Кошелек — залог здоровья?

ЧИТАТЕЛЬ «Й» ЧУТЬ БЫЛО НЕ ОТКАЗАЛСЯ ОТ НАЗНАЧЕННОГО ЛЕЧЕНИЯ, УЗНАВ, СКОЛЬКО СТОИТ ПРОПИСАННОЕ ЛЕКАРСТВО

Когда читатели выражают желание выступить на нашей трибуне, прошу: «Давайте вспомним и о хорошем, ведь не все же врачи и сестры невнимательны и бессердечны, а медицина так несовершенна.»

И надо отдать должное, говорят и о хорошем. Просто плохое дольше помнится, тем более, если оно связано со здоровьем.


ЧИТАТЕЛЬ «Й» ЧУТЬ БЫЛО НЕ ОТКАЗАЛСЯ ОТ НАЗНАЧЕННОГО ЛЕЧЕНИЯ, УЗНАВ, СКОЛЬКО СТОИТ ПРОПИСАННОЕ ЛЕКАРСТВО

Когда читатели выражают желание выступить на нашей трибуне, прошу: «Давайте вспомним и о хорошем, ведь не все же врачи и сестры невнимательны и бессердечны, а медицина так несовершенна.»

И надо отдать должное, говорят и о хорошем. Просто плохое дольше помнится, тем более, если оно связано со здоровьем.

ЧТО ВЫ ХОТИТЕ?

Обобщая высказывания читателей, заметила, как часто они вспоминают один и тот же вопрос, с которым к ним обращаются медицинские работники: «А что вы хотите?» Произносят его с разной интонацией и в различных случаях. Например, его можно услышать от врача скорой помощи, которую вызвали к ребенку с высокой температурой, или от недоуменно пожимающего плечами специалиста, нетерпеливо выслушивающего жалобы пациента с ворохом хронических заболеваний, и так спрашивают бабушку, сетующую на боли в ногах. Озвучивается часть вопроса, другая предполагает как само собой разумеющееся и расшифровывается примерно так: «А что вы хотите, все дети болеют!» или так: «Что вы хотите с вашими-то болячками и в вашем возрасте?»

Пациенты не сразу находятся, как ответить на этот вопрос. Сказать, что, мол, хочу от вас помощи, так это и так ясно, иначе зачем же здесь нужно присутствие медика, сказать, что хочу жить, совсем уж смешно, а разве придут к врачу, кто этого не хочет?

КОШЕЛЕК — ЗАЛОГ ЗДОРОВЬЯ?

Ситуация, рассказанная Ильей Ивановичем Макаровым актуальна для многих, так как касается стоимости медикаментов, рекомендуемых доктором. Так, Илья Иванович с перечнем лекарств, прописанных врачом, отправился в аптеку. Однако, узнав цену препаратов, ужаснулся — одно лекарствостоит около 800 рублей, а ему на курс 9 упаковок надо, другое — за 300… Расстроенно махнув рукой, он собирался уж было уйти, мол, не с моей зарплатой такими пилюлями лечиться, да фармацевт остановила и подсказала, что существует аналог дорогого лекарства, состоящий из тех же веществ, только цена на него более чем вдвое ниже. «А ведь я говорил врачу, — сетует Илья Иванович, — что не могу себе позволить дорогостоящее лечение. Может врачи — агенты фармацевтических компаний?»

Ответить на этот вопрос мы не можем, не располагаем подобными сведениями. А озабоченность Ильи Ивановича разделяем, как разделяет ее и Кирилл Шумейко. «Без наличных в кошельке, — утверждает Кирилл, — не купишь дорогостоящие препараты, не сможешь поддерживать себя курсами витаминотерапии и оздоровительного массажа, не запишешься в фитнес-центр, не разнообразишь свой рацион фруктами, рыбой, диетическим мясом, и в конце концов просто не полечишь зубы, не теряя при этом кучу времени на получение талона в бесплатную клинику (кстати, как это произошло с йошкаролинкой Лидией Шаховой). Одним словом, здоровье зависит от толщины кошелька».

«ЛЕЧИТ» СЛОВО

«Сейчас в поликлиниках не хватает гинекологов» — вздыхают Евгения Журова и Анастасия Григорьевна Пантелеева. Это, конечно, большая проблема. Ведь из-за усталости и слишком высокой нагрузки на одного специалиста, падает уровень внимания при осмотре пациента, врачу трудно до конца выслушать и проанализировать его жалобы.

Так, йошкаролинка Елена Сергеева пережила настоящий стресс после очередного приема, на котором гинеколог заявила, что вот-вот у Елены начнутся роды и что предлежание у плода тазовое. Лена ужаснулась, да и стоило отчего: срок-то у нее всего 7 месяцев, а тут еще и неправильное предлежание. Ночь не спала, ревела. А на утро побежала в платный кабинет на УЗИ (на бесплатное обследование очередь в поликлинике нескоро подойдет), последние деньги на это потратила. Там посмотрели и заверили, что расстраиваться нет причин, ни о каких преждевременных родах речи быть не может, и лежит малыш нормально. А ведь женщина после пережитого действительно могла разрешиться раньше времени.

И еще один пример. После плановой диспансеризации Владимиру Анатольевичу позвонили по телефону и предложили срочно прибыть в поликлинику. Владимир — мужчина выдержанный, паниковать раньше времени не стал. А вот его домашние изрядно поволновались, ведь речь шла о плохих показателях ЭКГ. Оказалось, что с сердцем у Владимира все в порядке, просто аппаратура подвела и выдала неправильный результат, а доктор поспешила с выводами.

Конечно, издержки бывают в любой профессии, мы же все живые люди — у врачей тоже бывают и недомогание, и плохое настроение, случаются в жизни и трагедии. Но у медиков меньше всего права на ошибку или невнимание. За их ошибки расплата — здоровье и жизнь человеческая. И потом, они же сами избрали эту профессию.

ДОКОПАТЬСЯ ДО СУТИ

Докопаться до сути, или иными словами поставить правильный диагноз, — залог успешного лечения. Читатели Ирина Измайлова, Олег Евгеньевич Прохоров и Маргарита Шитунова считают, что сегодня это основная проблема в медицине. Среди их знакомых были такие случаи, когда человек лечился от одной болезни, а умер совсем от другой, о которой в анамнезе не было ни строчки. Олег Евгеньевич считает, что если уж пришел пациент со своей проблемой к участковому врачу, то его надо «перетрясти» с головы до ног, благо дело аппаратуры в поликлиниках достаточно, лаборатории везде работают. Но и пациенты, по словам Ирины, свою лепту в это дело должны внести и приходить на прием подготовленными: четко излагать врачу, что и в какой степени беспокоит, иметь при себе тетрадку с записью показаний тонометра в разные дни, результаты флюорографии и предыдущие справки, а также выписки и рентгеновские снимки, если они находятся не в амбулаторной карте, а на руках. А Маргарита убеждена, чтобы не доводить дело до поиска диагноза, лучше заранее позаботиться о том, чтобы вообще никаких диагнозов не было. «Для кого, — спрашивает Рита, — построены в Йошкар-Оле ледовые и водные дворцы и оборудованы физкультурные залы? Для нас горожан. Посчитайте, сколько средств вы тратите на колбасу, пирожные, сладости, сигареты. Думаю, они в несколько раз превысят те, которые вы могли бы потратить на посещение бассейнов и спортивных залов».

КОЙКО-МЕСТО

В городской больнице больше нет ревматологического отделения. Больные данного профиля лечатся в терапии, правда, под присмотром ревматологов. Вот только коек для лечения таких пациентов стало в несколько раз меньше. Ильяс Ибрагимович Ахметзянов рассуждает: «У нас что стало меньше больных, страдающих артритами, артрозами и т. д.? По-моему, больных так же много и все они сложные, потому что болезни эти неизлечимы, требуют постоянного наблюдения, приема серьезных препаратов и регулярного курсового лечения в условиях стационара. В чем же тогда дело? Наверное, в том, что новый сосудистый центр потеснил площади некоторых отделений, пришлось больнице перестраиваться и уплотняться».

Никто не спорит, сосудистый центр очень нужен, от инфарктов и инсультов ежегодно мы теряем целую армию наших сограждан. Но ведь нельзя же во благо одних пациентов ущемлять права других.

Ревматологические больные — это, ясное дело, не та категория, которая требует немедленного медицинского вмешательства, но ведь многие из них становятся инвалидами, мы же не хотим, чтобы у нас стало больше людей, не способных себя обслуживать?

О ХОРОШЕМ

Кроме негатива в нашей жизни, присутствует и позитив, и светлая энергетика разбавляет темную. А это происходит тогда, когда пациенты с восторгом рассказывают о тех, кто им помог, кто не махнул рукой, кто докопался до сути и кто фактически подарил им здоровье. Я не буду перечислять фамилии благодарных пациентов, а вот докторов, о которых они говорили, назову: аллерголог Наталья Викторовна Мухина, детский отоларинголог Халиса Закиевна Сафарова, заведующая отделением 2-го этапа выхаживания недоношенных детей Валентина Валерьевна Сафронова, фельдшер-лаборант Надежда Александровна Белянина, гематолог Зинаида Семеновна Гордеева, гинеколог Светлана Демьяновна Королева, эндокринолог Лилия Наилевна Ганиева, кардиолог Галина Леонидовна Колесникова, проктолог Аскар Гусменович Кашапов, хирург Вячеслав Арсенович Галустян, врач-лаборант (ныне пенсионерка) Анна Митрофановна Маматова, гастроэнтеролог Лидия Сергеевна Авдеева, уролог Алексей Николаевич Окулов, терапевт Нина Александровна Белоусова, старшая медсестра Наталия Николаевна Медведева, терапевт Алла Львовна Осташенкова.

ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНЫЙ ДИАГНОЗ

В нашей газете много раз говорилось о том, как трудно медицинским учреждениям быть на уровне, когда не хватает специалистов, особенно среднего звена. Писали мы и о трудных условиях работы, и о небольших зарплатах. Увы, большинство проблем — проблемы не только нашего города, а всей страны.

Что же делать в такой ситуации?

Может быть, для начала постараться оставаться людьми, набраться выдержки и терпения и находить точки взаимопонимания — доктору с пациентом, родителям с детьми, начальству с подчиненными, и всем нам — друг с другом. От этого напрямую зависит наше настроение, а значит, и здоровье и то, как мы сможем развиваться дальше — на позитиве или на негативе. Пока мы находимся где-то между этими категориями.

Ольга КОНДРАТЬЕВА