Когда министры покупают кукол

Йошкаролинка Нурфия Желонкина занимается народными художественными промыслами более 20 лет. Ее изделия пользуются спросом не только в Марий Эл, а самый необычный заказ был от московских «сандуновских бань». Сейчас она признанный мастер, одна из немногих хранительниц этого творчества в Марий Эл. Но только близкие люди знают, что взялась она за лозу уже в зрелом возрасте и лишь для того, чтобы прокормить семью. Было это в начале 1990-х годов.


ЙОШКАРОЛИНКА НУРФИЯ ЖЕЛОНКИНА ЗАНИМАЕТСЯ НАРОДНЫМИ ХУДОЖЕСТВЕННЫМИ ПРОМЫСЛАМИ БОЛЕЕ 20 ЛЕТ. ЕЕ ИЗДЕЛИЯ ПОЛЬЗУЮТСЯ СПРОСОМ НЕ ТОЛЬКО В МАРИЙ ЭЛ, А САМЫЙ НЕОБЫЧНЫЙ ЗАКАЗ БЫЛ ОТ МОСКОВСКИХ «САНДУНОВСКИХ БАНЬ»

Сейчас она признанный мастер, одна из немногих хранительниц этого творчества в Марий Эл. Но только близкие люди знают, что взялась она за лозу уже в зрелом возрасте и лишь для того, чтобы прокормить семью. Было это в начале 1990-х годов.


Нурфия Желонкина: «К себе всегда придираюсь, но так и должно быть. Если хочешь хорошо выполнять работу и расти дальше, нужно быть требовательной»
 

Вообще-то изначально профессия у Нурфии Масхудовны была совсем не творческая, а, скорее, техническая. Много лет она проработала в бюро технической инвентаризации, пока лихие девяностые хорошенько ее не встряхнули и не заставили выживать в новой реальности. «Денег не было. Поэтому, когда мне предложили обучиться мастерству лозоплетения, я, конечно, согласилась. Подумала, что будет дополнительный заработок, — вспоминает Нурфия Масхудовна. — Но на курсах ни одного занятия так и не провели, выдали только книги-самоучители, поэтому осваивать мастерство пришлось самостоятельно. Мои первые хлебницы и фруктовницы казались мне шедеврами. Я дарила их родственникам. А через несколько лет увидела их у сестры и ужаснулась: какие они неровные, кривые! Но сестра продолжала хранить их».

Конечно, тогда, в начале 90-х, она и не помышляла стать мастером художественных промыслов. От нужды согласившись обучиться лозоплетению, она в глубине души сомневалась, будут ли плетеные изделия пользоваться спросом в такое непростое время. Людям бы на еду да на одежду заработать, до красивых ли безделушек? «Но что удивительно, — говорит Нурфия Желонкина, — мои конфетницы и кузовки были нарасхват, причем брали их не самые богатые, а простые люди. Эти деньги очень нам помогли, какой-никакой, а все же доход, мы ими оплачивали коммунальные счета».

Но постепенно народное творчество завоевывало ее сердце. Из начинающей она быстро перешла в разряд учителей. Прошел примерно год, а Нурфия Желонкина уже преподавала курсы по лозоплетению для взрослых в Доме культуры Российской армии. Там она проработала пару лет, освоила новые материалы, а в 1993 году перешла в детскую школу искусств и ремесел «Гармония». В общем, легко освоилась в новой для себя сфере. «Очень долго я занималась с детьми только лозой, потом директор предложила перейти на рогоз, бересту и прочее. Мы начали делать совместные работы из разных материалов, такие изделия интереснее смотрятся», — говорит Нурфия Масхудовна.

В «Гармонии» она учила детей, а дома училась сама, осваивала новые природные материалы. Ей хотелось попробовать все. Постепенно освоила солому, кукурузу, нитки. Зато теперь ее ученики работают сразу с несколькими видами материалов. Одно из последних изумительных изделий — дипломная работа одного выпускника. Мальчик выполнил паровоз из бересты, чем Нурфия Масхудовна очень гордится: «Это непростая работа, ему пришлось каждую деталь подогнать, чтобы фигура была соразмерной».

Чувству пропорций дети учатся опытным путем. Как говорит Нурфия Масхудовна, занятия художественными народными промыслами развивают в детях творчество, усидчивость, математико-аналитические способности, пространственное мышление. Иногда творчество помогает определиться с выбором профессии. Среди выпускников Нурфии Масхудовны есть те, кто связали жизнь с проектированием и планированием. Одна поступила на строительный факультет Волгатеха, другая окончила архитектурное отделение, третья поступила на мебельное отделение. Так можно перечислять и перечислять. Тем не менее мастерица признается, что сейчас интерес детей к народному творчеству падает: у них есть компьютеры, нужно спешить к репетитору и так далее.

По поводу себя Нурфия Масхудовна говорит, что предпосылки заниматься творчеством у нее были еще в школьные годы. Но тогда было больше принято получать рабочие профессии, да и не знала она, где можно получить художественное образование. Свою детскую мечту она воплотила в дочери Елене, которая закончила художественную школу, Йошкар-Олинское художественное училище и художественно-графический факультет Чувашского государственного педагогического университета. Причем поступлению в ЧГПУ мама была рада даже больше самой дочери. С поступлением вообще произошел довольно забавный случай: об экзамене они узнали уже в день его проведения и прибежали в последний момент. Сейчас дочь работает художником-дизайнером — иногда случайности не случайны.

Материалы для изделий — все эти веточки и высушенные стебли, которые потом воплощаются в изумительно красивые формы, — она готовит сама. Причем человек со стороны едва ли знает, что сбор и подготовка материала составляют 80 процентов всего труда, вложенного в произведение декоративно-прикладного творчества. Вот видите вы на ярмарке плетеную корзинку, которая стоит 500 рублей, и думаете: почему так дорого? А теперь представьте, что перед тем, как эту корзинку сплести, умелец должен сходить до ближайшего ивняка в лес или на заливные луга, нарезать, принести, сварить и почистить веточки — и лишь потом начать плетение. А за рогозом, из которого плетут конфетницы, вообще нужно идти до рек или болот, причем собирать нужно подводную часть растения. Вот такая это трудоемкая работа.

У Нурфии Масхудовны все работы авторские. Она не идет по проторенной другими мастерами дорожке. Сама разрабатывает технику изготовления изделия. Лукошки из бересты круглые и с углами (что считается верхом мастерства), корзины для белья, всевозможные мелкие изделия (разве их перечислишь!) — все это делается для себя и на заказ. Один из йошкар-олинских супермаркетов приобрел у нее стойку для хлеба. Тот заказ стоил 10 тысяч рублей. Однажды знаменитые «Сандуновские бани» Москвы заказали Нурфие Желонкиной сто пар лаптей. Но, хотя заказ был прибыльный, она сплела лишь десять пар — надоело однообразие. Пришлось искать баням другого мастера. Все короба и кузовки, шляпки и прочее, что не было продано, раздарены родственникам, иначе в доме не осталось бы места. Ее изделия разъехались в Якутск, Киров, Болгарию. У себя Нурфия Масхудовна хранит лишь несколько декоративных изделий: кукол из кукурузы и рогоза, конфетницу в виде лебедя и декоративного петуха.

За плечами Нурфии Масхудовны много конкурсов и наград, в том числе достижения ее учеников. «К себе всегда придираюсь, но так и должно быть, — рассуждает она. — Если хочешь хорошо выполнять работу и дальше расти, нужно быть требовательной». В прошлом году она получила премию Правительства РМЭ «Душа народа» и звание народного мастера в области декоративно-прикладного искусства. Тогда же она в третий раз участвовала в межрегиональном конкурсе национального костюма, где представила куклу из кукурузы и обогнала народного мастера России по текстильной кукле Ирину Агаеву (Тула), которая заняла третье место. Председатель жюри Юлия Борисовна Иванова, заведующая отделом изобразительного и декоративно-прикладного искусства Государственного Российского Дома народного творчества (Москва), назвала работы Нурфии Масхудовны высшим пилотажем.

Она провела четыре персональные вставки. Одна прошла в 2008 году в йошкар-олинском Музее народно-прикладного искусства и называлась «Когда б вы знали, из какого сора…». Вторая, «Живу, пока творю», была в 2010-м. В 2011 году прошли ее выставки в Звенигове и в Музее истории Йошкар-Олы, где экспонировались куклы. В прошлом году в Козьмодемьянске проходил Всероссийский фестиваль «Территория этнотворчества». Среди гостей был минсстр из Тулы, который купил у Нурфии Масхудовны куклу из рогоза для Тульского музея куклы.

Сейчас мастерица пишет картины на бересте и из шерсти (шерстяная акварель), научилась плести из соснового корня. Для этого корень сосны нужно выдернуть, почистить и расслоить.

В планах Нурфии Масхудовны — поучаствовать еще раз во Всероссийском конкурсе «Русь мастеровая» в Чебоксарах. В этом году поехать не получилось, здоровье не позволило, но ее ученица заняла второе место. «Главное, не останавливаться на достигнутом, иначе работа не принесет радости», — говорит Нурфия Желонкина. И с этим вряд ли поспоришь.

Надежда КРАСНОВА