На волне парада суверенитетов

Марий Эл: год 1991. Со второй попытки избрали первого президента республики. Внедрение рыночных отношений ознаменовалось ростом цен и появлением безработицы. Официальный атеизм канул в прошлое, началось возрождение православия и марийского язычества


МАРИЙ ЭЛ: ГОД 1991. СО ВТОРОЙ ПОПЫТКИ ИЗБРАЛИ ПЕРВОГО ПРЕЗИДЕНТА РЕСПУБЛИКИ. ВНЕДРЕНИЕ РЫНОЧНЫХ ОТНОШЕНИЙ ОЗНАМЕНОВАЛОСЬ РОСТОМ ЦЕН И ПОЯВЛЕНИЕМ БЕЗРАБОТИЦЫ. ОФИЦИАЛЬНЫЙ АТЕИЗМ КАНУЛ В ПРОШЛОЕ, НАЧАЛОСЬ ВОЗРОЖДЕНИЕ ПРАВОСЛАВИЯ И МАРИЙСКОГО ЯЗЫЧЕСТВА

Последний год Советского Союза был настолько богат событиями, что чтение прессы стало делом не для слабонервных. Каждый день приносил вести, чаще дурные, чем хорошие.

В мире тоже было неспокойно. В январе — феврале на Ближнем Востоке прошла военная операция против иракского диктатора Саддама Хусейна, чьи войска летом 1990-го вторглись в Кувейт. Коалиция союзников, в которой первую скрипку играла американская военная машина, разделала армию Ирака под орех. СССР, имевший на Саддама определенное влияние, на фоне своих внутренних проблем оказался пассивным зрителем, и стало ясно, что в мире осталась лишь одна сверхдержава — США. На Балканах распалась Югославия, потонувшая в межэтнических конфликтах. Но распад великого Советского Союза затмил собой эти события, возвестившие о наступлении нового мирового порядка.
СССР погибал постепенно, как постепенно тонет гигантский океанский лайнер. Кровавые конфликты в Вильнюсе и Риге показали, что советская супердержава не сможет сохранить Прибалтику, равно как и Закавказье, где не удалось провести референдум о судьбе Советского Союза. В Марийской АССР жители сказали «да» обновленному Союзу, и наша республика была далеко не исключением. Но раздрай в отношениях между союзным и российским руководством похоронил надежды на обновленный СССР, который в проектных документах именовался как ССГ — Союз Суверенных Государств. Ельцин постоянно давал понять Горбачеву, что тот не хозяин в России, а события августа, когда произошла попытка государственного переворота и три дня Государственный комитет по чрезвычайному положению (ГКЧП) держал страну и весь мир в напряжении, похоронили всякие надежды на сохранение СССР. Союзные республики одна за другой объявляли о своей независимости. 8 декабря в Беловежской пуще Б. Ельцин (Россия), Л. Кравчук (Украина) и С. Шушкевич (Белоруссия) подписали смертный приговор СССР, и первому (и последнему) Президенту Советского Союза Горбачеву ничего не оставалось, кроме как объявить о своей отставке. Лидеры бывших союзных республик объявили о создании СодружестваНезависимых Государств, так что обыватели не сразу сообразили, что живут уже в иной политической реальности, тем более что паспорта оставались серпасто-молоткастые и деньги ходили еще советские.

В жизнь входили новые явления: предпринимательство, приватизация, фермерство, купля-продажа земли. И хотя жители Марийской Республики на мартовском референдуме в большинстве своем проголосовали против купли-продажи земли, этот процесс, запущенный капиталистическими отношениями, было уже не остановить. Появилась безработица, а с ней и государственная служба занятости. Стала свободно обращаться иностранная валюта, а ведь раньше валютчики могли получить тюремный срок.

Нервотрепкой для населения стал трехдневный лихорадочный обмен 50- и 100-рублевых купюр образца 1961 года, затеянный Премьер-министром СССР В. Павловым.

Показательной картиной тех дней стали валяющиеся на Центральном рынке в Йошкар-Оле денежные купюры, которые не успели обменять — по истечении срока обмена они превратились в обычные бумажки. В целом по стране не предъявили к обмену 8 миллиардов рублей, но от роста цен это не спасло: с 1 апреля цены подскочили в два и более раза. 

Политическая жизнь будоражила общественность. Летом выбирали российского президента, зимой — марийского. Но если Ельцин победил безоговорочно, уже в первом туре 12 июня, то декабрьские выборы в Марий Эл потребовали двух туров голосования. Президентским выборам в республике предшествовали события, связанные с провалом ГКЧП. Тогда КПСС лишилась и власти, и имущества, первый секретарь рескома партии — места в Верховном совете Марийской ССР. Имущество рескома и райкомов разделили, передав государственным органам, демократы требовали суда над КПСС, комсомол скончался, оставив после себя некую Федерацию молодежных организаций (ФМО). В 74-ю годовщину Октября компартия была запрещена.

В создавшемся вакууме республиканской власти вопрос об учреждении в Марий Эл призидентского поста был поставлен ребром. Предвыборная кампания протекала в обстановке дискуссий по поводу Закона о языках и вопроса, нужен ли нашей республике свой президент. Первый тур показал, что избиратели в необходимости новой должности были далеко не уверены (а может, просто не поняли, что это за «фрукт», живя еще старыми представлениями советских времен?), и их пришлось звать к избирательным урнам по второму разу. А чтобы выборы не сорвались, голосовавшим во втором туре вручали по две пачки татарских дешевых сигарет «Идел», отчего победивший кандидат В.М. Зотин получил в народе прозвище «табачного президента». Как и в России, в Марий Эл появились свой вице-президент (В.А. Галавтеев) и свой государственный секретарь (Н.Ф. Рыбаков), выполнявший еще и функции министра иностранных дел республики.
Гостей из-за рубежа в ту пору хватало. Марий Эл посещали не только чрезвычайные и полномочные послы в СССР от Финляндии и Венгрии, но имногочисленные иностранные бизнесмены. Финно-угорское движение получило свое дальнейшее развитие. В Йошкар-Оле прошел День родственных финно-угорских народов. Разрешение на свою деятельность получили марийские язычники, создавшие свое конфессиональное объединение «Ошмарий-Чимарий». В том же году близ деревни Олоры прошло первое после советского периода Всемарийское моление.

Возрождалось и православие. В начале года в краеведческом музее посетителей знакомили с основами православной веры. На пожертвования жителей началось восстановление Вознесенского храма. В частности, на эти цели пошел сбор от йошкар-олинского концерта Андрея Эшпая.

В октябре 1991 года, когда до конца СССР оставались считанные недели, директору госплемзавода «Азановский» М.М. Голубеву последним в республике присвоили звание Героя Социалистического Труда. До него в приснопамятные августовские дни последнюю советскую «Золотую Звезду» получил генеральный директор Марийского машиностроительного завода Ю.М. Свирин. Эпоха социализма закончилась, с ней закончилась и традиция награждать за труд, которая вернулась сейчас, в наши дни, но звезды уже вручают без серпа и молота. 1991-й стал тем рубежным годом, когда говорят просто: «Это было до распада СССР» и «Это было после распада СССР». И вряд ли кому-то захочется повторить этот год, настолько тяжелым и трагичным он был — год, сломавший столько судеб и похоронивший великую советскую империю, о которой продолжают ностальгировать многие из тех, кто в ней жил.

ИЗ ДРУГИХ СОБЫТИЙ ГОДА
С 1 января газета «Молодой коммунист» поменяла название, став «Молодежным курьером».

4 января вышел первый номер городской газеты «Йошкар-Ола».

Для пенсионеров, ветеранов войны и инвалидов в Йошкар-Оле введен бесплатный проезд в общественном транспорте.

В Киеве прошли с успехом Дни культуры Марийской АССР.

30 ноября в Йошкар-Оле на фоне товарного дефицита прошла первая республиканская денежно-вещевая лотерея.

На восстановление Вознесенского храма в Йошкар-Оле также провели денежно-вещевую лотерею. 

В Козьмодемьянске также появилась своя городская газета — «Ведомости Козьмы и Дамиана».

Василий ВОСТРИКОВ