«Может быть, и их кто-то накормит…»

Не раз Евгений Иванович оказывался на волоске от гибели. Но даже в лагере для военнопленных случались светлые моменты благодаря хорошим людям. Он рано остался сиротой. Отец его, красноармеец, участник Гражданской войны, умер незадолго до рождения сына. Через пять лет ушла из жизни мать. Маленького Женю и его сестру Машу, которая всего лишь на год была старше брата, взяли на воспитание дед с бабушкой. Было это в деревне Воротилиха Яранского района.


У ЙОШКАР-ОЛИНСКОГО ВЕТЕРАНА ЕВГЕНИЯ ПОЛОМКИНА ОЧЕНЬ НЕОБЫЧНАЯ ФРОНТОВАЯ СУДЬБА. В НЕЙ БЫЛО И УЧАСТИЕ В БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЯХ, И НЕМЕЦКИЙ ПЛЕН, И НЕУДАВШИЙСЯ ПОБЕГ

Не раз Евгений Иванович оказывался на волоске от гибели. Но даже в лагере для военнопленных случались светлые моменты благодаря хорошим людям. 

Он рано остался сиротой. Отец его, красноармеец, участник Гражданской войны, умер незадолго до рождения сына. Через пять лет ушла из жизни мать. Маленького Женю и его сестру Машу, которая всего лишь на год была старше брата, взяли на воспитание дед с бабушкой. Было это в деревне Воротилиха Яранского района.
Шестилетнюю Машу сразу отдали в няньки, в люди, а Женя с пяти лет помогал деду в крестьянских делах. Был подпаском, затем пастухом, а с 12 лет уже работал в колхозе вместе со взрослыми: весной сплавляли лес по Ярани, в страду пахали, сеяли, косили, убирали, зимой — по разнарядке на лесозаготовках.
В 1942-м Евгению пришла повестка на фронт. О дальнейших событиях рассказывает сам ветеран.

КОГДА СОВЕТ СПАСАЕТ ЖИЗНЬ
«Я тогда еще не курил и не пил спиртное, и когда бойцам раздавали махорку, отдавал ее старшим товарищам, а наркомовские сто грамм — взводному. Я бы, наверное, не выжил на войне, если бы не прислушивался к советам опытных бойцов. Как-то вечером после очередной атаки мы переходили вброд реку. Немцы вели огонь снарядами. От взрыва загорелся сарай, и мы, молодые, как вылезли на берег — побежали к огню греться и сушиться. А опытный солдат по фамилии Чапига кричит: «Вернитесь, вернитесь, сейчас немец вдарит по освещенному сараю!» Мы только сняли обмотки с ног, как засвистели снаряды. Успели убежать обратно в темноту. А Чапига спрашивает: «Ну как, погрелись? Обсушились?»

ВЕЛИКОЕ КУЛИНАРНОЕ ОТКРЫТИЕ
«Как-то, освободив с боем деревню, нашли в поле гурт картофеля. Собрали картофелины, разметанные взрывом, и один боец предложил: «Будем варить пюре!» Я не знал, что такое пюре. Посмотрю, думаю. Наблюдал. И когда картошку сварили и размяли, я поразился: всю жизнь, оказывается, это ел, и не знал, что оно так называется».

ПЛЕНЕНИЕ
«Помню два взрыва, ранило в поясницу осколком и в ногу, — вспоминает ветеран. — После второго взрыва — контузия и забытье. Пролежал в поле на жаре целый день. Очнулся, когда кто-то пнул меня в бок. Это был немец. Уже наступил вечер, немцы собирали своих убитых, оружие и наткнулись на нас, раненых советских солдат, всего 12 человек. Посадили в машину, повезли. Потом вели пешком, голодных, все дальше на запад. Мне один опытный солдат сказал: «Если хочешь подольше пожить, в вагоны не садись, соглашайся идти пешком; так и проживешь дольше, и бежать, может, удастся». Когда шли через Польшу, в деревнях женщины подбегали к колонне и бросали нам из фартуков хлеб, немецкие конвоиры отгоняли их прикладами».

АМЕРИКАНСКИЙ СТИЛЬ ВОЙНЫ
«По западной Германии шли уже интернациональной колонной: русские, словаки, сербы, англичане, французы. Вдруг навстречу два самолета. В колонне обрадовались: «Ура, союзники летят!» А эти союзники, американцы, развернулись и открыли огонь из пулеметов прямо по колонне военнопленных! Убитых было много. Мы кинулись с дороги в поле. Я упал в борозду, пулеметная очередь прошла рядом, засыпало землей. Пока самолеты разворачивались для повтора, мы с товарищем убежали дальше в поле. Нам удалось уцелеть. Устали, наелись в поле сырой свеклы. Решили бежать, пробираться к своим. Но утром нас поймали немцы».

БРАТЬЯ СЕРБЫ
«В лагере каждая нация жила в отдельных бараках. Нас, советских, кормили очень плохо. А вот сербы, англичане и французы получали посылки из дома и от Красного Креста. Мы под страхом смерти лазили через колючку к сербам: они очень хорошо относились к русским, называли нас братьями, втайне от немцев подкармливали нас. Однажды за такой вылазкой меня заметил немец-охранник. Поймает — верная смерть! Так сербы спрятали меня под своими нарами, а потом накормили меня и дали хлеба с собой. С большой осторожностью я вернулся через колючку в свой барак».

НЕМЦЫ ТОЖЕ ЛЮДИ
«Однажды нас взял из лагеря к себе на заготовку дров немец — пожилой мужчина. Мы ему напилили и накололи дров. А он нас накормил обедом и сказал: «Мои два сына тоже находятся в плену в России. Может быть, и их кто-то накормит».

ЧТО ГОВОРИЛИ ВЛАСОВЦЫ
«В лагерь приезжали офицеры армии Власова, агитировали идти с оружием в руках освобождать Родину от коммунистов. Но в их призывные речи мы не верили. Согласился лишь один из пленных… Нас запугивали, что по возвращении на Родину нас ожидают лагеря и смерть. Но я не верил, что за то, что раненый и с глубокой контузией попал в плен, понесу наказание. Правда, после освобождения мы прошли много проверок и попали на работы в шахты Донбасса».

ПОСЛЕ ВОЙНЫ
«На шахте я работал до 1947 года. Потом была еще проверка, и в 47-м меня отпустили домой. Вернулся в свою деревню, работал в колхозе. А невеста моя подрастала в доме наискосок от дедовского дома. В 1950-м сыграли свадьбу. Но жить было не на что, заработков в колхозе не было. Поэтому, у кого была возможность, уезжали в город на производство. Уехали и мы с трехлетней дочкой Галей в Йошкар-Олу. Я стал работать на рыбопитомнике «Нолька», затем — на стройке плотником в СМУ-1. В городе сначала жили в 12-метровой комнате, потом дали квартиру в бараке. В 1969 году купили кооперативную квартиру. В 60 лет ушел на пенсию».

ПОДАРОК
«В честь 70-летия Победы мэрия Йошкар-Олы и ООО «Континент» в качестве помощи произвели ремонт моей квартиры (шпатлевка и побелка потолков, шпатлевка и оклейка стен обоями, установка нового пластикового оконного блока с балконной дверью). Я глубоко тронут заботой и вниманием и как участник войны благодарен за оказанную помощь».

СЕКРЕТ ДОЛГОЛЕТИЯ
О секрете долголетия Евгения Ивановича, которому в этом году исполнилось 90 лет, говорит его дочь Галина: «Секрет в том, что он никогда никому не делал плохо, помогал как мог всем, никому не завидовал и не рвался за богатством. Живет и сейчас очень скромно и тихо».

Подготовил Виктор ВИТАЛЬЕВ