Насколько опасен человек с ружьем?

Количество преступлений среди владельцев легального оружия составляет всего 0,3 процента. Такой статистикой поделилась председатель общероссийской общественной организации «Право на оружие» Мария Бутина.  Недавно она провела в Йошкар-Оле круглый стол на тему «Расширение прав законопослушных дееспособных граждан РФ на владение короткоствольным нарезным оружием». 


КОЛИЧЕСТВО ПРЕСТУПЛЕНИЙ СРЕДИ ВЛАДЕЛЬЦЕВ ЛЕГАЛЬНОГО ОРУЖИЯ СОСТАВЛЯЕТ ВСЕГО 0,3 ПРОЦЕНТА

Такой статистикой поделилась председатель общероссийской общественной организации «Право на оружие» Мария Бутина.

 Недавно она провела в Йошкар-Оле круглый стол на тему «Расширение прав законопослушных дееспособных граждан РФ на владение короткоствольным нарезным оружием». Когда в Интернете появилась публикация о внесении изменений в постановление правительства, касающееся оборота оружия и боеприпасов, в прессе массово начали появляться сообщения о том, что все российские владельцы оружия выйдут с ружьями наперевес на улицу. Возникло непонимание со стороны самих владельцев гражданского оружия, со стороны иностранной прессы.

На круглом столе М. Бутина отметила, что принципиальных изменений постановление на самом деле не предусматривало. С ружьем ходить по-прежнему нельзя. Просто постановление окончательно закрепило за гражданином право на ношение огнестрельного оружия ограниченного поражения или «травматики». Раньше термина «ношение оружия» установлено не было, поэтому это на самом деле лишь приведение законодательства в норму. Также М. Бутина объяснила, почему возникли слухи, что якобы можно носить длинноствольное оружие на улицах. «В постановлении действительно содержится пункт, позволяющий носить оружие для самообороны, — отмечает М. Бутина. — Но у нас существует иерархия нормативно-правовых актов. В п. 6, ч. 6 ФЗ «Об оружии» четко указан запрет на ношение длинноствольного гладкоствольного оружия».

В постановлении предусматривается некое послабление для владельцев гражданского оружия. Так, если раньше можно было транспортировать не более четырехсот единиц боеприпасов на человека, то это количество увеличили до тысячи. Коллекционерам теперь не нужно проходить регистрацию коллекционного оружия в министерстве культуры. Юридическим лицам (например, стрелковым клубам) разрешили транспортировать спецсвязью большее количество единиц оружия. Если раньше можно было транспортировать только пять единиц и четыреста боеприпасов, то теперь одной поездкой спецсвязи разрешено перевезти 20 единиц оружия и 20 тысяч единиц боеприпасов.

Приозошло послабление и в отношении иностранных охотников. Если раньше они, пребывая на территорию РФ, должны были нанять компанию посредника в России, которая будет заниматься хранением оружия, то сейчас им разрешили обеспечивать условия хранения оружия самостоятельно.

ОБ ОЖИДАНИЯХ

М. Бутина прокомментировала, что уменьшение стажа владения огнестрельным оружием до получения длинноствольного нарезного оружия с пяти до трех лет вполне может оказаться правдой, поскольку такой законопроект в парламенте существует. Возможен также контрольный отстрел длинноствольного нарезного оружия, который сегодня проводится раз в пять лет он будет проводиться раз в 15 лет. Организацией «Право на оружие» ведется работа по продвижению темы короткоствольного нарезного огнестрельного оружия, пистолетов и револьверов. Было внесено несколько законопроектов в этом году, сейчас ведется обсуждение о разрешении хранения этого оружия для спортсменов.

СТОИТ ЛИ ОГРАНИЧИВАТЬ ПНЕВМАТИКУ?

«Я категорически против ограничений на пневматическое оружие, — поделилась Мария Бутина. — Вопрос здесь не в том, каким предметом человек будет совершать убийство, вопрос в том, почему он будет это делать. Если это психическое отклонение, значит, его надо вовремя выявить. Самым массовым убийством в тех же США было убийство даже не оружием. Там из бытовых удобрений собрали бомбу и взорвали здание. Что теперь, удобрения запретить? Можно прийти к фантастическим идеям запрета оружия полностью, как в Китае. Но что они получили? Массовую резню ножом. Легальные владельцы оружия практически преступления с ним не совершают».

ВЛАДЕЛЬЦЫ ОРУЖИЯ И АЛКОГОЛЬ

Многие преступления совершаются в состоянии алкогольного опьянения, и не приведет ли расширение прав на владение короткоствольным нарезным оружием к увеличению преступлений? М. Бутина отметила, что закон запрещает в состоянии алкогольного опьянения ходить с оружием, и добавила: «У нас одно время была активная дискуссия: надо ли облагать владельцев гражданского оружия обязательным страхованием. Все решили, что надо: вдруг они выпьют и перестреляют друг друга. Кто тогда за это заплатит? Собрали координационный совет компаний крупнейших страховщиков. Полгода они считали. В итоге исполнительный директор этой ассоциации отказался вводить страхование, потому что процент совершения каких-либо правонарушений владельцами оружия настолько низок, что страхование бессмысленно».

СТОРОННИКИ И ПРОТИВНИКИ

А готово ли вообще общество к расширению прав на владение оружием? «Количество преступлений среди владельцев легального оружия составляет 0,3 процента, — привела статистику Мария. — Как только случается какой-нибудь эксцесс, неважно, с оружием или нет, все сразу начинают накладывать дополнительные санкции на владельцев оружия, которые и так не совершали преступлений. Они законопослушны, поэтому на них проще всего наложить запрет, они все сделают. Для совершения преступления не приобретают легальное оружие. Последние исследования ВЦИОМ, касающиеся исследований в отношении гражданского оружия и возможности расширения прав, выявили 44 процента сторонников. Еще четыре года назад сторонников было 14 процентов».

ФЕНОМЕН МАССОВЫХ УБИЙСТВ

«Если вы посмотрите на ситуацию в Соединенных Штатах и ровно такую же ситуацию в Китае, вы поймете, что о феномене массовых расстрелов говорить неправильно, надо говорить о феномене массовых убийств, — сказала М. Бутина. — В Китае запрещено оружие, там используются ножи, а в США используется оружие, причем используется нелегальное оружие, и точно не пистолеты. Человек, который совершает массовые убийства, как правило, за несколько секунд становится знаменитостью. Об этом надо задуматься серьезно. С одной стороны, об этом надо говорить, но с другой — мы в организации приняли принципиальную позицию — стрелка, который расстрелял людей в аптеке в Моске, мы по фамилии не называем. Из истории мы знаем, что был у нас ряд страшных маньяков, которые, находясь в тюрьме, просили только одно — принести газету прочитать о себе. Этого момента надо опасаться».

Надежда КРАСНОВА