовывалась с солидной наценкой. Разница оседала на счетах новой фирмы. Размер упущенной выгоды составил более трех миллионов рублей. Причем, действовал Сергей по личному усмотрению, не поставив в известность партнера Максима, которого Сергей партнером-то и не считал.

Кроме того, Сергей заключил между своей фирмой и «Лавиной» договор аренды офиса и склада общей площадью 660 квадратных метров. Однако в документе была правовая заковыка: отсутствовал пункт о коммунальных затратах. А именно не оговаривалось, какая фирма берет их расходы на экологические сборы на себя. Не трудно догадаться, что директор повесил оплату «коммуналки» на умирающую «Лавину», выручив в итоге более 224 тысяч рублей.

Следующая махинация Сергея касалась отходов производства. Как известно, при изготовлении гофрокартона остается большой объем отходов, которые по закону необходимо ставить на бухучет по фактической себестоимости. По данным комиссионной экономической судебной экспертизы, на предприятии почти за два года должно было накопиться более 189300 килограммов отходов. Однако в бухгалтерских документах их зафиксировано 61700. Остальное, по словам главбуха, отправлялось перекупщику в Волжск. Вырученные от этого деньги снова уплывали мимо кассы «Лавины». По заключению специалистов, материальный ущерб от этой сделки составил более 444 тысяч рублей. И это лишь часть финансовых выкладок, на которой следствие заострило внимание. Кстати, все цифры нашли реальное подтверждение аудиторов.

Конечно, у Сергея свои доводы на экспертные данные. В частности, по его объяснениям, война цен началась с создания Алексеем своей фирмы, которая по сути стала конкурентом «Лавины», а не объединяющей составляющей. Сергей утверждает, что его компаньоны стремились ликвидировать успешную «Лавину», а поскольку материального ущерба ей он не наносил, то и со статусом обвиняемого не согласен.

«Впрочем, к его аргументам следствие отнеслось критически, — говорит следователь Следственного управления УВД г. Йошкар-Олы Федор Шулепов. — Главная цель махинаций Сергея заключалась в существенном снижении рыночной стоимости доли акций соучредителя «Лавины» Максима и без его участия полное контролирование финансовых потоков. В итоге фирма понесла убытки на общую сумму более 3,5 млн рублей. Сергей, желая уйти от уголовной ответственности, выдвигает версии, не имеющие под собой реальной основы. Показания Сергея опровергаются показаниями потерпевшего, свидетелей, осмотром места происшествия и собранными доказательствами — бухгалтерской документацией».

Сергею предъявлено обвинение по ст. 160 УК РФ «Присвоение и растрата» и ст. 201 УК РФ «Злоупотребление полномочиями».

Кирилл КАМЕНСКИЙ,
по материалам пресс-службы МВД по РМЭ
(Название фирмы и подлинные фамилии участников изменены)