ПРОФЕССИИ

Йошкаролинка Екатерина Ялтаева создает удивительные игрушки из стекла

Всегда приятно узнавать то том, какие чудеса способны творить люди, которые живут рядом с нами. Одна из таких волшебниц живет в Йошкар-Оле. В художественной мастерской Екатерины Ялтаевой всегда людно, а многие, сделанные ею украшения, буквально разлетаются по всей стране.

— Катя, как вы начали работать со стеклом?

— После рождения второго ребенка долго сидела дома. И как-то, это был 2005 год, по телевизору увидела, как девушка загружает «бабочку» в печку. Сама идея меня очень заинтересовала. Я сказала мужу: «Хочу такое!» Он меня поддержал: «Давай попробуем». Долго обсуждали, год искали информацию, съездили на выставки в Москву, присмотрели оборудование, цены. И наконец, через год купили-таки специальную печку. Начали работать. Тут же появились  производственные заказы от производителей межкомнатных дверей – фабрик, заводов, мелких цехов. А к изготовлению игрушек, витражей я пришла чуть позже.

— Где вы занимаетесь этим делом, ведь проблематично содержать в квартире печь и шлифовальные станки? У вас есть своя мастерская?

— Раньше мы снимали помещение на заводе. Потом построили свой цех. Здесь все устроено так, что со стеклом работать удобно.

— Конечно, хочется узнать, как вы делаете такие чудесные елочные украшения? Сколько времени уходит на то, чтобы сделать одну елочную игрушку?

— Обычно я стараюсь не делать повторные коллекции, а каждый раз выдумывать что-то новое. И поскольку сама занимаюсь разработкой идей, случается по-разному: иногда туго идет, а иногда сразу получается здорово и необычно. Если ты делаешь что-то новое, то ты скрупулезно и кропотливо сидишь и вытачиваешь фигурку. Поэтому новое всегда делается дольше. Иногда несколько дней уходит на разработку. Например, недавно делала тигренка, у меня ушло на него дня три, потому что не знала, как его собрать правильно, чтоб это было красиво и хорошо смотрелось. А, если это игрушки, которые я делаю оптом, то одна игрушка делается где-то час, или чуть меньше.

— Работа со стеклом непростая. Наверное, бывают и травмы, порезы, ожоги? Как этого избежать?

— Ожогов точно не бывает. Печь я открываю при температуре в 100-150 градусов, а так она нагревается до 850. Но при такой температуре ее ни в коем случае не открывают, можно только, когда она остыла. А порезы, конечно, бывают. Работа очень небезопасная, особенно, когда шлифуешь в шлифмашинке. При этом обязательно нужно надевать очки, чтобы в глаз ничего не попало. Я обычно обматываю пальцы пластырем, надеваю перчатки и очки. Только потом приступаю к делу.

— Наверное, немало желающих научиться вашему делу. Даете ли вы мастер — классы?

— Да, только не групповые, а индивидуальные. Я люблю заниматься с группой не более трех человек. Хорошо, когда это компания людей, которые друг друга знают, им проще самим сразу становится, уютнее. Один мастер-класс длится по времени 2-2,5 часа, поэтому мы успеваем и чай попить, и поболтать, и пошлифовать, и вырезать все что угодно.

— Что для вас самое сложное в творчестве?

— Тут дело часто бывает не в сложности, а в смысле, в целесообразности. Вот недавно был заказ, просили металлический ключик запечь внутри стекла. Потом планировалось разбить стекло и вытащить ключ оттуда. Я сразу поинтересовалась, кто будет бить и чем. Понимаю, что не все опасность такого развлечения представляют. Они молоточком «тюкнут», а стекло разлетится, и может прилететь кому-нибудь в глаз, в руку, в ногу, да куда угодно, может зацепиться на одежде, а человек смахнет и порежется. Это очень опасно. Я все это пояснила, и заказчик передумал.

— Изготовление изделий из стекла — это ваше хобби или основная работа?

— В целом, работа со стеклом – это не хобби для меня. Хобби – это, например, мое занятие рисованием, разукрашивание брошек. А стекло — это моя жизнь. Я на работе работаю, я на работе отдыхаю, я на работе живу. Слава богу, дети понимают и знают, что я любому классному отпуску где-то на песочке на пляже предпочту большой проект из стекла. Я лучше буду работать в цехе и ваять красоту, чем лежать без дела.

Фото из личного архива Екатерины Ялтаевой.