Из Лондона в Сочи – через Марий Эл

ПРОДОЛЖАЕМ СЕРИЮ ПУБЛИКАЦИЙ, ПОСВЯЩЕННЫХ ЗНАМЕНАТЕЛЬНЫМ СОБЫТИЯМ И ИНТЕРЕСНЫМ ФАКТАМ ОБ ЭСТАФЕТЕ ОЛИМПИЙСКОГО ОГНЯ

Сегодня — рассказ о летних Олимпийских играх 1952 года в Хельсинки.

Столица Финляндии получила право проведения XII Олимпийских Игр еще в 1940 году. В Хельсинки уже построили Олимпийский стадион и Олимпийскую деревню.


ПРОДОЛЖАЕМ СЕРИЮ ПУБЛИКАЦИЙ, ПОСВЯЩЕННЫХ ЗНАМЕНАТЕЛЬНЫМ СОБЫТИЯМ И ИНТЕРЕСНЫМ ФАКТАМ ОБ ЭСТАФЕТЕ ОЛИМПИЙСКОГО ОГНЯ

Сегодня — рассказ о летних Олимпийских играх 1952 года в Хельсинки.

Столица Финляндии получила право проведения XII Олимпийских Игр еще в 1940 году. В Хельсинки уже построили Олимпийский стадион и Олимпийскую деревню. Но в 1939 году началась Вторая Мировая война, и проект был заморожен, как оказалось, на долгие двенадцать лет. Лишь в 1952 году Олимпийский факел все-таки прибыл на берега Финского залива. И официально это уже были XV по счету летние Олимпийские игры.

Прошли они с 19 июля по 3 августа. В соревнованиях приняли участие 4955 атлетов (4436 мужчин и всего 519 женщин) из 69 стран-участниц, среди них спортсмены из СССР и ФРГ, выступавшие на Играх впервые.

Для Хельсинкской Олимпиады было изготовлено всего 22 факела, но к ним прилагались 1600 газовых баллончиков. Одного такого баллончика хватало примерно на 20 минут горения, поэтому менять их приходилось довольно часто. Мужчины, участвовавшие в эстафете, бежали по одному километру, женщины — чуть меньше. Серебряная чаша весом в 600 г была насажена на рукоять из березовой древесины. После Олимпиады факелы в качестве памятных подарков получили различные спортивные комитеты и организации.

Церемония открытия Игр прошла на олимпийском стадионе Хельсинки. Президент Финляндской Республики Юхо Паасикиви провозгласил форум открытым, зазвенели фанфары, и в ясное голубое небо взлетели ровно шесть тысяч ослепительно белых голубей.

Особую интригу в мероприятие вносило то, что широкой общественности не было известно имя последнего факелоносца. Задумка организаторов оправдала себя сполна. Пожилой широкоплечий человек поднял в руке олимпийский факел. Он бежал к главной чаше, а следом за ним катилось протяжное: «Нурми, Нурми…» Эффект получился великолепным: весь стадион встал, приветствуя своего героя — легкоатлета и девятикратного олимпийского чемпиона — Пааво Нурми по прозвищу Летучий Финн.

Игры 1952 года стали первыми в истории противостояния на олимпийской арене двух политических систем. Соревнования на Олимпиаде в Хельсинки вылились в острейшее соперничество спортсменов СССР и США. Спорт становился мощным политическим орудием. Началась гонка за рекордами и олимпийскими победами, постоянное противопоставление результатов спортсменов этих двух великих держав, социалистической и капиталистической. Как отмечал впоследствии олимпийский чемпион — десятиборец Роберт Мэтиас, «на американских спортсменов было оказано гораздо большее давление, чем перед Играми 1948 года, именно из-за участия русских». В аналогичном положении находились и советские атлеты, горевшие желанием победить американцев. Это привело к колоссальному росту спортивных результатов: установлено 66 олимпийских рекордов, в том числе 18 мировых.

Главный конфуз летней Олимпиады 1952 года произошел на финишной прямой Игр. Тогдашний президент МОК Зигфрид Эдстрем на торжественной церемонии, посвященной окончанию соревнований, произнес большую речь, но забыл закончить ее предписанными Олимпийской хартией словами: «Объявляю Игры XV Олимпиады закрытыми». Таким образом, пятнадцатые Олимпийские игры считаются незавершенными и по сей день.