Невозвращенцы

Что такое целевое направление на учебу в медицинский вуз? Это наша надежда на то, что молодые специалисты после учебы вернутся в республику, которая так нуждается во врачах. Нам не хватает терапевтов, анестезиологов-реаниматологов, педиатров, врачей скорой помощи, акушеров-гинекологов, хирургов, неврологов, рентгенологов, психиатров.


ЕЖЕГОДНО ТРЕТЬ ВСЕХ ЗАВЕРШАЮЩИХ УЧЕБУ В МЕДИЦИНСКИХ ВУЗАХ ЦЕЛЕВИКОВ И ИХ РОДИТЕЛЕЙ ОБРАЩАЕТСЯ В МИНЗДРАВ РМЭ С ПРОСЬБОЙ РАЗРЕШИТЬ ИМ НЕ ВОЗВРАЩАТЬСЯ В РЕСПУБЛИКУ

Что такое целевое направление на учебу в медицинский вуз? Это наша надежда на то, что молодые специалисты после учебы вернутся в республику, которая так нуждается во врачах.

Нам не хватает терапевтов, анестезиологов-реаниматологов, педиатров, врачей скорой помощи, акушеров-гинекологов, хирургов, неврологов, рентгенологов, психиатров. Вряд ли стоит уповать на то, что врачи из других регионов выберут местом жительства и работы нашу республику. Приезжают буквально единицы, а в Марий Эл сегодня свыше 600 врачебных вакансий. Если учесть, что почти 40 процентов работающих докторов — пенсионеры (из них пятая часть — по возрасту), то можно себе представить, как мы дорожим каждым целевиком.

Между тем ежегодно, начиная с зимы, в Минздрав республики идут обращения от завершающих учебу в вузе целевиков и их родителей с просьбой разрешить им не возвращаться в Марий Эл. Самая главная причина — девушка вышла замуж, муж живет в том городе, где она учится, и не собирается ехать за женой в Марийскую Республику.

Видели бы вы, какие «концерты» устраивают папы, а особенно мамы и мужья будущих врачей в кабинетах министерства, какие трудные беседы на повышенных тонах ведут они по телефону со специалистами ведомства, скольких влиятельных людей подключают родители для достижения цели: «Почему мой ребенок должен прозябать в марийской деревне, когда для него открываются такие заманчивые перспективы в большом городе?», «Если вы не расторгнете договор, у моей дочери разрушится семья!», «Да мне наплевать на ваши кадровые трудности, мой ребенок уже нашел работу в мегаполисе!».

Специальная комиссия из сотрудников ведомства и главных врачей медицинских организаций скрупулезно разбирается по каждому заявлению с просьбой об откреплении. Чаще всего убедительных аргументов у целевиков не находится. Навстречу идут тем, кто вышел замуж за военного, и тем, за кого ходатайствует руководство медицинского вуза, считающее, что этот человек должен остаться на кафедре и заниматься в дальнейшем наукой.

Остальным напоминают о событиях шестилетней давности, когда они очень хотели поступить в медицинский вуз именно по целевому направлению, потому что оно, безусловно, дает некоторые привилегии: и проходной балл ниже, и общежитие дадут обязательно, и дополнительную стипендию будут выплачивать, и отдельный куратор в вузе присмотрит за нашими ребятами. Взамен одно условие: вернуться после учебы в республику и отработать здесь три года.

Каждому перед оформлением договора задается вопрос: вы хорошо подумали, прежде чем подписывать трехсторонний договор (Минздрав — вуз — студент)? Конечно, уверяют мамы-папы (с абитуриента-то спрос какой — он же еще несовершеннолетний!), наш ребенок после академии непременно будет трудиться на ниве марийской медицины!

Понятно, что жизнь вносит свои коррективы, но руководство Минздрава никак не рассчитывает на то, что треть целевиков — 40 — 50 человек — ежегодно будут «плакать» вместе с родителями, умоляя дать им «вольную». Для чего мы тогда их готовили, по сути, обнадеживая население, ощущающее нехватку докторов в поликлиниках и стационарах?

С другой стороны, Минздрав не имеет достаточно законных оснований не отпустить целевика или взыскать с него всю стоимость обучения в вузе. Если он все-таки намерен расторгнуть договор, ему предстоит вернуть средства, затраченные республикой (именно республикой, а не федерацией!) на его подготовку, и выплатить штраф в размере, превышающем эту сумму в два раза. Честно говоря, сумма не так уж и велика и мало кого пугает.

Больше напрягает их то, что придется самим оплачивать учебу в интернатуре, это уже суммы гораздо солиднее, но часть выпускников (а вернее — их родители) идет и на это, лишь бы не возвращаться в Марий Эл.

Сегодня выпускники школ потянулись за целевыми направлениями в Минздрав. И снова им настоятельно рекомендуют подумать о своем шаге, просчитать перспективу, «заглянуть за горизонт», чтобы шесть лет спустя не оказаться в роли не оправдавших наши ожидания.

Возможно, часть проблем решится с открытием специальности «лечебное дело» в МарГУ. Наши ребята будут учиться дома и останутся здесь, получив профессию. Но в этом году еще около 120 юношей и девушек имеют шанс стать целевиками и уехать учиться в другие регионы. Мы очень рассчитываем на то, что они вернутся.

В составе медицинских вузов России, где молодые люди из Марий Эл обучаются по целевому набору, произошли изменения.

В последние годы республика направляла целевиков в Казанский медицинский университет, Нижегородскую, Ижевскую, Кировскую, Самарскую медицинские академии и в Пермскую фармацевтическую академию.

В 2014 году Минздрав Марий Эл не будет работать по целевому набору с Нижним Новгородом и Самарой. Вместо них заключен договор с медицинским факультетом Чувашского госуниверситета и Ивановской медицинской академией.

В Иванове для наших абитуриентов выделено 9 целевых мест, в Чебоксарах — 20, в Казани — 24, в Ижевске — 35, в Кирове — 30, в Перми — 3.

Ольга БИРЮЧЕВА

НЕБОЛЬШОЕ ОТСТУПЛЕНИЕ

Из разговора с будущей абитуриенткой Анастасией.

— Настя, ты хочешь учиться по направлению в медвузе и затем вернуться на работу в Марий Эл?
— Да! (Уверенно.)
— Но это ведь только твое предположение, жизнь может повернуться по разному.
— Почему предположение, я хочу работать здесь!
— Врач — твое призвание? Ты из семьи медиков?
— В моей семье нет медработников, а насчет призвания ответить затрудняюсь.
— Почему во врачи?
— Подруга идет на врача, и потом мне с детства нравится эта профессия.
— Но ведь эта профессия предполагает в какой-то мере самопожертвование.
— Возможно…
— А если потом дадут направление на работу не в город, а в село?
— Хм… ну в село так в село (менее уверенно).
— А если замуж там выскочишь, а муж сюда ехать откажется?
— Ну… тогда видно будет…
— Так что же получается — возвращение твое все-таки под большим вопросом?
— Не знаю… (Совсем неуверенно.)
— Может, тогда и в медики тебе идти не стоит?
— Я подумаю…

Вопросы задавала Ольга КОНДРАТЬЕВА