Маленькие «бродяжки»

Как часто вы наблюдаете в своем дворе за оставшимися без крова кошками и собаками? Пытаетесь ли им помочь или вызываете бригаду отстрела? Проблемы с бездомными животными существовали всегда. Таких животных можно просто пожалеть, а можно и реально им помочь. Этим и занимается Фонд помощи бездомным животным «Маленькие друзья с большим сердцем».


КАК ЧАСТО ВЫ НАБЛЮДАЕТЕ В СВОЕМ ДВОРЕ ЗА ОСТАВШИМИСЯ БЕЗ КРОВА КОШКАМИ И СОБАКАМИ? ПЫТАЕТЕСЬ ЛИ ИМ ПОМОЧЬ ИЛИ ВЫЗЫВАЕТЕ БРИГАДУ ОТСТРЕЛА?

Проблемы с бездомными животными существовали всегда. Таких животных можно просто пожалеть, а можно и реально им помочь. Этим и занимается Фонд помощи бездомным животным «Маленькие друзья с большим сердцем».

Признаться, сама довольно часто наблюдаю, как сердобольные жители того или иного дома подкармливают целый выводок «бродяжек». Понятно, что простое подкармливание — это не выход, ведь если где-то образовалась хорошая кормовая база, бездомных кошек и собак собирается здесь все больше и больше. Бездомные братья наши меньшие чаще, чем домашние, подвергаются болезням, причем нередко инфекционным. Потому помощь, проявляющаяся в обычной жалости и подкормке, — не эффективна.

Такого же мнения придерживаются и в фонде «Маленькие друзья с большим сердцем».

«Я ВИДЕЛ ГДЕ-ТО БЕЗДОМНОЕ ЖИВОТНОЕ — ЗАБЕРИТЕ»

Сообщество неравнодушных людей с таким названием собралось еще в 2011 году, а годом позже было решено официально зарегистрировать фонд помощи, так как через этих ребят стало проходить много «бродяжек». Его директор Инга Талова — приятный собеседник. Чувствуется ее невероятная любовь ко всем без исключения животным — как к здоровым и активным, так и к сирым и убогим. Фонд оказывает помощь всем.

Теоретически этот фонд создавался по аналогии с любым другим фондом, оказывающим помощь, скажем, детям: т. е. собрать деньги на дорогостоящую операцию, найти какие-то лекарства или же помочь с едой домашним мини-приютам, в которых живет около 20 — 30 кошек, и т. д. Но, как рассказала Инга, не все понимают его функции правильно: звонки сотрудникам фонда поступают каждый день практически беспрерывно, и часть сообщений звучит примерно следующим образом: «Где-то там мы видели бездомное животное, заберите, вы же помогаете». Но ведь фонд — это не приют. К тому же его сотрудники не получают за свою инициативу зарплату, большая часть из них — это просто неравнодушные волонтеры. Вечером после работы они едут в тот или иной район города, чтобы своими глазами увидеть несчастное бездомное животное и понять, чем ему можно помочь. Больных животных, травматиков, инвалидов забирают, собирают деньги на лечение, а потом пытаются пристроить.

«К нам обращаются два типа людей, — делится директор фонда, — одни говорят: «Заберите бездомного, вы обязаны» и ничего больше не хотят слышать, а другим можно объяснить и предложить варианты решения проблемы: либо ищем передержку, она, правда, скорее всего, будет платная, либо предлагаем человеку забрать животное к себе домой, а мы уже затем помогаем с лечением, едой, последующим пристроем – все, в общем, с нас, человеку нужно только согласиться подержать животное дома. Радует, что большая часть людей сейчас стала на это соглашаться».

По словам Инги, люди стали более ответственны, им проще объяснить, что в первую очередь бездомным животным нужна стерилизация, чтобы они не размножались, и люди даже готовы тратить на это свои деньги.

Фонд существует на пожертвования. В нескольких точках по городу можно увидеть специальные ящики — они есть в ветклиниках, в некоторых магазинах. Также осуществляются сборы через Интернет, причем всегда целевые: каждую неделю объявляется сбор денег на конкретное животное, нуждающееся в помощи. Есть немало неравнодушных граждан, готовых перечислить свои кровные — кто сколько может. Недавно у фонда появился таинственный спонсор, который каждый месяц инкогнито кладет по 10 тысяч рублей в ящик для пожертвований в одной из ветклиник. Работники фонда безмерно благодарны за помощь.

НАШИ ЖИВУТ И В ГЕРМАНИИ

Каждый год фонд ведет статистику прошедших через него животных. В прошлом году, например, их было около 500, и почти все пристроены (467), причем 40 из них — на благотворительных выставках-раздачах. Животных-инвалидов хоть и меньшая часть, но все же немало — 38, из них только 11 пристроены. В этом году, по словам Инги, их может быть и больше.

Существует две основные причины травм — когда животные попадают под машины и когда падают с балконов. А как же поговорка, что кошка падает на лапы? Инга поясняет, что кошка не всегда может правильно самортизироваться, порой при ударе о землю может повредить челюсть. Причем, несмотря на то, что у этих животных в основном есть хозяева, получив травму, такие животные порой становятся бездомными — некоторые хозяева отказываются от бедолаг, мол, зачем мне возиться с инвалидом или травматиком.

Хорошо, что на этом фоне существуют случаи с чудесным спасением. Вот, например, попал однажды в фонд котенок с врожденными уродствами: у него не было полчелюсти, из-за чего постоянно текли слюни и он не мог по-хорошему кушать, и что-то было не так с лапами. Удивительно, но через месяц нашлись люди, которые пожалели бедного малыша и забрали его к себе. А еще некоторые животные теперь живут за границей. Так, одна пожилая немецкая пара забрала к себе инвалида-колясочника. У маленькой собачки переломлен позвоночник, для нее была изготовлена специальная коляска на задние лапы, с помощью которой она и передвигается, причем делает это очень шустро. На Германию вышли случайно: через социальные сети обратилась русская зоозащитница, живущая в Германии и работающая с Россией, и предложила найти дом для животного. Так как за собачкой нужен постоянный присмотр, то пожилая пара, только что вышедшая на пенсию, оказалась хорошим вариантом. Через посредника в Москве на собачку оформили документы и транспортировали за границу. Потом еще полгода немецкая семья присылала Инге фотографии, делясь тем, как животное поживает.

НЕТ АЛЬТЕРНАТИВЫ

Актуальным на сегодняшний день остается и вопрос с отстрелами бездомных животных. В некоторых городах зоозащитники через суд добились их отмены, у нас же, как считает Инга Талова, другой альтернативы пока нет. Для этого должна быть создана целая инфраструктура, подразделение, которое занималось бы отловом, стерилизацией, содержанием этих животных — а это дополнительные рабочие места. Выходит дорого, отстреливать — дешевле.

В тех городах, где отстрелы отменили, существуют муниципальные приюты, правда, они тоже переживают нелучшие времена, так как до отказа заполнены. В Йошкар-Оле же существуют всего несколько частных приютов для бездомных животных.

Порой фонд идет на усыпление некоторых животных, но это в том случае, если есть предписание врача, когда животное после перенесенной травмы или тяжелой вирусной инфекции просто не способно выжить.

В настоящее время главная проблема у Фонда — это отсутствие помещения, которое могло бы стать перевалочным пунктом, когда животных нужно везти из пригорода на стерилизацию (собаки живут на передержке в основном в пригороде). Плюс там можно было бы держать некоторое время инфекционных животных перед лечением, чтобы в тех же передержках не возникло эпидемии. Сейчас для решения этого вопроса фонд обратился в администрацию, будем надеяться, что им удастся найти подходящее помещение. Также Инга Талова говорила о том, что было бы неплохо, если бы существовала какая-то муниципальная программа, которая дала бы возможность фонду стерилизовать определенное количество животных в месяц.

Ирина СУВОРОВА