актуальное интервью

Из науки – в моду

Научный сотрудник по образованию и дизайнер не только по профессии, но и по призванию Наталья Дарбишир в модной индустрии не так давно. Однако за ее плечами уже есть ряд успешных проектов. Только за прошедшие три года она вывела свой одноименный премиум-бренд на российский рынок, в одежде ее бренда для модных журналов («ОК», «Elle» и др.) снимались известные актрисы: Дарья Мороз, Ида Галич, Лукерья Ильяшенко.  Для таких, как Наталья, смелых, дерзких и целеустремленных, она и создает свою одежду – удобную и стильную. В Йошкар-Оле у Натальи есть своя студия моды, где можно не только подобрать себе модный образ, но и заказать пошив одежды на свою фигуру.

 — Расскажите немного о себе. Как вы пришли к дизайну одежды?

— У меня не совсем стандартная история, я не мечтала работать в индустрии моды с детства. После учебы я работала научным сотрудником в Высшей школе экономики в Москве на протяжении 5 лет. В какой-то момент я решила поработать за пределами данного направления. А так как в детстве я хорошо рисовала, решила попробовать себя именно в этом направлении творчества. Как научный сотрудник, я подошла к этому вопросу критически и начала перебирать разные направления дизайна, связанные с графическим интерьером, дизайном сайтов и всего, что связано с визуализацией. В какой-то момент я добралась до дизайна одежды, и что-то просто екнуло. Это потом уже я додумывала, что у меня мама и тетя этим занимались в молодости. Может быть, где-то в отголосках воспитания это сказалось. Я подумала, что нужно идти учиться. Нашла университет в Милане (IstitutoMarangoni) — один из трех лучших университетов мира, который готовит дизайнеров. У них был конкурс на стипендию (обучение там стоит 25 тысяч евро), надо очень постараться, чтобы туда попасть. И я прошла этот конкурс, мне выдали грант на обучение. И мы решили, что это знак, и нужно обязательно ехать и учиться. Я открылась новым возможностям, и мир мне эти возможности дал. Отучившись там с отличием, я осталась со всеми преподавателями в очень хороших отношениях, действительно, там совершенно другая школа преподавания дизайна, другой взгляд на вещи.

— Хочется узнать ваше мнение, как дизайнера, что сейчас в тренде, а что дурной тон?

— Безусловно, есть тенденции более современные, а есть более отсталые. Но я считаю, что дурной тон — это в первую очередь неопрятность. То, как ты относишься к своему внешнему виду, одежде, очень важно – это показывает, как ты относишься к себе самой. Имидж складывается не только из одежды, важно все — макияж, прическа, укладка, маникюр, выглажена ли у тебя одежда, чистые ли ботинки. В целом, если тебе комфортно в твоем образе, твой стиль одежды гармонирует с твоим характером и стилем жизни, то и люди тебя воспринимают как привлекательного и уверенного в себе человека. Что касается трендов, то сейчас в моде более свободные формы силуэта и некоторая андрогинность (сочетание мужских и женских черт во внешности и фигуре модели – прим. ред.) в одежде, нет прямого деления на мужские и женские вещи, они немного теряют свой гендер.

Если раньше у нас были строгие клише в том плане, какие вещи можно сочетать, а какие нельзя, то сейчас эти рамки раздвинуты, можно сочетать все что угодно, это началось лет 5-6 назад. Например, мы начали носить спортивную обувь с классическими вещами. Сейчас эта тенденция набирает обороты, правил нет, каждый подбирает под себя индивидуальный образ. Главное – уметь разбираться в цветовых сочетаниях, фасонах, как их вместе сочетать. Это самое главное умение для тех, кто хочет выделяться и как-то заявить о себе.

— Как вы считаете, сам дизайнер одежды  должен быть в тренде? Он должен следовать моде?

— Все-таки это немного разные вещи: быть в тренде и одеваться на публику. Люди, которые работают в fashion-индустрии (стилисты, дизайнеры, блогеры и т.д.) задают некоторый тон, что нужно носить. Но в то же время есть дизайнеры, которые, постоянно работая с селебрети, устают от постоянных вычурных нарядов, поэтому сами предпочитают черный цвет. Им этого достаточно, потому что они и так все это видят извне. Все-таки одно дело это все придумать, а другое — это носить. Это две разные вещи.

Есть и такие дизайнеры, как, например, Марк Джейкобс, которые любят эпатаж, и это часть их личного стиля. Есть такие, как Карл Лагерфельд, который выбрал один стиль и придерживался его на протяжении многих лет.

Я сама, наверно, нахожусь где-то между. Потому что у нас в стране немного другая ситуация, у нас не настолько развита индустрия моды. Если ты занимаешься производством одежды, то как производителю тебе важно самому носить свои вещи, чтобы понимать, как они сидят. Если ты их не носишь, то ты не понимаешь, как эти вещи «живут» в обычной жизни, когда выходят с прилавков. А еще странно, когда ты производишь одежду в России, а сам одеваешься в люксовые и премиальные марки. Поэтому, я считаю, в этом плане нашим дизайнерам очень важно презентовать свой бренд.

— Откуда вы черпаете свои идеи? Что вас вдохновляет?

— Как правило, разные вещи. Нет такого конкретного ответа на этот вопрос, потому что надо постоянно идти в ногу со временем, интересоваться, что происходит не только у нас, но и понимать, что происходит в других странах. Что нового есть в искусстве,  музыке,  культуре,  архитектуре. В принципе, все это отображение одной концепции – визуальной. Источником такой визуальной насмотренности сегодня может быть что угодно: интерьерный дизайн, сфера стайлинга и мейкапа, архитектура, смотря что тебя цепляет. Сейчас одежда – это не только вопрос визуального восприятия, вопрос философии социального восприятия, одежда стала более политически, экономически и социально зависима. Проблем с дефицитом одежды у нас нет, сейчас проблема другая – мы хотим самовыражаться, а самовыражение несет в себе смысловую нагрузку, отображает взгляды человека.

— Как вы можете охарактеризовать стиль, в котором вы работаете?

— Это не актуально, если раньше какое-то разделение по стилям было более резкое, то сейчас границы размытые. Особенно для молодых дизайнеров, которые работают первые 2-3 года. Это время поиска своего стиля, когда ты сам находишь какую-то свою линию стилистическую, ты «миксуешь» разные стили.

— Кто ваш покупатель?

— Девушка в возрасте примерно от 30 до 45 лет, сильная и самостоятельная, ей не чуждо интеллектуальное творчество. Она работает в сфере искусства, либо направление ее деятельности  связано с галерейным направлением, архитектурой, дизайном, стилистикой, рекламой. Она креативна и независима.

Есть те, кто такие тренды транслирует, а есть те, кто их считывает. Очень многие девушки становятся нашими клиентами не целенаправленно, а случайно. Они видят эту картинку, этот образ, и начинают к ней стремиться.

Фото Анастасии Деминой.