И в жизни, и на сцене

В театре им. М. Шкетана состоялся бенефис супружеской четы Светланы и Алексея Сандаковой. В этот день они играли спектакль по пьесе Островского «На всякого мудреца довольно простоты»: он — Глумов, а она — Клеопатра Львовна, молодая жена дядюшки Глумова. И в этот же день Светлане Сандаковой присвоили звание заслуженной артистки республики. 


В ТЕАТРЕ ИМ. М. ШКЕТАНА СОСТОЯЛСЯ БЕНЕФИС СУПРУЖЕСКОЙ ЧЕТЫ СВЕТЛАНЫ И АЛЕКСЕЯ САНДАКОВЫХ

В этот день они играли спектакль по пьесе Островского «На всякого мудреца довольно простоты»: он — Глумов, а она — Клеопатра Львовна, молодая жена дядюшки Глумова. И в этот же день Светлане Сандаковой присвоили звание заслуженной артистки республики.

Пятнадцать лет на сцене одного театра — это не много, но и не мало. О своей актерской судьбе, истории любви, семье и детях пара рассказала «Й».

— Почему вы оба выбрали профессию актера?

Алексей: Вообще-то я хотел быть военным. Поступал в училище, меня не взяли. Чтобы время не проводить просто так в деревне, приехал в город. Старшая сестра посоветовала поступать в колледж культуры, сказала, что у меня есть предпосылки (я еще в школе занимался самодеятельностью). Поступил сразу, и вот так сложилась моя актерская судьба.
Светлана: Я в детстве кем только не мечтала быть: и врачом, и адвокатом. В итоге захотела стать хореографом. Приехала в Йошкар-Олу поступать в колледж культуры и искусств, но не смогла поступить. Данные были, но подготовки не было, и я не набрала баллы. И чтобы год не пропал, выучилась на швею. А уже на следующий год увидела объявление, что режиссер Олег Геннадьевич Иркабаев набирает на свой курс парней — их, видимо, не хватало. Но я все равно решила пойти. Он сказал, что возьмет меня, если я буду согласна месяц учиться без стипендии. Я согласилась, лишь бы взяли. Проучилась месяц без стипендии, а на второй уже стала повышенную получать, потому что очень старалась и у меня получалось.

— А где вы познакомились?

Алексей: Познакомились в Щепке. Как обычно бывает, девушка понравилась, и я начал ухаживать. Она сначала отталкивала, но я добился своего.

— Светлана, а почему вы отталкивали его?

Светлана: Он был молодой и довольно наглый, и мне это не нравилось.
Алексей: Она девушка скромная. А я был рубаха-парень. Чтобы не казаться со стороны затюканным, приходилось вести себя нагло и нахально.

— И почему в итоге сошлись?

Светлана: Он изменился. Видимо, сам почувствовал, что меня в нем отталкивает, и стал по-другому вести себя.
Алексей: Я стратегию поменял.

— И сколько вы уже вместе в общей сложности?

— С 1995 года. Но сначала еще несерьезно было: мы то сходились, то расходились. Узаконили свои отношения уже в 2003 году — прошли проверку временем. Так что в браке уже 10 лет.

— Помните свои первые роли?

Светлана: Я играла в ТЮЗе в спектакле «Вернись, доченька» по пьесе Геннадия Гордеева. Моя героиня — это девушка, которая влюбилась в городского парня, он художник, приехал в ту же деревню к бабушке.
Алексей: На 2 курсе я за актерское мастерство за 1 семестр получил оценку за то, что открывал и закрывал занавес (смеется). Но самая запоминающаяся роль — это Пагул в спектакле по роману «Эреҥер». Мой герой был влюблен в героиню Светы, а она любила другого. В результате несчастной любви и других противоречий мой герой покончил с собой. Помню, после премьеры за кулисы приходит моя старшая сестра, вся зареванная, обнимает меня сильно. А я не могу понять, почему она плачет. А она говорит: «Я действительно поверила, что ты повесился». Это была самая высокая оценка для меня.

— У вас много совместных дуэтов?

Алексей: Нет. У нас и амплуа совсем разные. Я играю больше простаков, дурачков. А она у нас «голубая героиня».
Светлана: У нас всего три спектакля совместных: «Эреҥер», «Салика», «На всякого мудреца довольно простоты».

— Есть любимые роли?

Светлана: Юлавий в спектакле по пьесе Константина Коршунова. Правда, я только один раз успела сыграть эту пьесу. Она девушка сильная, волевая, марийская девушка, которая борется за свою любовь. Эта роль мне очень нравилась. Я на нее совсем не похожа. Я слабая, да и не стараюсь быть сильной, потому что рядом со мной сильный мужчина.
Алексей: Я в 2006 году ушел из театра, оставив образ Тимошки в спектакле «Женихи». Пришел в 2011, а спектакль все еще идет. Может быть, из-за ухода эта роль не успела мне надоесть, но этот спектакль хочется играть чаще. Наверное, образ Тимошки не доделан в моей душе еще.

— А почему вы ушли из театра?

— Так сложились обстоятельства. Были финансовые сложности. Все-таки работа есть работа, но на первом месте — семья, ее нужно было поднимать.

— И почему вернулись потом?

Алексей: Однажды кто-то сказал, что театр — это такое болото, которое засосет и не отпустит. Так и есть. В эти годы, когда я не был в театре, желание сыграть, удивить народ, порадовать, заставить плакать я зарыл где-то глубоко внутри себя и утрамбовал. И чтобы его не поднять, я даже в театре в это время был всего два раза.

— Вы дома репетируете вместе, помогаете друг другу?

Алексей: Да, мы дома обсуждаем работу, свои образы. Со стороны все равно виднее. Режиссер даст скелет образа, а мясо-то наживить самому надо.
Светлана: Так получилось, что в спектакль «На всякого мудреца…» мне пришлось ввестись за 4 дня, и я уже, можно сказать, зубрила текст, так что мы репетировали совместные сцены.

— У вас двое детей…

— Да, у нас две девочки: старшая — Валерия, ей 10 лет, и младшая — Элавий, ей 4 года.

— Элавий — какое красивое имя! Почему его выбрали?

Алексей: Это я выбрал. У нас договоренность была, что первого ребенка называет мама, а второго я. Мне нравятся марийские имена, к тому же я мариец и живу в Марий Эл, так почему бы и нет.
Светлана: Потому что в театре работаем, если бы не работали, наверное, и не назвали бы так.

— Не тяжело быть все время вместе: и на работе, и дома?

Светлана: Не тяжело, уже привыкли. Даже лучше так. Да и в спектаклях все равно в разных играем.
Алексей: «Привычка свыше нам дана». А когда устаем друг от друга, у нас деревня есть.

Материалы подготовила Ирина СУВОРОВА