РАССКАЗЫ И ИСТОРИИ

Ой, что-то будет!

Запах мандаринов, аромат живой елки и щекотание под ребрами в ожидании чего-то волшебного. Помню, папа в своей лохматой, а потому необыкновенно смешной шапке, пыхтя и фыркая, с трудом протиснулся в дверь спиной вперед. А за ним – нехотя и сопротивляясь, появилась неуклюжая огромная елка.

 

Криво-косо и радостно

 

— Зачем такую большую-то?! – всплеснула руками мама, вышедшая из кухни, услышав наш с братом радостный вскрик. Она, как обычно перед Новым годом, лепила гору пельменей, чтобы хватило всем, кто заявится в гости на праздник. А у нас таких всегда было просто неимоверное количество. – Куда мы ее будем ставить? Всю комнату займет, будем боком ходить, — уже смеялась мама, глядя на то, как папа пытается протащить сквозь узкий дверной проем елку, раскинувшую во все стороны лапы и ни в какую не желавшую селиться в нашей хрущевке.

— Ничего, потеснимся, — наконец присев на краешек тумбочки, проговорил он. – Зато вон как дети рады. Да? – подмигнул в нашу с братом сторону. Одной рукой папа вытирал пот со лба все той же смешной лохматой шапкой, другой – держал несговорчивое дерево, застрявшее в коридоре между шкафами.

Мы смотрели на папу – даже в своем на тот момент нелепом положении он был такой большой, сильный, надежный. От этого было так спокойно и весело, а на душе — тепло и празднично.

Тот невероятный морозный аромат, игриво-хлопотное настроение родителей,  чудесное ощущение ожидания «ой, что-то будет!» до сих пор холодят у меня под ребрами в преддверии каждого Нового года.

 

Видавшая виды

 

Елку, конечно, папа тогда все-таки протиснул в комнату. Правда, половину веток пришлось потом прибивать к стволу гвоздями. Косая и кривобокая, но зато – от пола до потолка, от стены до стены – в мишуре и дождике, обвешанная стеклянными шишками, огурцами и шарами, повидала она многое. И шумное веселье взрослых, и скабрезные шуточки по поводу размеров и конфигурации нашего новогоднего дерева. Были и нападения со стороны кота Васьки, благо, падать елке было некуда, да и держалась она надежно на сколоченной из досок крестовине, щедро обложенной ватой, имитирующей снежные заносы. Видела наша колючая и то, как уставшие и зевающие родители, еле дождавшись, когда дети уснут, запихивали пакеты с конфетами и мандаринами под широко раскинувшиеся ветви. И как, кряхтя и поругиваясь, папа пытался спрятать там же огромного робота для моего брата и игрушечную, но совсем не маленькую, коляску для меня – заоблачную мечту долгие месяцы до этого. Сюрприза, конечно, у них не вышло, потому что мы только притворялись спящими и все слышали и частично даже видели, подглядывая в щелочку за стараниями мамы и папы. Но все же решили не портить им ощущения всемогущества – пусть еще побудут волшебниками, наивные. Когда еще придется? Терпеливо дожидались утра, благополучно заснув под конец. И ни свет ни заря с радостными криками бросились распаковывать подарки, изображая крайнее удивление — а счастье было полным и абсолютно неподдельным.

И так простояла наша красавица аж до самого марта месяца, пока иголки с прибитых гвоздями веток не осыпались колючим хвоепадом. До последнего не хотелось папе снова возиться с ней, протаскивая сквозь дверной проем, несмотря на ежедневные убедительные увещевания мамы. А мы с братом этому обстоятельству были только рады — не желали прощаться с праздником хоть до лета.

 

Ну, когда же уже?!

 

— Мама! Уже пора ставить елку! – с этих слов и теперь  начинается у нас каждое первое декабря. Первый день зимы для моего Саши — значит одно — скоро Новый год. И каждый раз в это время я вижу в его глазах то самое щекотание под ребрами, и то самое «ой, что-то будет!», что и сама испытывала когда-то, да и сейчас нет-нет, да и почувствую, когда вспомню нашу кривобокую нелепую огромную елку и папину смешную лохматую шапку. Правда, теперь это больше грустная ностальгия, чем ожидание праздника…

А Сашок верит, что Дед Мороз, пусть невидимый почему-то, но обязательно придет и положит под нашу идеально ровную, украшенную пластиковыми игрушками и электрической гирляндой искусственную елку. Потому что мы любим природу, и рубить живые деревья не будем. Так учили в садике, теперь и в школе учат. Наверное, это правильно. Конечно же, это правильно. Но все же, я помню тот морозный аромат, запах хвои и игривый папин взгляд. Папы больше нет, а взгляд его есть, всегда, в душе… Отчего теплее, намного теплее, в любой мороз…

У моих мальчишек праздник тоже будет. Но он будет другим. И это нормально, жизнь продолжается, все идет своим чередом. Хотя, ожидание чуда, которое слаще и трепетнее самого праздника, те самые бабочки в животе неизменны…

 

Он настоящий!

 

— Мама! Давай скорее листочек, я буду писать письмо Деду Морозу! Надо успеть, у него ведь столько дел, вдруг он ко мне не успеет! – Сашок, подпрыгивая и повизгивая от нетерпения, подбегает ко мне снова и снова. – Я напишу, чтобы подарил мне наушники, а еще телефон, а еще пусть петарды не забудет. Я ведь хорошо себя вел! Правда, мама? Я заслужил? Заслужил?!

— Ну конечно, заслужил, — погладила я по голове своего неугомонного мальчишку.

— Ой, ну ты и загнул! Откуда у мамы столько денег, чтобы тебе такие подарки дарить? Глупый ты, нет никакого Деда Мороза, это все родители подстраивают, а ты и ведешься! – Егор в очередной раз попытался доказать своему маленькому братишке, что он уже совсем взрослый и все про всех знает лучше его.

— Неправда! Я знаю, я сам видел! Он есть, — вера Саши в чудо, слава Богу, пока еще непоколебима. – Дед Мороз к нам приходил!

— Ну и что ты там видел?! – не унимается Егор, в подростковом мозгу которого юношеский максимализм сильнее здравого смысла, а взрослость кипит неудержимо.

— В прошлом году, помнишь? – подскочил к брату наш любимый неуемный первоклассник. – В окошке что-то сверкнуло, а потом на балконе мешок с подарками появился. Откуда он, по-твоему, взялся, если мама и папа были с нами?! А?! Как родители могли его туда положить? – Саша торжествующе глянул на меня, потом на усмехающегося Егора и, не дождавшись ответа, резко развернувшись на пятках, гордо удалился в детскую комнату, всем своим видом показывая, что никаких возражений не принимает. Отправился писать заветное письмо.

 

Чудеса случаются

 

— Зачем ты так? – прошептала я старшему сыну. – Он же маленький еще, пусть верит в сказку. Ты сам-то давно ли перестал? До третьего класса Деда Мороза с подарками ждал, письма ему писал и самолетиком в окно отправлял.

— Раньше поумнеет, раньше повзрослеет, — отрезал Егор, но уже с меньшим напором. А у самого в глазах блеснула какая-то хитрая задумка. – Вообще-то, я просто проверял силу его веры, — подмигнул он. И даже у меня по спине пробежали мурашки: «ой, что-то будет!»

— Как в этом году чудо устраивать будем? Снова фонариком в окно посветишь, или как-то по-другому? – догадалась я, что Егор обмозговывает новый сценарий сказочного появления подарков для братишки.

— Я одну программу на планшет скачал, там не просто сверкнет, еще и со звуком. Будто Дед Мороз скажет: «Тем, кто верит в чудо, счастье радость будет!»

Полина ЕРМАКОВА.

Фото Ирины Москвиной.