Как из «битвы хоров» получился театр песен

У марийской капеллы им. А. Искандарова — новый молодой руководитель Александр Качуев. Официально Александр вступил в должность этой осенью, хотя для коллектива капеллы он — человек не новый. Здесь молодой дирижер-хормейстер работает с 2000 года и, помимо этого, еще и поет в хоре Театра оперы и балета им. Э. Сапаева


У МАРИЙСКОЙ КАПЕЛЛЫ ИМ. А. ИСКАНДАРОВА — НОВЫЙ МОЛОДОЙ РУКОВОДИТЕЛЬ АЛЕКСАНДР КАЧУЕВ

Официально Александр вступил в должность этой осенью, хотя для коллектива капеллы он — человек не новый.

Здесь молодой дирижер-хормейстер работает с 2000 года и, помимо этого, еще и поет в хоре Театра оперы и балета им. Э. Сапаева.

О себе и работе Марийской государственной капеллы Александр Качуев рассказал «Й».

— Александр, для начала расскажите о себе. Где учились?

— Я учился в музыкально-художественной школе-интернате № 1 у Юшковой Ларисы Васильевны по классу фортепиано. Потом поступил в наше музыкальное училище на отделение теории музыки. А потом учился уже в Казанской консерватории им. Н. Жиганова по классу хорового дирижирования у профессора Владислава Георгиевича Лукьянова. Кстати, у меня была возможность поступать в консерваторию в качестве композитора, потому что я занимался композицией. В 2011 году у меня был творческий отпуск и меня полгода не было в Йошкар-Оле, я отдыхал дома у родителей в Волжском районе и написал тогда два произведения. Сейчас у меня просто нет времени писать музыку, делаю только аранжировки для хора.

— А как вы стали хоровым исполнителем?

— Я с детства пою. И в школе в хоре пел. Как сейчас помню, в альтах сидел до 9 класса — у меня голос стал ломаться поздно. Почему сразу не пошел на хоровое в училище? Потому что голос еще ломался, а петь надо было много, и как-то уже был настрой идти на теорию музыки, тем более я побеждал в олимпиадах по сольфеджио.

— А в капелле вы уже давно?

— В капеллу я попал на 3 курсе училища, это было в 2000 году. Людмила Михайловна Фадеева, бывший хормейстер капеллы, вела у нас факультативное занятие по хоровому дирижированию. Она и привела меня сюда. Помню, меня только приняли, и через неделю был концерт, я выучил в короткий срок баритоновую партию. А в день концерта Антонина Васильевна Вдовина, руководитель капеллы, поставила меня в тенора, мол, раньше я уже пел в хоре, значит, человек опытный, справлюсь. Пришлось мне тогда на слух ловить теноровую партию. После ухода Людмилы Михайловны на пенсию я уже стал хормейстером. А в ноябре прошлого года ушла Антонина Васильевна и оставила меня исполняющим обязанности главного дирижера. С сентября этого года я уже работаю без приставки.

— А как коллектив принял вашу новую должность?

— Неплохо, они привыкли ко мне, потому что я уже работал хормейстером с ними. Притирания, конечно, были, потому что новый руководитель, новые требования, другой метод работы. Некоторые не понимали меня с первого раза, приходилось объяснять. Я и характер начал показывать, потому что работа серьезная, а я, к примеру, не терплю разговоров, когда репетирую с другими голосами. В общем, мы искали друг к другу подход. Сейчас меня уже слушаются, подчиняются без лишних вопросов.

— В настоящее время капелла расширила свой репертуар. Это ваша инициатива?

— Новые формы начала искать еще Антонина Васильевна. В 2013 году она придумала новый проект — Театр песни «Музыкальная рапсодия»: мы начали разучивать произведения, связанные с морской тематикой. Тогда у нас появилось сценическое движение, с нами стал заниматься по психопластике Вадим Агафонович Климов. В то время как раз по телевидению шла «Битва хоров», и мы тогда впечатлились передачей. Сцендвижение поначалу давалось нам трудно, мы выходили с репетиций просто выжатые. А так как с пением его совмещать достаточно сложно, мы записали фонограмму, так что поем дабл-треком. Артисты с интересом приняли Театр песен, да и многие зрители тоже. Хотя было мнение, мол, зачем капелле сценическое движение.

— Какие у вас планы на ближайшее будущее: репертуарные, гастрольные?

— Сейчас мы пока вернулись к классике. Готовим очень серьезную программу, которую исполним на сольном концерте 15 декабря: будет первая часть из кантаты «Иоанн Дамаскин» С. Танеева, «Страсти по Иоанну» И. Баха, «Рождественская оратория» и другие произведения. Марийская национальная программа также остается в нашем репертуаре. Ведь это наши корни, лучше нас все равно никто не споет. А вообще у нас достаточно большой и разнообразный репертуар — есть детская программа, экологическая, военная. Мы постоянно в поиске чего-то нового и интересного.

Что касается гастролей, то хотелось бы, как и раньше, участвовать в каких-то фестивалях. Нас приглашают и в Петербург, и в Казань, и в другие города, но пока нет возможности и финансовой поддержки. В обозримом будущем больших поездок не предвидится, выступаем пока только в пределах республики.

— Кстати, насчет финансов. Если не секрет, какая зарплата у артистов капеллы?

— Для нашей республики зарплата достаточно приемлема и оптимальна, чтобы себя прокормить. Средняя — около 10 тысяч. Но у нас есть премии — в зависимости от концертов, от успеваемости, от занятости: если, например, артист солирует где-то, ему полагается отдельная премия. Премии достаточно большие, за счет них можно куда-то съездить и даже хорошо обеспечить семью.

— По-вашему, капелла сейчас переживает трудные времена?

— Капелла сейчас находится на подъеме. Конечно, в прошлом году, после ухода Антонины Васильевны, мне было трудно, ведь на меня возложили такую ответственность. Мы даже не дали тогда традиционные рождественский и пасхальный концерты. Сейчас, как я уже говорил, мы готовимся к серьезному сольному концерту и приглашаем туда всех зрителей.

Беседовала Ирина СУВОРОВА