Когда начинаешь тянуть за ниточку

5 октября сотрудники уголовного розыска отметили свой профессиональный праздник. Неформально их называют опера, официально — оперуполномоченные полиции. У них свой профессиональный статус, своя событийность службы, особый командный дух, многогранная азбука общения, заданные стандарты с непременной жизненной импровизацией, хладнокровие и риск и, конечно, свой, неповторимый вкус победы.


И РАСПУТЫВАЕШЬ ВЕСЬ КЛУБОК ПРЕСТУПЛЕНИЯ — ВОТ ОНО, ПОТРЯСАЮЩЕЕ ОЩУЩЕНИЕ УДАЧИ

5 октября сотрудники уголовного розыска отметят свой профессиональный праздник.

Неформально их называют опера, официально — оперуполномоченные полиции. У них свой профессиональный статус, своя событийность службы, особый командный дух, многогранная азбука общения, заданные стандарты с непременной жизненной импровизацией, хладнокровие и риск и, конечно, свой, неповторимый вкус победы.

Владимир Хориков: «Я с начала 90-х на оперативной работе. Мы работали без выходных, сидели в засадах, ловили преступников, раскрывали преступления».
 

Начальник УМВД России по г. Йошкар-Оле Владимир Валентинович Хориков долгое время служил в уголовном розыске. Поэтому разговор о специфике сыскного дела постоянно перекликался с итоговой картиной работы Управления. Согласитесь, знание ситуации изнутри и взгляд сверху позволяют более масштабно и объективно дать те или иные оценки.

НЕ ПЕРЕДАТЬ СЛОВАМИ, НАДО ПЕРЕЖИТЬ

— Владимир Валентинович, с чем для вас связан профессиональный праздник, какие воспоминания подсказывает память?

— Прежде всего, это становление в профессии. Я с начала 90-х на оперативной работе. Три года был внештатным сотрудником, а в сентябре, за месяц до праздника, уже официально пришел служить в милицию. Мы работали без выходных, сидели в засадах, ловили преступников, раскрывали преступления. И ко дню уголовного розыска мне вручили премию. Для меня, только что получившего назначение, это был настоящий праздник — я доказал, что хочу служить в милиции. А потом закрутилась эта беспокойная жизнь. Сначала в Центральном отделе милиции, потом — в Заводском, а далее — на должности начальника ОРЧ по имущественным преступлениям в Управлении уголовного розыска министерства. Да по сути, я все время связан с оперативной работой.

— У мастеров сыска и особый взгляд на профессию, и своя система координат. Чем интересна специфика оперативной службы? Несмотря на ежедневные стрессовые ситуации на месте происшествия, у сыщиков и глаз горит, и есть кураж в работе.

— Раскрыть очевидное преступление, где есть фигурант и явные доказательства, — это одно, а вот «глухое» — совершенно иное. К примеру, совершена квартирная кража, и вроде нет никаких зацепок — ни следов, ни предполагаемого жулика, ни свидетелей. И тут начинаешь отрабатывать все, что может иметь отношение к преступлению: устанавливаешь связи, общаешься с людьми, изучаешь экспертные заключения. Среди сотрудников — постоянные мозговые штурмы, где обсуждаются варианты, версии, свежие идеи. Это же интересно! А когда начинаешь тянуть за ниточку и распутываешь весь клубок преступления — вот оно, потрясающее ощущение удачи. Это не передать словами, это надо пережить.

 У профессионала всегда тщательный подход к делу — когда разрабатывается весь круг задействованных лиц, отслеживается цепочка связей. Тогда картина становится полной и предельно ясной. Да и результат ощутимый — вместо одного жулика за решетку отправляется вся преступная группа.

КОГДА ЖУЛИК СКАЖЕТ ЗАВЕТНУЮ ФРАЗУ

— В вашей богатой служебной практике — масса интересных историй, расскажите о самых памятных.

— Их было столько, и обычных, и резонансных. Но удивительно, что запомнилось первое, довольно банальное дело. Это была кража стационарного телефона. Сейчас бы сказали из офиса, в то время — из конторы. Жулик забежал в помещение, сломал дверь, схватил телефон и был таков. Надо было опросить весьма приличное число доставленных — в четырех камерах для задержанных находилось около пятнадцати человек, из них лишь пара «клиентов» как-то подходила под типаж преступника — по следам обуви и другим параметрам. После долгих, утомительных бесед и соответствующих процедур я установил преступника. Это было первое раскрытое дело.

А потом раскрывали убийства, кражи, грабежи, разбои. Порой жулики, над которыми сгущались тучи, приходили в отдел с вещами, говоря заветную фразу: «Все, я сдался!»

Случались квартирные кражи, когда из дома выносили буквально все ценное имущество. Хозяева не верили, что кража будет раскрыта. И когда задерживаешь преступников и возвращаешь людям похищенные вещи, восторг в их глазах дорогого стоит. Такая же ситуация с угонами, кражами автомобилей. Нередко владельцы не надеются, что полиция найдет злоумышленников. Но если через год-полтора, когда люди смирились с пропажей, вручаешь им ключи от машины, то смотреть на их радость чрезвычайно приятно.

Говоря о громких делах, вспоминаю слаженную работу сотрудников уголовного розыска по преступной группе из Сурка. На счету банды были серьезные преступления: серии квартирных краж, хищения автомашин, разбои, грабежи. Мы установили преступников, двое из банды подались в бега, но были задержаны. Оперативники четко сработали по доказательствам, по каждому факту были получены признания. И как итог — наказание преступников и возвращение имущества потерпевшим.

 По большому счету, для этого мы и работаем. Не для показателей, а для людей.

О ДОСТИЖЕНИЯХ И ПРОБЛЕМАХ

— Кстати, о показателях отдела уголовного розыска вашего Управления. Есть вполне заметные успехи. За восемь месяцев текущего года — стопроцентная раскрываемость разбоев, изнасилований, преступлений с тяжким вредом здоровью. Чуть пониже показатели по убийствам, грабежам и другим составам. В то же время растущие, но не лучшие цифры по раскрываемости квартирных краж и наркопреступлений. В чем соль достижений и гвоздь проблем?

— Вначале — о положительной динамике. Когда меня назначили на пост начальника Управления, в Йошкар-Оле были серьезные проблемы с уличной, подростковой, «пьяной» преступностью и ряд других. Поэтому в первую очередь уделялось внимание пресечению этих видов преступности, криминальных действий в общественных местах, под особым контролем находились те, кто ранее совершал преступления. Со временем серьезная комплексная работа позволила сбить волну уличной преступности. А отсюда — и благоприятная статистика по снижению преступлений и по раскрываемости.

Если говорить о преступлениях, связанных с незаконным оборотом наркотиков, то их фиксируется значительно больше, чем в прошлом году. Раскрываемость, — выше, но нужно добиваться более высоких результатов. Сегодня наркорынок развивается и модифицируется стремительными темпами — в основном на нем изобилуют синтетические наркотики — «спайсы» и их производные и ряд других. Не все зависит от тех, кто ловит преступников, веское слово должны сказать законодатели. Мы задерживаем распространителей или потребителей, но часть синтетики не попадает под действие буквы закона.

Полиция делает свою работу, но и поддержка граждан играет достойную роль. Весьма обнадеживает, что у наших горожан небезразличная позиция. Хочу поблагодарить их за своевременные звонки и сообщения о тех, кто тем или иным образом связан с наркотиками.

 Сегодня есть проблемы с раскрываемостью квартирных краж. Омрачила ситуацию серия подобных преступлений. Скажу коротко: мы работаем над тем, чтобы установить преступников. Не все получается так, как хотелось бы. Идет кадровая ротация, кто-то уходит на пенсию, кто-то на повышение. При сильном руководящем звене новый состав уголовного розыска пока на стадии формирования.

МАСТЕРСКИ ВЕСТИ ДИАЛОГ С ПРЕСТУПНИКОМ

— Какие критерии предъявляются к тем, кто хотел бы служить в уголовном розыске?

— Требования довольно жесткие. Впрочем, они всегда были такими. Это работа днем и ночью, не считаясь с личным временем. На мой взгляд, служат в уголовном розыске не за деньги и почести, а за идею. Таких немного. Но именно на них и делаем ставку. Верю, что в будущем сложится отличный коллектив. Чтобы стать настоящим опером, требуется не год и не два, а где-то, по моим подсчетам, лет пять. Нужно мастерски вести диалог с преступниками, чтобы они давали показания, «пропустить» их через суд. У нас довольно тонкие грани: с одной стороны — преступник, с другой — остальные, по центру — уголовный розыск. Надо и понять жулика, и не заиграться — мы живем по закону. Сыщику следует досконально знать свой район, владеть оперативной обстановкой, общаться с людьми — все это играет на раскрываемость преступлений. И конечно, постоянно учиться, перенимать опыт и развиваться.

— Вы показываете мастер-классы новичкам?

— Просто помогаем сотрудникам, когда случаются сложные преступления. А мастер-класс — это расколоть жулика, которого никто не может расколоть.

 — Среди оперов, наверное, не бывает бывших.

— Только настоящие. Встречаю наших ветеранов уголовного розыска — у них глаза горят, вспоминают о былой службе. Этим людям огромная благодарность, мы всегда им готовы помочь и обратиться к их профессиональному опыту.

— Ну вот, Владимир Валентинович, мы перешли к лирической ноте. Самое время поздравить коллег.

— От всей души хочу пожелать сотрудникам уголовного розыска крепкого здоровья и огромного терпения, которое так необходимо в нашей профессии. И конечно, не сдаваться, развиваться и только побеждать! Мы прошли свою школу жизни, а молодое поколение всегда научим и поддержим!

Беседовала Ольга САЛТАНОВА, фото пресс-службы МВД по РМЭ