Какой риск выше?

— Когда в Йошкар-Оле появился аппарат для дробления камней в почках, я обрадовался: наконец-то я избавлюсь от них. Но мне сказали, что это не такая простая операция, как может казаться. В чем риск выше — в дроблении или в жизни с большим камнем? Заведующий урологическим отделением Йошкар-Олинской городской больницы Алексей Николаевич Окулов


ДРОБЛЕНИЕ ИЛИ ЖИЗНЬ С БОЛЬШИМ КАМНЕМ

— Когда в Йошкар-Оле появился аппарат для дробления камней в почках, я обрадовался: наконец-то я избавлюсь от них. Но мне сказали, что это не такая простая операция, как может казаться. В чем риск выше — в дроблении или в жизни с большим камнем?

Заведующий урологическим отделением Йошкар-Олинской городской больницы Алексей Николаевич Окулов:

— Литотрипсия действительно непростая процедура. С одной стороны необходимо разрушить камень, а с другой — нанести минимальный вред почечным структурам. Несмотря на то что в аппарате, на котором мы работаем в нашей больнице, используются режимы с минимальным повреждающим действием (мы даже не используем анестезию), все-таки есть риск того, что пострадает почка. Поэтому вначале уролог оценивает, есть ли необходимость в литотрипсии. Уратные камни лучше пытаться растворить. Оптимальный размер конкрементов, при котором проводится литотрипсия, — 0,8 -1,5 см. Основное условие для литотрипсии — чтобы камень можно было увидеть на УЗИ. Не надо думать, что за одну процедуру камень раздробится и его части сразу выйдут с мочой. Это длительная, напряженная, кропотливая работа, требующая терпения от врача и пациента. Вначале производится разрушение камня до мелких фрагментов. После литотрипсии камни должны отойти примерно в течение трех месяцев. Затем делается контрольное УЗИ, и если остаются крупные фрагменты, снова нужно выполнять такую процедуру. Некоторые пациенты ходят к нам в течение года по 2 — 3 раза.