Рост гусара как «улика» для историков

Судьба Александра Келлера, видного Царевококшайца, героя отечественной войны 1812 года, хранит в себе ряд вопросов. Где именно родился Келлер? Был ли он на самом деле бароном? А главное — точно ли его останки обнаружены в Йошкар-Оле в 2012 году при раскопках? В начале 2012 года в местной печати промелькнуло сообщение, что в результате раскопок на месте бывшего старинного городского кладбища (Тихвинского погоста), где сейчас Центральный парк культуры и отдыха, нашли гроб с останками человека очень высокого роста.


СУДЬБА АЛЕКСАНДРА КЕЛЛЕРА, ВИДНОГО ЦАРЕВОКОКШАЙЦА, ГЕРОЯ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ 1812 ГОДА, ХРАНИТ В СЕБЕ РЯД ВОПРОСОВ. ГДЕ ИМЕННО РОДИЛСЯ КЕЛЛЕР? БЫЛ ЛИ ОН НА САМОМ ДЕЛЕ БАРОНОМ? А ГЛАВНОЕ — ТОЧНО ЛИ ЕГО ОСТАНКИ ОБНАРУЖЕНЫ В ЙОШКАР-ОЛЕ В 2012 ГОДУ ПРИ РАСКОПКАХ?

В начале 2012 года в местной печати промелькнуло сообщение, что в результате раскопок на месте бывшего старинного городского кладбища (Тихвинского погоста), где сейчас Центральный парк культуры и отдыха, нашли гроб с останками человека очень высокого роста.


Памятник Александру Келлеру — земскому исправнику Царевококшайска, почетному смотрителю царевококшайских училищ, ветерану Отечественной войны 1812 года, установленный в Йошкар-Оле в 2013 году. Авторы скульптуры — Анатолий Ширнин и Сергей Яндубаев
 

По сохранившимся остаткам одежды, а именно золотого витого эполета, было понятно, что обнаружена могила офицера времен либо Александра I, либо Николая I. Появилась версия, что похоронен был герой Отечественной войны 1812 года и не кто иной, как сам Александр Андреевич фон Келлер, занимавший в 30-е годы XIX века должность земского исправника Царевококшайского уезда. Впереди был 200-летний юбилей легендарной войны с Наполеоном, и хотелось верить, что находка имеет прямое отношение к той эпохе.

Александр Келлер действительно был похоронен на Тихвинском кладбище, как и многие другие видные жители Царева города. И есть лишь одна деталь, которая говорит против того, что найденные останки принадлежат именно Келлеру. Но об этом позже.

БАРОН БЕЗ ДОКУМЕНТОВ

Александр Келлер родился предположительно в 1789 году. Но где? По одной из версий, он происходит из немецких дворян (баронов), принявших российское подданство. Однако, по мнению сотрудника МарНИИ Александра Акшикова, родина Келлера — Швейцария. Предположение основано на том, что Келлер знал несколько языков — немецкий, французский, английский и итальянский. Все они, кроме английского, бытовали в швейцарских кантонах.

Келлер называл себя бароном и добавлял к своей фамилии приставку «фон», но документов насчет своего баронства представить в герольдию так и не смог, что, впрочем, объяснимо. Дело в том, что в Швейцарии на рубеже XVIII и XIX веков существовала Гельветическая Республика, которая находилась в сфере влияния Французской Республики, провозгласившей равенство и уничтожившей сословные различия. Где можно было найти бумаги, подтверждающие баронство, в стране с республиканским режимом?

Образование Келлер получил домашнее, обучившись многим наукам, в числе которых были европейская история, математика, ботаника, физика, тактика и фортификация. Не обошел он своим вниманием русскую и немецкую словесность.

С таким багажом знаний 30 апреля 1807 года Александр Андреевич поступил в русскую армию, где служило немало иностранцев. Даже лейтенант Бонапарт, ставший впоследствии французским императором, подавал прошение о приеме на русскую службу, да вот незадача: не хотели у нас давать корсиканцу высокого чина. А если бы не пожадничали и дали требуемое, глядишь, вся дальнейшая история пошла бы иначе.

ГЕРОЙ ВОЙНЫ С «КЛЮКВОЙ» НА САБЛЕ

Келлер был принят в только что созданный в Малороссии Лубенский гусарский полк под командованием генерал-майора А.П. Мелиссико. Новичку дали звание унтер-офицера, по нынешнему — сержанта. Перед вторжением Наполеона в Россию Лубенский гусарский полк стоял в Малороссии, входя в состав корпуса генерал-лейтенанта барона Ф.В. Остен-Сакена 3-й Резервной обсервационной армии генерала Тормасова.

Как известно, армия Наполеона перешла Неман 12 июня 1812 года. Но для гусар Лубенского полка, где служил Келлер, война началась на два дня раньше в стычке с австрийскими и саксонскими частями, воевавшими на стороне наполеоновской Франции.

Затем боевые действия для Лубенского полка перенеслись на территорию Белоруссии вплоть до реки Стырь: полк шел на соединение с Дунайской армией адмирала П.В. Чичагова. При переправе через Стырь удалые лубенские гусары вместе с молодым унтер-офицером из дворян, которым, вероятно, и был А.А. Келлер, захватили в плен австрийский пикет. За это Келлера представили к награде — знаку отличия военного ордена. Эта награда, учрежденная в 1807 году для нижних чинов, т. е. солдат и унтер-офицеров, была прообразом солдатского Георгиевского креста. Последний был весьма чтим в солдатской среде.

4 апреля 1813 года Александра Андреевича произвели в офицеры в чине корнета. 1813-й был годом заграничного похода русской армии. Келлер на протяжении целого месяца — с 23 апреля по 23 мая — участвовал в десятке сражений в Саксонии. За отличия в тех боях награжден орденом Святой Анны IV степени, который носился на эфесе холодного оружия и на офицерском жаргоне назывался «клюквой».

Перемирие, продлившееся с 23 мая до конца июля 1813 года, закончилось тем, что Австрия перешла в стан антифранцузской коалиции. И вновь начались бои в Саксонии. 14 августа в знаменитом бою под Дрезденом Александр Андреевич был ранен. Пуля навылет пробила ему обе ноги, а ядро повредило левое колено. И хотя сражение под Дрезденом продолжилось на следующий день, Келлеру уже не пришлось принять в нем участия.

Кроме того, погиб, врубившись в каре французской гвардии, командир лубенских гусар А.П. Мелиссино. Келлеру поручили сопровождать обоз с имуществом павшего командира в Россию. За участие в Отечественной войне 1812 года Александр Андреевич был награжден орденом Владимира IV степени с бантом, серебряной и бронзовой медалями.

В 1815 году Келлер перевелся в Нежинский конно-егерский полк, стоявший в Воронеже. В 1816 году произведен в поручики. 12 февраля 1820 года за воспитание солдат и, как говорилось в приказе, «за доведение до отличного устройства нижних чинов учебного эскадрона» ему было объявлено монаршее «высочайшее благоволение». Этим и завершилась военная служба Келлера: 15 марта 1820 года он уволился из армии «за ранами».

УЕЗДНАЯ ЖИЗНЬ НА ГРАЖДАНКЕ

Теперь предстояло жить на гражданке, а ни пенсия, ни очередное воинское звание Келлеру, как иностранцу, не полагались. Поэтому он перешел в российское подданство, получив полный пенсион, чин штабс-капитана и право ношения военного мундира.

После оставления службы Александр Андреевич перебрался жить в Казанскую губернию. Официально войдя в состав казанского дворянского общества, он мог занимать выборные статские должности. С января 1823 года Келлер последовательно занимал должности дворянского заседателя Свияжского нижнего земского суда, затем ту же должность в Царевококшайском земском суде. Побывал он и земским исправником Казанского и Свияжского уездов.

С 30 января 1830 года судьба Келлера прочно связана с Царевококшайском, куда казанский губернатор назначил его земским исправником. Здесь он проявил себя радетелем народного просвещения и 19 лет, до 1850 года, пробыл на посту почетного смотрителя царевококшайских училищ, жертвуя уездному училищу деньги, книги, журналы. Построил Келлер училища в селах Сотнур и Ронга, организовывая сбор средств на содержание новых заведений. Сам он жил достаточно скромно и экономно. Своего имения у бывшего участника войны 1812 года не было, и его годовой доход был весьма невелик.

Келлер пользовался уважением в народе. Простые царевококшайцы и жители уезда часто обращались к нему за защитой и помощью как к окружному начальнику и получали их. В частности, он помогал в устранении нередко случавшихся задержек по выплате жалования учителям. Грамотного, инициативного и деятельного чиновника начальство ценило: в 1836 году Келлера наградили бриллиантовым перстнем.

ГЛАВНЫЙ ТРУД ДЛЯ ЦАРЕВА ГОРОДА

В историю Келлер вошел благодаря составленному им в 1837 году по заданию начальства «Статистического описания Царевококшайского уезда Казанской губернии». Этот труд стал весьма ценным источником по истории и экономике Марийского края первой половины XIX века. Сам автор 12 июня 1837 года был представлен к ордену Святого Станислава 2-й степени.

Оригинал «Статистического описания…» хранится в Национальной библиотеке им. С.Г. Чавайна. Сам труд в настоящее время переиздан и доступен историкам и всем желающим.

Судьба Келлера после 1850 года нам неизвестна. Скорее всего, в означенный временной рубеж он умер, ведь ему уже было за шестьдесят — возраст по тем временам довольно пожилой. Детей у Александра Андреевича не было.

КЕЛЛЕР ИЛИ НЕТ?

Теперь о детали, которая заставляет усомниться: действительно ли останки Келлера лежали в том гробу, что нашли на месте бывшего царевококшайского кладбища? Как уже сказано, наш герой в войну 1812 года был гусаром. А в гусары брали людей маленького роста (вспомним, что знаменитый гусар герой 1812 года Денис Давыдов был коротышкой). Почему так? Потому что гусары — это легкая кавалерия, которая использовалась в первую очередь для разведки и преследования противника. В силу этого в гусарских полках использовались небольшие, но очень быстрые лошади, и людей подбирали соответственно — низкорослых, но юрких и отчаянно смелых.

В смелости Александру Келлеру, безусловно, не откажешь, а вот рост… Ведь найденный скелет принадлежал прямо-таки великану. Могли ли быть при наборе в гусары исключения? Почему бы нет… К сожалению, портретные изображения Келлера неизвестны, и мы только можем вообразить, каким он был гусаром.

Как бы там ни было, этот незаурядный человек оставил важный след в истории города на Кокшаге. И в наши дни Александру Келлеру поставлен памятник в благодарность за его труды и в память о его участии в священной для россиян Отечественной войне 1812 года.

А еще с именем Келлера связан деревянный дом с мезонином, в прошлом стоявший на пересечении Красноармейской (до революции — Садовой) и Советской (до революции — Новопокровской) улиц. На мезонине — четыре колонны с коринфскими капителями. Очень интересный был дом, настоящее украшение старого Царевококшайска. Правда, жил там не сам Александр Андреевич, а его сестра. Но это уже другая история. А дом снесли в 1970-е годы.

Василий ВОСТРИКОВ, Виктор ВИТАЛЬЕВ