Последнее «пророчество» советских историков

Марийская республика: год 1987. Наступившая гласность раскрывала мрачные страницы отечественной истории и обнажала язвы советской действительности. При этом перестройку воспринимали с оптимизмом, и создатели двухтомной «истории марийской асср» закончили свой труд фразой, которую еще долго будут вспоминать, сравнивая с тем, что стало на самом деле спустя три-четыре года


МАРИЙСКАЯ РЕСПУБЛИКА: ГОД 1987. НАСТУПИВШАЯ ГЛАСНОСТЬ РАСКРЫВАЛА МРАЧНЫЕ СТРАНИЦЫ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ИСТОРИИ И ОБНАЖАЛА ЯЗВЫ СОВЕТСКОЙ ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ. ПРИ ЭТОМ ПЕРЕСТРОЙКУ ВОСПРИНИМАЛИ С ОПТИМИЗМОМ, И СОЗДАТЕЛИ ДВУХТОМНОЙ «ИСТОРИИ МАРИЙСКОЙ АССР» ЗАКОНЧИЛИ СВОЙ ТРУД ФРАЗОЙ, КОТОРУЮ ЕЩЕ ДОЛГО БУДУТ ВСПОМИНАТЬ, СРАВНИВАЯ С ТЕМ, ЧТО СТАЛО НА САМОМ ДЕЛЕ СПУСТЯ ТРИ-ЧЕТЫРЕ ГОДА

1987 год проходил под знаком 70-летия Октябрьской социалистической революции. Юбилей Великого Октября отмечали в Советском Союзе последний раз и последний раз клялись в верности идеалам революции.

В ту пору еще неприкосновенен был светлый образ Ленина. Тогда, в начале перестройки и гласности, Ленин как в официальной пропаганде, так и в сознании людей представлялся вождем-основателем, заветы которого были нарушены его преемниками, в первую очередь Сталиным, своими репрессиями уничтожившим ленинскую гвардию.

Вместе с тем 1987-й был познан людьми как год другого юбилея — трагического 1937 года, проходившего под знаком Большого террора. Наступившая гласность вызвала к памяти имена расстрелянных большевиков — Бухарина, Рудзутака, Сокольникова, Серебрякова и еще многих других.

Девизом перестроечных печатных изданий, флагманами которых сделались «Огонек» и «Московские новости», стал поиск исторической правды, а по сути — ревизия всей советской истории. Основные критические стрелы публицистов были направлены против эпохи застоя и тирана Сталина. Под критику брежневского времени, которое подавалось как период коррупции и неэффективности экономики, шла борьба в партийных и советских эшелонах власти. Январский пленум ЦК КПСС, который трижды откладывался из-за саботажа в аппарате ЦК, провозгласил новую кадровую политику: приверженцы Горбачева избавлялись от старых, доставшихся от Брежнева кадров и дали дорогу гласности.

Результат не заставил себя ждать. В киоски за периодической печатью, чего раньше никогда не бывало, выстраивались многометровые очереди, а на Всесоюзном телевидении появились передачи, ставшие символами перестройки — КВН, «Взгляд», «600 секунд». Телевизионщики сделались героями времени, которых знали все. В толстых журналах появились романы и повести, ранее не печатавшиеся, написанные авторами, что называется, в стол. «Новое назначение» А. Бека, «Дети Арбата» А. Рыбакова, «Белые одежды» В. Дудинцева считали своим долгом прочесть все мало-мальски образованные люди. Тема Сталина и репрессий 1930 — 1940-х годов стала самой востребованной в литературе и журналистике. Писать об этом стали и в Марийской Республике, где было немало жертв среди основателей и строителей автономии. За тему репрессий в Марийском крае активно взялись краеведы, публицисты, историки.

1987 год был исключительно богат на юбилеи и культурные события. Отмечали 150-летие гибели великого Пушкина, 175-летие Отечественной войны 1812 года, немало было дат, связанных с рождением выдающихся представителей отечественной науки и культуры, партийных и советских деятелей.

В Йошкар-Оле 50-летний юбилей отметил республиканский Русский драматический театр. Фестивали, дни культуры следовали в нашем городе один за другим. В начале года в Марийской Республике проходили Дни советской литературы. Делегацию московских писателей возглавлял секретарь Союза писателей СССР, необычайно представительный, с «Золотой Звездой» на груди Сергей Михалков.

В Козьмодемьянске тоже нашли свою культурную изюминку, организовав Всероссийский фестиваль этнографического и фольклорного фильма.

Не осталась наша республика в стороне и от мероприятий широко проводимого в СССР фестиваля Индии. Дружба Советского Союза с Индией имела давние традиции, разносторонние связи с этой страной установились буквально с первых лет независимости Индии, в 1947 — 1953 годах, и практически никогда не прекращались. Вот и во второй половине 1980-х выступление на советской сцене большого числа артистов, представлявших древнюю и загадочную индийскую культуру, воспринималось как свидетельство тесных дружественных связей между нашими великими странами.

В августе 1987 года перед йошкаролинцами выступал кукольный театр «Катхпутли» из штата Раджастхан. Большим успехом пользовались выступления индийских певцов, танцоров и музыкантов. Но звездой первой величины в этих гастролях на земле Марий Эл стала ведущая танцовщица Индии в стиле катхак Ума Шарма.

В свою очередь марийская культура представляла свои достижения в гостях у венгров в области Ваш. У нас же делились своими свершениями писатели и поэты из соседней Чувашии.

Для творческой интеллигенции власти Марийской Республики готовились выделить художественные мастерские и улучшить жилищные условия. Благо экономические показатели были очень даже неплохими. В год юбилея Великого Октября республика досрочно выполнила план двух лет пятилетки, сдав в закрома государства дополнительно 24,6 тысячи тонн зерна, 9,7 тысячи тонн картофеля и 3,7 тысячи тонн молока.

В том году советское руководство решило двинуться вперед к рынку. Правительство СССР приняло ряд кардинальных экономических решений: о реформе системы ценообразования, о качестве продукции, о кооперации, о совместных предприятиях, о государственном предприятии, о перестройке планирования и управления экономикой, о совершенствовании банковской системы СССР. Впервые граждане получили право покупать в свою собственность квартиры.

При этом негативные процессы в экономике страны нарастали. Дефицит государственного бюджета по сравнению с 1985 годом утроился и превысил 52 миллиарда рублей. И это было только началом тотального развала казавшейся незыблемой советской экономической системы.

Процессы демократизации в обществе породили такое новшество, как выборы руководителей предприятий. 12 июля на Волжском деревообрабатывающем комбинате «Заря» состоялись выборы директора. Со временем стало понятно, что новшество это, мягко говоря, не совсем эффективно (а точнее, просто абсурдно), и от него отказались.

Гласность, провозглашенная партией в качестве необходимого условия демократизации страны и совершенствования социализма, показала людям, что в стране победившего Октября существуют, оказывается, проституция, жестокость, национализм, коррупция, СПИД и еще немало такого, что, считалось ранее, принадлежит лишь загнивающему капиталистическому обществу. Но все это тогда казалось вполне преодолимым. В перестройку люди в основной своей массе верили и надеялись, что весь негатив, вдруг вышедший из-под спуда, будет непременно искоренен.

ИЗ ДРУГИХ СОБЫТИЙ ГОДА

В сквере Театра имени Шкетана открыли памятник классику марийской литературы Я. Майорову-Шкетану со словами «Революция, я твой человек!..». Автор монумента — П.А. Самсонов.

Появилось западногерманское издание популярного женского журнала «Бурда» на русском языке. Журнал, выходивший первоначально раз в квартал, было не достать, несмотря на высокую цену — 5 рублей.

В Козьмодемьянске создали Этнографический музей под открытым небом.

Среди наиболее заметных кинопремьер года — «Холодное лето пятьдесят третьего» Александра Прошкина и «Человек с бульвара Капуцинов» Аллы Суриковой. Кинематограф как-то сразу вошел в ряды борцов за перестройку. Предыдущий, 1986 год запомнился «Покаянием» Тенгиза Абуладзе и 5-м съездом Союза кинематографистов, на котором разгромили господствовавший в советском кино соцреализм и идеологизацию киноискусства.

Вышла в свет двухтомная «История Марийской АССР». Второй том, посвященный эпохе социализма, завершился словами «Впереди — хорошие перспективы». Знать бы наперед, каковы действительные перспективы и что произойдет уже очень скоро, через 3 — 4 года, еще неизвестно, какие слова звучали бы на заключительных страницах «Истории…».

Василий ВОСТРИКОВ