«Сегодня ты играешь джаз, а завтра…»

Так ли правдива эта фраза с ее известным продолжением? Ведь джаз в советском союзе пользовался огромным успехом. ДК им. В.И. Ленина 14 февраля прошел юбилейный концерт эстрадного оркестра «Орбита», у которого в этом году золотая дата — 50 лет. О том, как создавался оркестр, в какое время было проще, и о том, что татарскую музыку «отджазить» легче, чем марийскую, «Й» рассказал бессменный руководитель оркестра Владимир Ананьев.


ТАК ЛИ ПРАВДИВА ЭТА ФРАЗА С ЕЕ ИЗВЕСТНЫМ ПРОДОЛЖЕНИЕМ? ВЕДЬ ДЖАЗ В СОВЕТСКОМ СОЮЗЕ ПОЛЬЗОВАЛСЯ ОГРОМНЫМ УСПЕХОМ

В ДК им. В.И. Ленина 14 февраля прошел юбилейный концерт эстрадного оркестра «Орбита», у которого в этом году золотая дата — 50 лет.

О том, как создавался оркестр, в какое время было проще, и о том, что татарскую музыку «отджазить» легче, чем марийскую, «Й» рассказал бессменный руководитель оркестра Владимир Ананьев.

СТУДЕНЧЕСКИЙ ОРКЕСТР

Сам Владимир Степанович родом не из Йошкар-Олы, приехал сюда поступать в 1958 году в тогда еще Поволжский лесотехнический институт. Там уже существовал эстрадный оркестр (в то время художественная самодеятельность поощрялась как никогда, причем в основном играли как раз на духовых инструментах), и его взяли туда как пианиста. Но студенты закончили обучение, их распределили на работу в другие города, и оркестр распался. А вот уже в феврале 1965 года, когда Владимир был молодым ассистентом на кафедре сопромата, его попросили собрать новый оркестр — так появилась «Орбита».

Джаз стали играть не сразу. Поначалу играли эстрадные песни советских композиторов, в то время зарождались такие певцы, как Муслим Магомаев, Майя Кристалинская, Эдуард Хиль, еще исполнялись песни 40-х годов Гелены Великановой, появился композитор Арно Бабаджанян.

«Ребята еще и не знали толком, что такое джаз, — рассказывает Владимир Степанович, — слушали в основном по радио — «Голос Америки», «Би-би-си». И надо отдать должное, заглушали тогда обычно только разговоры о политике, о том, что в Советском Союзе нет демократии, а вот джазовые произведения уже не так глушили. Я в свое время записывал все на магнитофон, потому что ноты достать было невозможно, сам писал аранжировки, и постепенно-постепенно мы стали учиться играть джаз. Для его исполнения ведь мастерство нужно, не просто так, все-таки извлечение звука из инструментов в джазовой музыке несколько отличается. Но мы учились, старались. В то время при нашей филармонии был замечательный джаз-оркестр под управлением Марка Горелика, он, кстати, отец известной певицы Лолиты. Там были несколько музыкантов из Казани и наши: например, Валентин Царегородцев, ныне директор ДК им. XXX-летия Победы, играл в этом оркестре, барабанщик Борис Комаров и другие. Они уже по-настоящему джаз играли».

В 1968 году «Орбите» грозил новый распад — студенты заканчивали вуз. Однако из ситуации вышли очень даже красиво: тогда были налажены хорошие творческие связи с машиностроительным заводом, и оттуда в распределительную комиссию на музыкантов пришли персональные заявки. Так ребята остались в Йошкар-Оле, оркестр стал базироваться на ММЗ, и к нему присоединились еще и музыканты с завода. Завод покупал новые инструменты, пульты, костюмы, и все было хорошо, пока не случилась перестройка. Денег на обновление инструментария уже не было, и оркестр был готов снова разойтись — все-таки коллектив любительский, и музыкой никто не зарабатывал. Оркестр и сейчас не зарабатывает, играют для себя, для души и людей. Вот только назвать любителями этих музыкантов уже и язык не повернется: все-таки уровень оркестра значительно вырос, да и участники его сейчас все с музыкальным образованием. А после того, как ситуация на ММЗ стала сложной, коллектив под свое крыло взяла ТЭЦ-1, и здесь он существует с 1988 года и по настоящее время.

ОТ МУЗЫКИ АМЕРИКАНСКОЙ ДО МАРИЙСКОЙ

В первом составе оркестра было всего три саксофона, две трубы, тромбон, контрабас и гитары. Сейчас же вместе с солистами в коллективе 23 человека: 17 оркестрантов, 5 вокалистов и звукорежиссер. Самому молодому музыканту — 16 лет, а самый старший — как раз руководитель «Орбиты» Владимир Ананьев — ему 75.

В репертуаре оркестра музыка самая разная: есть и французская эстрадная, и испанская, и советских и российских композиторов, и, конечно же, джаз, само собой, больше американский. Почти на каждом концерте оркестр играет произведения Андрея Эшпая, есть даже попурри на его песни. Но, по словам Владимира Степановича, марийская музыка, построенная на пентатонике, своеобразная и играть ее тяжело. «В свое время мы пытались ее «отджазить», и даже получалось, — делится музыкант. — Но однажды в 70-е годы мы проводили фестиваль марийской песни. Приезжали исполнители из районов и пели с нашим оркестром. И вот один из певцов исполнял песню Владислава Куприянова, марийского композитора, а мы ее решили сыграть по-джазовому, я написал аранжировку, отыграли, а Куприянов сидел в зале. Потом он подошел ко мне и сказал, что с точки зрения музыки — ничего, но ведь это марийская мелодия, и с ней нужно быть аккуратнее. Это было для меня тогда уроком, с тех пор я отношусь бережно к национальной музыке». А вот татарские песни, по словам Ананьева, играть в джазовой манере легче — у них построение другое.

«ТАК ВЫ ЗА НЕГРОВ?»

Хотя и говорят, что джаз в Советском Союзе ущемляли, но все-таки это больше относится к 30-м годам. Первые молодежные джазовые кафе в стране появились уже в 1956 — 57 г., а в 60-е годы у джаза был рассвет благодаря таким известным музыкантам, как Георгий Гаранян, Константин Бахолдин, пианист Борис Фрумкин, трубач Владимир Чижик. И при этом в каждой союзной республике были государственные эстрадные оркестры, которые джаз играли тоже.

Единственное, тогда существовала такая структура, как Обллит, которая должна была одобрить программу концерта. «По сути, мы играли, что хотели, — говорит Владимир Степанович. — И тогда как раз было время, когда негритянский апартеид в США еще имел силу. Когда я составлял программу, я писал: «Музыка прогрессивного негритянского композитора Дюка Эллингтона». Однажды чиновник это читал, потом воскликнул: «О, замечательно! Так вы за негров?» Я говорю: «Конечно!» И он тут же поставил печать. Так что у нас проблем с репертуаром не было. Ну, на правительственных концертах мы, конечно, играли уже патриотические песни».

Сейчас, по словам музыкантов, джаз еще живет, хотя не так моден, как прежде — все-таки засилье попсы делает свое дело. Тем не менее джаз-бэнды в регионах существуют, а джазовые композиторы продолжают писать, хотя в Марий Эл таких композиторов нет. А жаль.

Ирина СУВОРОВА