Не подходите, а то спрыгну!

Как действовать спасателям, когда человек, стоя на краю крыши многоэтажного дома, никого к себе не подпускает и готов в любую минуту броситься вниз? Специалисты спасательной службы видели в своей работе всякое. Им приходится вызволять людей из самых неожиданных ситуаций — как правило, драматичных и даже трагичных, а иногда и курьезных.


КАК ДЕЙСТВОВАТЬ СПАСАТЕЛЯМ, КОГДА ЧЕЛОВЕК, СТОЯ НА КРАЮ КРЫШИ МНОГОЭТАЖНОГО ДОМА, НИКОГО К СЕБЕ НЕ ПОДПУСКАЕТ И ГОТОВ В ЛЮБУЮ МИНУТУ БРОСИТЬСЯ ВНИЗ?

Специалисты спасательной службы видели в своей работе всякое. Им приходится вызволять людей из самых неожиданных ситуаций — как правило, драматичных и даже трагичных, а иногда и курьезных.

Здравый смысл говорит нам, что в любом из таких случаев — провалился ли человек под лед или заживо погребен под обломками рухнувшего здания, оказался запертым в собственной квартире или, простите, застрял в унитазе — спасаемый кровно заинтересован в том, чтобы его поскорее спасли. Но бывают и особые ситуации: когда тот, чья жизнь находится под угрозой, и слышать не желает ни о каком спасении, и ни спасателей, ни кого бы то еще не подпускает к себе на пушечный выстрел. Это и есть попытка суицида, когда человека приходится спасать… от самого себя. И наверное, такое спасение — одно из самых непростых.

Один из таких случаев произошел в Йошкар-Оле. Довольно поздним вечером, примерно в полдесятого, в городскую службу спасателей поступил звонок о том, что с крыши девятиэтажного дома собирается спрыгнуть девушка.

«Сигнал о происшествии поступил к нам сразу после пересменки, когда мы только заступили на дежурство, — рассказывает старший смены, спасатель первого класса Евгений Камаев. — Очевидцы позвонили в полицию, а они уже обратились к нам, как к специалистам».

Спасатели выехали на вызов немедленно. В сжатые сроки им необходимо было принять решение и начать действовать. «Когда мы приехали, девушка сидела на крыше общежития, на парапете, свесив ноги вниз», — вспоминает Евгений Камаев.

Как объясняют спасатели, в такой ситуации у каждого члена группы есть свои обязанности. Так, водитель готовит спасательное снаряжение, спасатели помогают ему. В подобных этому случаях берут альпинистское снаряжение — оно может пригодиться при работе на высоте. У старшего же смены самая ответственная обязанность — провести разведку ситуации и вступить в переговоры с суицидником.

Евгений Камаев рассказывает, что ни один случай, когда человека спасают от самого себя, не похож на другой. Кто-то идет на попытку самоубийства, чтобы привлечь к себе внимание. Может быть, это всего лишь демонстрация, шантаж окружающих, хотя тоже не факт. Обычно такой человек, излив спасателю душу, отступает от своего намерения. Но бывает и другое — когда суицидник ведет себя агрессивно, крушит все, что попадется под руку, подвергая угрозе не только свою жизнь, но и окружающих. И наконец, есть суицидники замкнутые, не идущие на контакт, — тут спасатели действуют по ситуации.

«Этот случай был сложным, девушка была уже «опытна» в деле попыток покончить с жизнью, — говорит Евгений Камаев. — Поднявшись на крышу и оценив обстановку, мы поняли, что место она выбрала очень «грамотно»: устроилась на углу дома, и подобраться к ней незаметно было невозможно. Она то и дело курила, пила пиво и коктейль из банки. В этом случае высока опасность того, что она из-за опьянения просто случайно соскользнет с крыши. Я начал с ней разговор. Девушка на вопросы отвечала, но ближе чем на 15 метров нас себе не подпускала. Вела себя агрессивно: чуть что, начинала кричать и свешивать ноги. В такой ситуации важно разговаривать с человеком: это поможет отвлечь его, внушить ему глупость его поступка. Во время переговоров мы узнали ее имя и причину поступка. Оказалось, что это предательство любимого человека и лучшей подруги».

Переговоры продолжались более часа. Случай действительно оказался сложным. «За это время мы уговаривали ее не совершать глупости, — продолжает Евгений Камаев. — Это не помогало. Потом мы подошли к делу с религиозной точки зрения, сказали, что это грех. Тоже не подействовало. Пытались применить хитрость: когда она уронила с крыши перчатку, мы спустились за ней вниз и, поднявшись, попытались передать девушке, но она не попалась на уловку. Решили связаться с ее близкими, но она оказалась родом из района республики…

Так в течение всего времени мы говорили с ней, хотя никакие аргументы не действовали. Неизвестно, помогли бы переговоры или нет. Но из-за спиртного девушка начала отключаться. Ее повело, мы бросились и подхватили ее. Поймали буквально на краю крыши».

Затем спасатели вынесли девушку на чердак, передали в руки медиков и полиции. До полуночи оставался примерно час.

«Нас на переговорщиков не учат, но психологическая подготовка есть у каждого, — объясняет Е. Камаев. — Здесь важны и профессионализм, и психологические знания, и жизненный опыт, ответственность спасателей за жизнь суицидников — все, что может спасти жизнь человеку».

Надежда КРАСНОВА