Острие ножа как женский аргумент

В увесистых томах уголовных дел преступления, связанные с хмельным угаром фигурантов, многочисленны, зачастую трагичны, в большинстве случаев — безрассудно глупы. Ведь трезвый разум и пьяный умишко — контрастные, взаимоисключающие понятия. Только за алкогольную бесноватость всегда приходится отвечать на трезвую голову.


ПЬЯНАЯ ССОРА ПРИВЕЛА МАТЬ ТРОИХ ДЕТЕЙ НА СКАМЬЮ ПОДСУДИМЫХ, А ОТЦА СЕМЕЙСТВА — НА БОЛЬНИЧНУЮ КОЙКУ

В увесистых томах уголовных дел преступления, связанные с хмельным угаром фигурантов, многочисленны, зачастую трагичны, в большинстве случаев — безрассудно глупы.

Ведь трезвый разум и пьяный умишко — контрастные, взаимоисключающие понятия. Только за алкогольную бесноватость всегда приходится отвечать на трезвую голову. Недавно следственное подразделение СУ УМВД России по г. Йошкар-Оле утвердило обвинительное заключение: мать троих несовершеннолетних детей будет отвечать по ч. 1 ст. 111 УК РФ, связанной с причинением тяжкого вреда здоровью.

Эта пьяная драма случилась в обычной семье в сомбатхейской квартире. Хотя понятие «обычная» весьма растяжимо с высот здоровых социальных стандартов и уверенного материального благополучия. Ирина и Артем проживают в трехкомнатной квартире вместе с его матерью и тремя детьми (сразу оговоримся, имена и некоторые детали изменены, поскольку судебный вердикт пока не вынесен). За пятнадцать лет семейной жизни гражданские супруги по ведомым только им причинам так и не дошли до загса, чтобы узаконить отношения.

Впрочем, это личные, никого не касающиеся обстоятельства или легкий штрих к чужой семейной картине. Ирина работала в сфере общепита. Глава семьи в последнее время не мог трудоустроиться, поэтому ношу материальных затрат тянули женщины — супруга и мать-пенсионерка. Понятно, что роль основного семейного спонсора была тяжела для Ирины, и она периодически сыпала градом упреков в адрес бездеятельного мужа. Эмоциональный градус ссор усиливался градусом спиртного, когда супруги «причащались» алкоголем. Часто это было или по случаю, история умалчивает. Но мать-пенсионерка прозорливо предупреждала сына и невестку, что их пьянки добром не закончатся. Так и произошло.

В тот ноябрьский вечер супруги уединились в своей спальне с бутылочкой. А потом, вместо того чтобы спокойно угомониться, им захотелось продолжения банкета. Благо «банкетный зал» был рядом — у друзей в соседнем подъезде, куда они отправились где-то в полночь. Хозяева, семейная пара с ребенком, встретили ночных гостей вполне гостеприимно. «Стратегический запас» спиртного нужно было срочно пополнять, поэтому Артем с женой приятеля отправился в круглосуточный магазин за водкой. Гости были на мели, так что затраты на внеплановое застолье хозяева взяли на себя. Соседи дружно пили, ели, разговаривали. Эмоциональный фон хмельных посиделок пока был вполне благодушен и весел. Пьяные гости не хотели покидать квартиру приятелей, поэтому решили заночевать у них в гостиной.

А вот утром разбушевавшийся джин алкогольной агрессии вырвался на свободу. Невменяемый гость сладко храпел на диване, а его жену алкогольные токсины пробили на предельную жалость к своей женской долюшке. В шесть утра в чужой квартире неадекватная парочка начала буянить. Ирина не нашла лучшего времени и места, чтобы высказать мужу накопившиеся претензии. Основная сводилась к тому, что он не работает, а ей приходится содержать семью. В такой ситуации женская мудрость Ирины, видимо, беспробудно спала, коварно убаюканная сорокаградусной. Ну кто на утре будет донимать пьяно-похмельного мужика душераздирающими сентенциями? Разве что камикадзе. Обиженный Артем спросонья изрыгал матерные проклятья, пытаясь замахнуться непослушным кулаком. Ирина страшно разозлилась и в молниеносной ярости помчалась на кухню за ножом. Она ударила обидчика в область левой лопатки. Недоумевающий супруг оборонялся ногами, поэтому получил дополнительный ножевой удар в голень.

Примечательно, но «подрезанный» Артем был в таком пьяном забытьи, что совершенно не понял, что с ним произошло. «Заботливая» жена также не придала особого значения своим пиратским выходкам. Обработала ножевые раны перекисью водорода и успокоилась. Супруг каким-то неведомым образом перебрался в спальню, а днем противное самочувствие списывал на похмельный синдром, не понимая, откуда взялась на ноге свежая рана и почему появились проблемы с дыханием. Ирина не афишировала перед друзьями свои утренние подвиги. Лишь к пяти вечера подгулявшая пара вернулась домой.

Судя по всему, они успели обменяться впечатлениями, в том числе и об острых методах убеждения. Артем, чтобы не расстраивать мать, сочинил легенду, что его поранили незнакомые парни у магазина «Европейский». Но сказки сказками, а фантазии, даже самые убедительные, не лечат ножевых ранений. Артему (наконец-то!) вызвали скорую и срочно госпитализировали в городскую больницу. Хирургическое вмешательство, три недели на больничной койке — таков был «оздоровительный» итог женского воспитания. Естественно, расследованием этого дела занялась полиция. Хотя супруги предпочли бы не выносить сор из избы.

Как оказалось, нож как решающий аргумент Ирина уже использовала в своей семейной практике. Однажды в пылу ревности слегка порезала непослушного, незадачливого мужа.

Тогда все страсти улеглись, да и Артем не хотел каторжной участи для своей благоверной. И все-таки условный срок был зафиксирован в биографии темпераментной особы. Казалось бы, судьба предупреждала Ирину тревожными звоночками. Но блеск стального лезвия ножа манил ее, как самую воинствующую сороку. Пьяная агрессия, эмоциональная несдержанность, рука, отягощенная ножом, — все это не оправдывает личных обид и женской усталости. Благо что Ирина не отправила отца своих детей на тот свет, но здесь наверняка господствовал уже не ее промысел. Раскаяние, трое несовершеннолетних детей в семье, положительные характеристики, возможно, сыграют свою позитивную роль в ее дальнейшей судьбе. Впрочем, меру ответственности определит суд. Будет ли это очередным шансом и внутренним запретом на «острые» решения, покажет время.