По вере и воздастся!

ПОСЛЕ ПУБЛИКАЦИИ В НАШЕЙ ГАЗЕТЕ В РУССКОМ КАДАМЕ НАЧАЛОСЬ ВОССТАНОВЛЕНИЕ ХРАМА В ПАМЯТЬ РЕПРЕССИРОВАННЫХ СВЯЩЕННОСЛУЖИТЕЛЕЙ

Неоднозначные отклики вызвала наша статья «Храм», опубликованная ровно год назад. Однако несмотря на противоположные мнения читателей, эта история получила удачное продолжение…

ПРЕДЫСТОРИЯ

О судьбе Петра Дмитриевича Красноперова, служившего в Сретенской церкви села Русский Кадам, нам рассказала его правнучка, йошкаролинка Тамара Курова, еще в прошлом году.


ПОСЛЕ ПУБЛИКАЦИИ В НАШЕЙ ГАЗЕТЕ В РУССКОМ КАДАМЕ НАЧАЛОСЬ ВОССТАНОВЛЕНИЕ ХРАМА В ПАМЯТЬ РЕПРЕССИРОВАННЫХ СВЯЩЕННОСЛУЖИТЕЛЕЙ

Неоднозначные отклики вызвала наша статья «Храм», опубликованная ровно год назад. Однако несмотря на противоположные мнения читателей, эта история получила удачное продолжение…

ПРЕДЫСТОРИЯ

О судьбе Петра Дмитриевича Красноперова, служившего в Сретенской церкви села Русский Кадам, нам рассказала его правнучка, йошкаролинка Тамара Курова, еще в прошлом году. Священник Петр Красноперов пользовался большим уважением и любовью народа. Слушать его проповеди приходили даже из соседних сел. Труды отца Петра на ниве Христовой и во благо просвещения марийского народа были высоко оценены, он был награжден различными медалями и грамотами, а также скуфьей. Отца Петра репрессировали в 1937 году, несмотря на преклонный возраст, тогда ему уже исполнилось 74 года. После пребывания в городской тюрьме следы священника затерялись.

Его сын Петр Петрович, священник церкви села Юрьево Котельнического района, был расстрелян по постановлению тройки НКВД. Тамара Викторовна побывала в местах службы своего прадеда, думая, что на месте Сретенской церкви и дома отца Петра обнаружит лишь обломки. Но на удивление храм стоял на месте, хотя был частично разрушен. Сохранился и дом, где жил священник со своей семьей.

И тогда Тамара Викторовна загорелась идеей в память о прадеде и всех репрессированных священнослужителях восстановить храм. Редакция газеты «Йошкар-Ола» поддержала эту идею, и первым шагом к ее реальному осуществлению стала статья под названием «Храм», опубликованная в декабре прошлого года. Вот несколько откликов наших читателей.

МНЕНИЯ

Георгий Иванович Кныров, Серафима Львовна Баева, Нина Максимовна Белякова были солидарны во мнении о том, как важно знать свою историю и помнить о тех, кто жил до нас и оставил в наследство духовные ценности, которые имеют гораздо большее значение, чем материальные. Говорили и о том, что сегодня мы постоянно ищем, за что бы ухватиться, какую платформу выбрать за основу, о нескончаемых дебатах в поисках национальной идеи. Обобщая их высказывания, мы сделали неожиданный вывод: а ведь вот она, национальная идея, — на поверхности: чтить прошлое, помнить родство, вершить добро и воспитывать каждое последующее поколение на лучших примерах предыдущего!

По телевидению как-то прошел сюжет, когда несколько подростков не могли вспомнить ни одного полководца Великой Отечественной войны. Это ли не показатель отношения молодого поколения к истории страны? «Познавая прошлое, мы созидаем будущее и становимся лучше», — сказал читатель Василий Васильевич Загайнов. Думаем, он прав. И еще, открывая книги чьих-то судеб, мы прибавляем страницы к повествованиям собственных жизней.

Среди читателей оказались и такие, кто был иного мнения. Илья Шумихин и Владислав Яшмолкин недоумевали: мол, зачем ворошить прошлое и тратить на восстановление разрушенных храмов нервы, силы и средства, когда можно найти им более достойное приложение, например вложить все это в строительство новых и ремонт старых дорог. Конечно, хорошие дороги — это важно. Но разве не так же важно сохранить связь времен, воскресить память об ушедших, о тех, кто пострадал за веру и кто сложил головы за Отечество, кто беспокоился о духовной чистоте народа? Прошлая публикация заканчивалась словами: «Ввосстанавливая храмы, мы восстанавливаем души!» А по словам Ирины Владимировны Зайцевой, именно духовности и нравственности так не хватает нам сейчас.

Многие читатели просто не поверили в то, что можно что-то восстановить в малонаселенной глубинке. Так йошкаролинки Валентина Смирнова и Эльвира Копейкина с горечью вспоминали свои родные села, где когда-то тоже стояли храмы, а ныне — разруха и бурьян. Многие нынешние горожане — выходцы из подобных сел и деревень, и их переживания понятны, но, увы, только некоторые из них идут дальше переживаний и предпринимают реальные шаги для изменения ситуации. «Я даже не знала, с чего начинать, в таком трудном деле, но я верила, что все преодолимо и что сообща можно многого добиться, — рассказывает Тамара Курова. — Первые шаги — статья в газете и беседа с Архиепископом Йошкар-Олинским и Марийским Иоанном, который дал благословение на восстановление храма».

Таисия Семеновна Ушакова тоже убеждена, что вера способна на многое, так как именно вера — основной двигатель всей жизни. Действительно, вера помогает нам в любых жизненных обстоятельствах: мы верим, что каждый наш день еще не последний, и это позволяет нам не впадать в уныние, работать и радоваться жизни, мы верим — что хорошего больше, чем плохого, и это не дает нам озлобиться.

Задумывались ли вы, почему в моменты величайшей скорби, мы вспоминаем о Боге? Наверное, потому что вера, что он поможет облегчить страдания, преодолеть невыносимую печаль, дает силы для продолжения жизни, а вера в то, что душа бессмертна, не дает нам сойти с ума, когда мы теряем близких.

Вот так и те наши сограждане, которые поверили, что храм в Кадаме возродится, обрели силы и уверенность, что так оно действительно и будет. А по вере и воздается!


молебный дом в селе Русский Кадам до и после реставрации

ВОЗРОЖДЕНИЕ

В феврале 2012 года состоялось собрание поселян, где они и в первую очередь отец Сергий (Мошкин) поддержали идею восстановления храма. И уже летом в полуразрушенном храме отслужили первую за последние 75 лет литургию. День был пасмурный, дождливый, и вдруг на глазах у изумленных прихожан прямо на икону Иисуса Христа упал невесть откуда взявшийся луч света. Икона засияла. Потом луч так же внезапно исчез. Те, кто присутствовал в тот день на литургии, расценили это как знамение свыше.

После заключения специалистов было принято решение, что для начала в селе нужно восстановить дом, где жила семья священника Петра Красноперова. Дом еще довольно крепкий, несмотря на свой солидный возраст. И сейчас под постоянным присмотром отца Александра (Киселева) идут ремонтные работы. Свои физические и духовные силы отдает отец Александр этому благому делу, а вера и молитва помогают ему. Восстановленный дом станет молебным. Уже появились новые окна, установлены двери, приведены в порядок полы, пристроена котельная и проведено отопление. Вскоре предстоит обустраивать алтарь.

Все это стало возможно благодаря активной благотворительной помощи предприятий и учреждений города и республики, а также пожертвованиям отдельных граждан. Причем никто из благотворителей не захотел, чтобы мы озвучили их имена. Как сказал один из них: «Я делаю это не для рекламы, а для души. А душа не любит шумихи и празднословия».

Селяне надеются, что молебный дом откроется на праздник Сретения Господня.

Кроме молельной комнаты и алтаря, здесь предполагается размещение воскресной школы и трапезной. После этого можно будет говорить и о дальнейшей судьбе храма.

Правнучка Отца Петра не скрывает эмоций: «Такое чувство радости охватывает, когда вместо унылого дома с пустыми глазницами видишь живой дом, радостно поблескивающий стеклами новых окон».

А мы рады, что и наша толика, пусть и незначительная, есть в этом деле. Оживает дом — оживает вера, оживают наши души…

Ольга КОНДРАТЬЕВА