О ЛЮДЯХ И СУДЬБАХ ПРОИСШЕСТВИЯ

Перевал Дятлова: самая непопулярная версия

Перечитывая на многочисленных дятловедческих форумах замысловатые версии трагедии на горе Холат-Чахль, корреспондент газеты «Йошкар-Ола» Татьяна Момзякова обнаружила еще одну любопытную версию развития событий.

Автор версии – автор журнала «Родина» Николай Андреев. Несколько лет назад он побывал на злополучном перевале в совместной экспедиции «Комсомольской правды» и Всероссийской телекомпании и позже написал книгу-исследование «Тайна перевала Дятлова».

У автора произведения есть своя, подтвержденная дневниками, версия гибели свердловских студентов на склоне горы Холат-Чахль. Самая, пожалуй, непопулярная.

Люду обвинили в скупости и жадности

«До поселка Второй Северный, откуда собственно и начнется поход, дятловцы ехали весело. Пели, спорили, развлекались, фотографировались. На карточках они жизнерадостны, непосредственны, раскованы. Но вот начинается поход – и, если судить по дневниковым записям, можно сделать вывод: в группе тлело напряжение. И порой оно достигало точки кипения», – делится своим мнением Николай Андреев.

Вот только одна короткая фраза из дневника Зины Колмогоровой: «Люда ушла в палатку…» Ушла явно в дурном настроении. То ли обида, то ли гнев овладели Дубининой. Никто не позвал ее: «Люд, да ладно… Хватит кукситься… Пойдем мандарин есть». Почему мандарин? Запись из дневника Зины: «Сегодня день рождения Саши Колеватова. Поздравляем, дарим мандарин, который он тут же делит на 8 частей…» Люде Дубининой долька не досталась. Да если бы только долька! «Люда ушла в палатку и больше не выходила до конца ужина». До конца ужина! То есть они спокойно ели кашу с тушенкой и не обращали внимания на товарища по походу, который затаился в палатке.

А заканчивает запись Зина так: «В общем, еще один день нашего похода прошел благополучно». Как же благополучно, если один член команды обделен и одинок? Или у Люды уже случались подобные выходки, и на них старались не обращать внимания? Этот эпизод заставляет пристальнее присмотреться к Люде Дубининой и ее положению в маленьком коллективе. Она тоже вела дневник. Ее записи кое-что могут рассказать об атмосфере группы. Вот они приехали в Серов: «Ребята прошпынали завхоза, т.е. меня, обвиняли в скупости и жадности». Если Дубинина завхоз, то общие деньги хранились у нее. И, чувствуется, она старалась распоряжаться ими расчетливо и разумно, мало ли что ждет впереди. Может быть, это вызывало недовольство?

О психологическом климате

Настораживает и такой момент в письме Зины Колмогоровой подруге накануне похода: «Группа-то ничего, как только пойдем, не знаю. Не будем ли ругаться? Ведь с нами Колеватов…» Саша, видимо, был очень непростой парень. В воспоминаниях туриста Блинова есть примечательная характеристика: «Колеватов Сашка учился на нашем физико-техническом факультете, со мной на одном курсе в группе 457. Упрямый и самоуверенный человек. Не прочь был порой покичиться своими теми или иными достоинствами. Правда, он лишнего никогда не говорил, но слушать его было порой неприятно. Ходил с ним летом 1957 года по Южному Уралу. Девчонки его просто не могли терпеть». Не могли терпеть – красноречивая характеристика. Все ли могли терпеть Колеватова в группе Дятлова? Предчувствие беды слышится во фразе Зины «Не будем ли ругаться?»

Запись 28 января в общем дневнике: «Юрка, пролежав минуты две, не выдерживает и перебирается во второй отсек, при этом страшно проклиная и обвиняя нас в предательстве. После этого еще долго не могли заснуть, о чем-то спорили, но наконец все стихло». Что за предательство? Кого обвинял Кривонищенко? Кого проклинал? За что? Еще одна дневниковая запись Зины Колмогоровой: «Колю сегодня не заставили дежурить и дежурили мы с Рустиком. Сожгли варежки и 2-ю фуфайку Юркину. Он ругается все время». Всего три предложения, и в каждом ощущается конфликт. Даже в подборе слов – заставили… ругается… да еще и все время. Ругань, как правило, указывает на нездоровый психологический климат, а в маленьком коллективе негативный эффект перебранки усиливается многократно.

«Мы с Юрой больше не дружим…»

Многозначительны взаимоотношения между Зиной и Юрой Дорошенко. Зина задолго до похода пишет подруге: «Лида, а с Юрой мы больше не дружим… Удивилась, наверное. Да? Все удивляются. Даже не разговариваем, не здороваемся, он уже с другой девчонкой ходит везде…» И ведь ничто не предвещало такого печального поворота. Юрий приезжал к Зине в ее родной Каменск-Уральск, познакомился с ее родителями, дело шло к свадьбе. И вдруг: «Приехала я сюда после практики, тоже все хорошо было, а потом я стала замечать, что он очень ко мне изменился… Вот так и поссорились, вернее даже не ссорились, а просто перестали замечать друг друга. Он сейчас очень изменился, очень просто…»

И еще письмо – уже перед самым походом: «Лида, с нами идет снова Юрка… Ты представляешь, как снова разбередятся подживающие раны… Лидуська, как тяжело мне будет в походе, ты ведь понимаешь это, правда? Ведь люблю я его, Лида! И снова вместе, но не вместе. Буду крепиться, Лида!» Может, в роковой поход она пошла, чтобы отношения с Дорошенко наладить? Кто знает…

Но вот куда более интригующий факт: фотография Зины была обнаружена в бумажнике Игоря Дятлова. Испытывал чувства к ней и таил от всех? Ни в одном воспоминании нет и намека на то, что между ними был даже мимолетный студенческий роман. Только фраза в дневнике Колмогоровой: «Игорь хамит». Ревность? Дятлов, конечно, знал, что у Зины и Дорошенко было общее прошлое. Возможно, в походе они решили возобновить отношения. Это не могло не вызвать жесткую реакцию.

Ключевая фигура

Присмотримся повнимательнее к Игорю Дятлову. По воспоминаниям друзей, родственников, знакомых, Игорь Дятлов был неординарным человеком. С ним хотели дружить. С ним хотели пойти в поход. Ему доверяли. Если он кого-то брал с собой, это считали проявлением высшего доверия. Игорь олицетворял надежность. Серьезно готовил походы, продумывал тактику прохождения маршрута, не упускал мелочей, вникал во все детали.

Но – строчка туриста Сергея Согрина об одной нервной черте его характера: «Игорь не терпел, если кто-то возражал ему». Похожее отмечает и Блинов: «Очень упрям и настойчив». Дятлов – ключевая фигура всей истории. Упрямство, нетерпимость могли сыграть зловещую роль в последнем походе. Авторитаризм часто граничит с самонадеянностью. Только этим можно объяснить, почему Дятлов в нарушение всех писаных и неписаных правил не оставил в спортклубе маршрутный лист.

Зная все эти тонкости во взаимоотношениях группы, возникает сомнение в их сплоченности перед лицом неведомой опасности, – пишет Николай Андреев. Допустим, какая-то страшная угроза выгоняет всех из палатки. Судя по следам, сначала они бегут вместе. Но вдруг что-то ломается во взаимоотношениях – группа распалась. Двое погибли у кедра, четверо – у ручья, трое – по пути к палатке. Так может, причина – не внешняя угроза, а внутренний раздрай?

Ранее газета «Йошкар-Ола» выяснила, что среди погибших на перевале туристов была девушка из Марий Эл, рассказала о том, кто из участников похода сумел выжитьбыла ли гибель группы Дятлова инсценировкой, и изучила аналогичный случай пропажи пятерых мужчин в американском округе Юба.

Все материалы о версиях происшедшего, опубликованные на сайте «Й», вы можете прочитать по этой ссылке.

Также сайт «Й» рассказывал, что в Марий Эл спасатели эвакуировали женщину, пострадавшую на Волгеэвакуировали двух друзей, попавших в беду на снегоходе, а также выручили мужчину, скатившегося с дамбы в реку Монага. Еще в Марий Эл госавтоинспекторы задержали 13-летнего мальчика на квадроцикле.

Также за минувшую неделю в республике произошло 17 пожаров.

Фото из открытых источников.