ЗДОРОВЬЕ И МЕДИЦИНА

По законам «красной зоны»: история медсестры ковидного стационара в пригороде Йошкар-Олы

«Что самое трудное? – Елена Александровна задумывается, а потом отвечает: – Наверное, то, что в четвертую волну коронавируса стало много тяжелых больных. Приходишь на очередное дежурство, а пациента уже нет. Умер…»

Она подпирает щеку ладошкой и тихо плачет. И эти слезы – еще одно доказательство того, что к смерти нельзя привыкнуть даже тем, кто видит ее сегодня чаще других, потому что пандемия – это страшное испытание.
Елена Митрофанова работает медицинской сестрой в «красной» зоне Медведевской центральной районной больницы Марий Эл в ближнем пригороде Йошкар-Олы с апреля 2020 года, то есть с самого начала COVID-19.

– Инфекционное отделение открылось седьмого апреля, – вспоминает она, – а девятого поступил первый пациент. Мы два дня тренировались ходить в защитных костюмах. Казалось, ни за что не привыкнем: тело потеет, дышать нечем, через очки плохо видно. Но пришлось освоиться, научиться все делать быстро, да и некогда думать о неудобствах – слишком много работы. Восемь часов смены с одной мыслью: нужно все успеть!

Даже врачи признают: медсестрам в «красной» зоне труднее, потому что очень много повседневной необходимой работы – поднять пациента, повернуть, поменять белье и памперс, трижды измерить сатурацию и дважды – давление, сделать уколы, поставить капельницу, накормить, умыть, выслушать и пожалеть.

Впрочем, иногда и поругать: больной человек зачастую становится капризным и несговорчивым, отказывается выполнять назначения врача.

– Именно в нашей больнице, – рассказывает Елена Александровна, – лечатся все хирургические пациенты республики с ковидом и беременные с коронавирусной инфекцией. Недавно всю ночь убеждала женщину, что ей нужно в реанимацию. Не идет – и все тут! Не может адекватно оценить свое состояние. И по-хорошему пыталась ее убедить, и ругала: «Ты же не только сама страдаешь, но и ребенка подвергаешь риску! Нужно слушать врача!».

Только утром она приняла решение. Очень разные пациентки. Мне запомнилась женщина, которая рожала у нас двенадцатого ребенка. Такая молодец! У нее уже дети взрослые, она бабушка. Всех успокаивала, настрой оптимистичный, никаких капризов.

Сталкивается медперсонал и с такими больными, которые до последнего не верят в существование ковида («Да фигня это! Сказки! Миф! Заговор медицинской общественности и политиков!»). Даже когда вынуждены госпитализироваться из-за крайне плохого самочувствия, пытаются объяснить свое состояние чем угодно, только не новым опасным вирусом.

Смена среднего персонала длится восемь часов: с 0 до 8, с 8 до 16, или с 16 до 24 часов. Все это время без еды и питья. Желаний после смены два – попить и выспаться. Тем не менее, считают себя не героями, а обычными людьми, добросовестно выполняющими свою работу. Стараются облегчить состояние каждого пациента, искренне радуются, когда безнадежный больной выздоравливает, и переживают, если он уходит.

Нагрузка на медперсонал увеличилась многократно, количество коек с 50 возросло до 230, в ноябрьские дни до восьми пациентов находятся на искусственной вентиляции легких, до 85 больных не могли обойтись без кислородной поддержки.

– Иногда после ночной смены просыпаешься, – улыбается Елена Александровна, – и не сразу понимаешь, какое время суток, надо идти на работу, или нет. Коллеги болеют, приходится иногда работать восемь через восемь часов. Тогда точно путаешь день с ночью, и вновь одно желание – выспаться.

Муж – военнослужащий, наверное, поэтому с пониманием отнесся к тому, что жене предстоит работать с ковидными пациентами. Сказал одно: «Ты сама профессию выбрала». 14-летний сын Роман старается маме помочь, а пятилетнему Мише часто приходится быть у бабушки, так что с родителями порой не видится по три – пять дней. Но когда он дома, оберегает мамин покой после смены, понимает, что устала.

Сама Елена Александровна перенесла коронавирусную инфекцию в мае-июне 2020 года: высокая температура, кашель, потеря обоняния и вкуса. Обошлось амбулаторным лечением, но личное впечатление о вирусе она имеет и очень рекомендует всем защитить себя с помощью вакцинации.

В приемном отделении больницы, где Елена Александровна работала в «доковидную эпоху», тоже хватало круглосуточного экстрима. Но такую напряженку, какую диктует пандемия, и представить было сложно. Как люди выдерживают этот сумасшедший ритм, эти огромные физические и эмоциональные нагрузки? Наверное, только благодаря тому, что коллеги поддерживают друг друга, создавая доброжелательную атмосферу, и верят в то, что наступит «послековидная эра», когда сегодняшние трудные будни будут вспоминаться как время испытаний, которое все мы выдержали с честью.

Ольга БИРЮЧЕВА.

Фото предоставлено Е. Митрофановой.