Лебединый ажиотаж

Театр оперы и балета им. Э. Сапаева представил новую сценическую версию легендарного балета Петра Чайковского «Лебединое озеро». Билеты на этот спектакль разобрали буквально в считанные дни, и за две недели до премьеры их было уже не достать. Но йошкаролинцы не унывали: теша себя надеждой попасть на балет именно в день премьеры, они публиковали объявления «Куплю билет» в социальных сетях


ТЕАТР ОПЕРЫ И БАЛЕТА ИМ. Э. САПАЕВА ПРЕДСТАВИЛ НОВУЮ СЦЕНИЧЕСКУЮ ВЕРСИЮ ЛЕГЕНДАРНОГО БАЛЕТА ПЕТРА ЧАЙКОВСКОГО «ЛЕБЕДИНОЕ ОЗЕРО»

Билеты на этот спектакль разобрали буквально в считанные дни, и за две недели до премьеры их было уже не достать.

Но йошкаролинцы не унывали: теша себя надеждой попасть на балет именно в день премьеры, они публиковали объявления «Куплю билет» в социальных сетях и даже перед началом спектакля стояли с такими табличками на крыльце театра. Вызван ли был подобный ажиотаж мечтой увидеть культовый балет или простым обывательским стремлением побывать в новом здании театра — сказать сложно. Думается, что и тем и другим.

Сказать, что зал был полный, — значит, ничего не сказать: хотя администрация театра поставила дополнительные стулья, не было ни одного свободного места, были заняты даже те места на балконах, что очень неудобны для зрителя. Все ждали новую сценическую версию балета. И оно того стоило!

Когда худрук театра Константин Иванов только объявил о том, что собирается переставить балет, многие задавались вопросом: «А нужно ли?» Конечно, нужно. И как говорит сам Константин Анатольевич, старая версия морально устарела (она была поставлена в 2003 году), не говоря уж о том, что декорации просто не подходили к параметрам новой большой сцены.

И вот открылся занавес, и началось волшебство. «Й» уже писала о том, что художник Борис Голодницкий не стал отходить от темы с крыльями, которую использовал в прошлой версии балета. Как мы знаем, у Бориса Исааковича очень философский подход к созданию декораций. Только в этот раз это уже другие крылья и другая конструкция: если в той постановке крылья «выезжали» из-за кулис на сцену, то в этой постановке это полноправные декорации, обрамляющие сценическое пространство, при этом для каждой картины они разные. Если это предместье замка принца Зигфида, то на них изображены деревья, а на заднем фоне зритель может узнать тот самый немецкий замок Нойшванштайн, которым, как уверены сами немцы, и был очарован Чайковский, создавая «Лебединое озеро». Кстати, озеро, над которым возвышается этот замок, так и называется — Шванзее — Лебединое озеро. Между прочим, посещение этого замка во время последних гастролей в Германии вдохновило Константина Иванова на создание новой версии балета.

Во второй картине, когда происходит первая встреча заколдованной королевы лебедей Одетты и принца и между ними зарождается то самое светлое чувство, зрители переносятся на берег озера, и обрамляющие сцену крылья так же чисты и белоснежны, как и сами девушки-лебеди. Эту картину еще называют «белым актом», и в новой версии белый цвет — цвет чистоты и невинности — играет не последнюю роль. Это заметно и в костюмах, созданных Татьяной Изычевой, ведь все костюмы нового балета объединяет удивительно нежная цветовая гамма. Вообще в этом спектакле нет ни одного кричащего цвета, все будто бы несет в себе одну идею — идею победы светлой и искренней любви над испытаниями судьбы.

В «Лебедином озере» Константина Иванова не бывает трагического финала (хотя он написан Чайковским), здесь даже злой гений Ротбарт не умирает, он просто уходит, побежденный и смирившийся с тем, что настоящую любовь ничто не может победить. Совершенно новое в этом спектакле — это не только присутствие черных лебедей как полноправных участников истории, но и полноценный счастливый финал: сила любви не просто изгоняет зло, она превращает лебедей обратно в девушек, таким образом, Одетта действительно может соединиться со своим принцем.

Новую функцию в спектакле обрел Шут. В общем-то, теперь язык не поворачивается назвать его Шутом, потому что у него нет каких-то опознавательных знаков, позволяющих зрителям определить героя. Сейчас это скорее, еще один придворный, являющийся по совместительству другом и наставником принца.

И хотя в новом спектакле нет серьезных изменений в хореографии — только небольшие штрихи, заметные взгляду истинных балетоманов, — «Лебединое озеро» все же смотрится по-другому и с новыми ощущениями.