Новости

«…И жить стало гораздо легче»

Молодежь и экстремизм: этой теме был посвящен семинар в «Волгатехе», собравший студентов не только из Марий эл, но и из Самары, Ульяновска и Екатеринбурга. Этот семинар прошел в рамках II Всероссийского молодежного научного форума «Гранит науки». Студентов разделили по командам и каждой команде предложили разработать проект, в котором нужно было обозначить истоки и причины молодежного экстремизма


МОЛОДЕЖЬ И ЭКСТРЕМИЗМ: ЭТОЙ ТЕМЕ БЫЛ ПОСВЯЩЕН СЕМИНАР В «ВОЛГАТЕХЕ», СОБРАВШИЙ СТУДЕНТОВ НЕ ТОЛЬКО ИЗ МАРИЙ ЭЛ, НО И ИЗ САМАРЫ, УЛЬЯНОВСКА И ЕКАТЕРИНБУРГА

Этот семинар прошел в рамках II Всероссийского молодежного научного форума «Гранит науки».

Студентов разделили по командам и каждой команде предложили разработать проект, в котором нужно было обозначить истоки и причины молодежного экстремизма, а также предложить пути решения. Слушать выступления команд было довольно интересно: чувствовалось, что многие участники всерьез углубились бы в эту тему, но, к сожалению, регламент не позволял.

Все выступления выслушали эксперты: психолог-педагог Республиканского центра психолого-педагогической помощи населению «Доверие» Светлана Левенштейн, сотрудник центра по противодействию экстремизму МВД РМЭ Ольга Капелькина, начальник отдела межнациональных и межконфессиональных отношений Минкультуры РМЭ Игорь Садовин и координатор по работе со СМИ регионального отделения ОНФ Ольга Кузьмина. Больше всего ребята говорили о недостаточно развитом культурном и спортивном досуге молодежи, о социальном расслоении общества, о том, что мероприятия по профилактике нужно проводить среди неблагополучных семей (на что экспертами было замечено, что чаще всего, как ни странно, экстремистами становятся представители так называемой золотой молодежи). Ребята предлагали проводить различные обменные межкультурные и международные акции как в школах, так и в университетах, подключать к работе психологов и педагогов, проводить для них различные семинары по выявлению определенных склонностей у молодых людей. Представитель Минкультуры обещал, что все эти рекомендации обязательно будут приняты к сведению.

МНЕНИЯ

В заключение Игорь Садовин отметил, что никто не бывает абсолютно прав, и главное — это просто принять тот факт, что человек может быть другим.

В связи с этим «Й» провела опрос среди горожан на предмет того, насколько толерантными они чувствуют себя по отношению к представителям другой национальности, религии и культуры. Ведь нетерпимость может выражаться не только в экстремистских действиях, но и на бытовом уровне.

Антон, системный инженер, 30 лет:

— Меня забавляют афро-американцы, и моя девушка за это называет меня расистом. Но на самом деле они мне нравятся, и я был бы не прочь завести «черного» друга. Но вообще в каждой нации есть и плохие, и хорошие люди.

Денис Долгополов, журналист:

— Я с детства любил русский язык, поэтому я называю негра негром, а не темнокожим и не афро-американцем: «негр» звучит лучше, а что лучше звучит, то лучше и воспринимается. Стычек с представителями другой национальности не бывало, потому что я лишен чувства исключительности. Иными словами, русские считают себя особым народом, и то же самое думает американец, немец, англичанин и араб. Выяснять, кто прав, — бессмысленно. Это не имеет отношения к истории, т. к. победа твоего деда над немцами — не твоя личная победа. Александр Гордон, на мой взгляд, правильно определил проблему современного русского народа: мы гордимся достижениями дедов вместо того, чтобы добиваться чего-то самим.

Дмитрий, 25 лет:

— Терпим ко всем, лишь бы эти «все» не ставили себя выше остальных. Не очень комфортно себя чувствую, когда при мне общаются на другом языке, когда нас понимают, а мы нет. Обидные слова по отношению к выходцам из определенных регионов употреблял, но в той ситуации по-другому не получалось, иначе только матом или бить.

Илья, 20 лет:

— Главное в людях — это не религия или цвет кожи, а то, как они себя ведут по отношению к другим людям. Многие в России не любят США и американцев. И я часто пытаюсь доказать, что люди там разные, бывают и подонки, и нормальные, также как и у нас. Но на любые мои доводы говорят, что американцы тупые и толстые. Хотя порой, конечно, в шутку.

Евгения, молодая мама:

— Раньше была не слишком толерантна: сама русская, живу в национальной республике. Теперь же дружу с людьми разных национальностей. Конечно, остались присказки типа «хитрый татарин», но это не более чем словесные клише.

Антон Мирбадалев, общественный деятель:

— Иностранное слово «толерантность» мне не очень нравится. Есть русское слово «терпимость», и оно, думаю, более уместно. К представителям других национальностей отношусь хорошо, золотое правило морали никто не отменял, все народы равны. У меня есть друзья русские, мари, татары, чуваши, армяне, люди с украинскими корнями… Нет хорошей или плохой национальности, есть хорошие или плохие люди. Но к сожалению, общество зачастую судит по негативным поступкам конкретных лиц всю нацию, забывая выражение: «В семье не без урода».

Руслан, 25 лет:

— В свое время увлекался националистическими идеями. Это было завязано на философско-религиозных убеждениях, неоязычестве. Потом сходил в армию. Там, ясное дело, было множество людей разных национальностей, но чтобы начать нормально их воспринимать, мне потребовалось окончательно разувериться в своих прежних философско-религиозных убеждениях. Когда стало понятно, что сверхъестественные силы человеку не помогают, а другие люди помогают — как-то я стал толерантнее сразу. Постепенно пропало ощущение негатива к людям других национальностей и культур, и жить стало гораздо легче.

ОТ АВТОРА

Помню, еще в школе на уроке права учительница говорила, что, если ты увидел негра и просто подумал: «Ой, негр!» — в этом уже есть зачаток расизма. В таком случае, конечно, кто из нас не грешен? Но вот с тех пор мною было твердо усвоено, что изучать культуру и религию другого народа, подружиться с представителем другой национальности гораздо интереснее, чем ссориться.

Ирина СУВОРОВА