И сердце собъется с ритма

Удар электротоком — это очень серьезно. Можно остаться инвалидом на всю жизнь. Слава богу, подумалось, что ума хватило не рисковать жизнью. А в самом деле: что же будет, если чересчур любопытный малец проявит нездоровый интерес к опасному объекту? Чем это может закончиться? Об этом мы беседуем с заведующим ожоговым отделением Йошкар-Олинской городской больницы  Константином Салиховичем ГУБАЙДУЛЛИНЫМ.


УДАР ЭЛЕКТРОТОКОМ — ЭТО ОЧЕНЬ СЕРЬЕЗНО. МОЖНО ОСТАТЬС ИНВАЛИДОМ НА ВСЮ ЖИЗНЬ

Однажды я случайно услышала разговор двух мальчишек:
— Леха, пошли к будке, — подначивал дружка соседский Димка.
— Не, мне мама не разрешает, — отказывается тот.
— Да что будет-то? — настаивал Димка. — Вчера старшие пацаны там бесились и ничего. Интересно же поглядеть, как там все устроено.
— Да ну его, еще шарахнет током. Не, не хочу, — окончательно решил Лешка и пошел прочь от трансформаторной будки.

Слава богу, подумалось, что ума хватило не рисковать жизнью. А в самом деле: что же будет, если чересчур любопытный малец проявит нездоровый интерес к опасному объекту? Чем это может закончиться? Об этом мы беседуем с заведующим ожоговым отделением Йошкар-Олинской городской больницы  Константином Салиховичем ГУБАЙДУЛЛИНЫМ.

— Летние каникулы — жаркое время для врачей и родителей: оставленные без присмотра дети находятся в вечном поиске приключений. Если говорить о баловстве с электричеством, то  много ли к вам попадает юных пациентов именно с электротравмами?

— Нет, не много, но каждая такая травма очень тяжелая. Это объясняется специфичностью воздействия электротока на организм. Два года назад в нашем отделении лечился шестилетний мальчик, который тоже решил исследовать трансформаторную будку. В результате — ампутация правой руки на уровне средней трети предплечья. Человек по глупости сделал себя инвалидом на всю оставшуюся жизнь. Но даже если конечность удается спасти, все равно такие пациенты находятся в тяжелом состоянии. Электроток распространяется по ходу тока крови, то есть по сосудам, а их сопровождают нервы. Могут образоваться тромбы, нарушается нервная проводимость, приводящая к гибели тканей. Страдает центральная нервная система, сердечно-сосудистая и дыхательная системы, печень, почки.

— Почему страдают печень и почки?

—  После травмы у пострадавшего может возникнуть ожоговый шок, нарушение циркуляции биологических жидкостей на тканевом уровне. Через несколько суток кровообращение нормализуется, но накопившиеся в тканях токсины начинают всасываться в системный кровоток, происходит отравление организма этими продуктами. Для уменьшения интоксикации приходится удалять погибшие ткани. Не забывайте также, что мы имеем дело с открытой инфицированной раной, которая грозит обернуться ранним или поздним сепсисом — распространением заражения по всему организму. Поздний сепсис может осложниться пневмонией, нарушением работы мозга, центральной нервной системы. В такой ситуации могут потребоваться сильнодействующие лекарства, причем не одно-два, а больше двух десятков различных препаратов. Представляете, какая нагрузка на печень и почки?

— Понятно, что с серьезными электротравмами, когда повреждена большая площадь тела, пострадавшего везут в стационар. Но когда речь идет о ребенке, у которого вроде бы нет сильных повреждений, медики все равно настаивают на госпитализации. Почему?

— После удара электротоком может возникнуть нарушение сердечного ритма. Это серьезно. Фибрилляция желудочков сердца и систолия (по сути, SOS всего организма) могут привести к смерти. Много ли надо детям? Если для взрослого опасен ожог свыше 30 процентов кожи, то для ребенка ожог 10 — 15 процентов может быть уже катастрофичен.

— Константин Салихович, ожоговые травмы лечатся долго, но ребенок не может все время находиться в больнице. Кто его наблюдает после выписки из стационара?

— Лечение действительно очень длительное, может потребоваться не одна операция. У нас в отделении  организовано диспансерное наблюдение, так что мы и после выписки своих пациентов не расстаемся с ними насовсем. Однозначно требуется наблюдение тем, кому выполнялась пересадка кожи: пересаженная кожа не обладает такой растяжимостью, как здоровая ткань, а ребенок растет. Иногда приходится снова иссекать рубцы, опять брать кожу, устранять деформации. Если есть хотя бы минимальная вероятность образования послеожоговых рубцов, мы через месяц приглашаем ребенка с родителями на осмотр. Есть риск образования рубцов — назначаем лечение. Вначале консервативное (физиопроцедуры, силиконовые пластыри, гормональная терапия, ЛФК и прочее). Если сформировалась контрактура, то есть рубцовый тяж ограничивает движение крупных суставов, делаем вывод: требуется хирургическое вмешательство. К тому же, устранив физические дефекты, врачи годами лечат психические травмы, которые иногда остаются на всю жизнь.

— А сегодня в отделении есть дети с ожогами?

— Конечно, есть. Только не от электричества. Десятимесячная девочка опрокинула на себя чайник с горячей водой. Восьмимесячная малышка обожгла руку горячими макаронами на сковороде. Эта девочка из неблагополучной семьи с пьющими родителями, ими сейчас будет заниматься  социальная служба. Есть ребенок с ожогом горячей кашей. Все, что произошло с этими детьми, — по недосмотру родителей. Невниманием взрослых можно объяснить и травмы, полученные малышами, «изучавшими» электророзетки с помощью маминой шпильки, гвоздика, вязальной спицы. Дети постарше рискуют жизнью, забираясь на трансформаторные будки, бросая палки на провода электричек, катаясь на крыше поезда. Есть даже случаи, когда ребенок сильно пострадал от того, что  шел под высоковольтной линией электропередач с длинной удочкой. Словом, хотелось бы от мам и пап большего внимания к своим сыновьям и дочкам. Едва научившимся ходить малышам нужен глаз да глаз: им надо все потрогать, испытать на зубок, подвинуть. Не выпускайте их из поля зрения! Тем, что постарше, объясняйте, что нельзя подвергать свою жизнь опасности. Теми детьми, которыми не занимаются родители, приходится заниматься врачам.

Беседовала Ольга БИРЮЧЕВА