ОБРАЗОВАНИЕ И ВОСПИТАНИЕ

Сейчас!

Похлопайте мне мамы, которых не передергивает от этого слова. Думаю, по всему миру таких наберется максимум пара-тройка счастливых, постигших дзен, мамочек, а то и меньше. Ох уж это злосчастное «сейчас!» или, как вариант, чтобы хоть как-то разнообразить наши мамские будни – «потом»!

Хор мальчиков-зайчиков

И начинается этот хор с самого утра, буквально с восходом солнца. Как будто это и есть на самом деле их, сыновье, предназначение – откладывать все на потом, тянуть время, ждать до последнего.

– Саша, вставай!
– Сейчас!
– Егор, иди умываться!
– Потом!
– Дети, пора завтракать!
– Отстань!
– Ребятки, опоздаете в школу!
– Ну, еще чуть-чуть!
– Я из-за вас не успею на работу!

– Ну, сейчас-сейчас! Нельзя немного подождать, что ли? – раздается уже весьма и весьма недовольное двухголосье хора мальчиков-зайчиков.

И сколько может длиться это «сейчас»? Не минуту и не две, и даже не три, и не четыре… Хорошо, если не час и не два…

Ровно до той секунды, когда все старания быть самой лучшей, доброй и ласковой мамой на свете в один прекрасный момент сойдут на нет. И мелодично-напевные мотивы в голосе вдруг превратятся в угрожающе приказной громогласный марш с залпами пушек на подпевке. И только тогда:

– Ну, чего так орать-то сразу? – нехотя сползая с кровати, нащупывая пол босыми ногами, произносит один.
– Мама, не ругайся так громко, – раздраженно дрыгая маленькими ножками, чтобы стряхнуть с себя непослушное одеяло, пищит другой.

Сразу? Они серьезно? Они считают, что мама ни с того ни с сего, проснувшись рано утром, пришла к детям в комнату, чтобы покричать? Просто так, для своего удовольствия, чтобы, так сказать, поразмяться перед трудовым днем? А предыдущие сорок, пятьдесят и так далее минут уговоров, подобных мяуканью ласковой кошечки, мотивационных «кто первый встал, тот молодец», «солнышко проснулось, деткам улыбнулось» или «ой, что я вам сегодня вкусненькое на завтрак приготовила!», а потом безысходно-равнодушное «вставайте!» – вообще не считаются?

Вот так просто пришла и наорала? Или они на самом деле ничего, что предшествовало взрыву, вообще не слышали? Обидно, честное слово! Я ведь так старалась, настраивалась на душевный лад, чтобы было все, как я наметила еще с вечера, – по-доброму, без шума и пыли, как говорится. И опять напрасно – все в топку их лени и моим собственным раздражительности и вспыльчивости.

И это только начало дня. Ненавистное «сейчас» возвращается вновь и вновь, оно, как непобедимый дракон, налетает на мою мирную деревню, выжигает дома, от терпеливости и понимания оставляя лишь дымящееся пепелище. Добрая, милая мама снова оказывается в плену злого чудища.

– Ты руки помыл?
– Сейчас, – не отрывая взгляда от планшета, говорит один.
– Убери, пожалуйста, школьную форму в шкаф!
– Потом, – наблюдая за перипетиями Губки Баба в подводном мире, процеживает сквозь зубы второй, так и не подумав сдвинуться с места…

А еще рано или поздно надо уговорить их сесть за уроки. Тут уж точно без тяжелой артиллерии не обойдется, потому что «сейчас» вспыхнет с новой, подкрепленной еще более убедительными доводами силой. Старший уже прекрасно освоил любимое дело подростков – качать права.

– Это моя жизнь, и сам знаю, когда и что мне надо делать! Как только я решу, что пора, тогда и пойду заниматься.
– Да, пожалуйста, когда будешь сам зарабатывать себе на жизнь, тогда и делай, что хочешь! А сейчас я решаю! – любимый ответ родителей всех времен и народов. И не потому, что принципиально важно, чтобы сын мне подчинился. Просто я точно знаю, если он прямо сейчас не сядет за уроки, то не сделает этого до самой ночи. А там и «здравствуй, двойка!», хорошо, если не за четверть. Знаю. Бывало.

И снова примерно через час моя броня треснет, нет, разойдется по швам и развалится на куски. Снова я повышу голос. Раз, другой, третий… И снова я почувствую свою несостоятельность. И снова буду мучиться жгучим чувством вины, когда услышу:

– Вот что ты, мама, все время кричишь? Спокойно, что ли, нельзя было сказать? Я ж не глухой, я с первого раза все услышал. Какие вы, взрослые, несдержанные люди все-таки!
И как это у них получается?

А на самом деле?

Да, кто-то скажет – хорошие мамы не кричат на своих детей. И я не хочу. Видит Бог, изо всех сил пытаюсь быть той самой – хорошей мамой, а не вечно визжащей фурией или постоянно лающей собакой. Со стороны, наверное, это выглядит именно так. Ужасно. Но хочется верить, что не все так плохо, и что это мое больное воображение не на шутку разыгралось после очередного всплеска эмоций. А они у меня есть – эмоции, и это тоже нормально. Я же, в конце концов, просто человек. Правда, признаюсь, иногда эмоции сильнее здравого смысла.

А кто не делает ошибок? Вот сейчас, когда сижу и размышляю над всем этим спокойно, прекрасно понимаю, что у моих мальчишек нет и не было никогда такой цели – вывести маму из себя с самого утра, чтобы она потом целый день ругалась. Ведь нет же! Это мне так видится «в пылу страсти», когда я из кожи вон лезу, а они время тянут, как будто, и правда, специально.

– Как же тяжело вставать утром. Взрослым просто самим не спится, поэтому они нас и достают – на вред. Мстят, наверное, за свое тяжелое детство.
– Ой, как не хочется вылезать из тепленькой постели, тем более, мама пока еще ласково что-то мурлычет над ухом. Не злится, значит, есть еще время поваляться. Еще полчасика, и я обязательно встану, ничего же не случится, если я немножко полежу.
– Моя голова занята более важными идеями, чем чистые руки, теплый обед и школьная форма в шкафу. Тут мир под угрозой. Я проиграю, если прерву бой. Надо довести игру до победного конца.
– Я не узнаю, что случится с Губкой Бобом, если выключу телевизор и пойду делать уроки прямо сейчас. Еще чуть-чуть посмотрю, уроки никуда не убегут, а мультик закончится…
Так думают они на самом деле. И нет тут ни одной мыслишки о том, чтобы просто навредничать и вывести из себя любимого человека. Нет! Просто они в своем мире, в своих собственных мыслях.

Побежденные драконы

И вообще, если задуматься, какое это замечательное слово – «сейчас». Вот они, мои мальчишки, – именно сию секунду, сейчас, такие как есть. И больше такими не будут уже никогда. Еще совсем недавно, кажется, буквально вчера, я качала Егора на ручках, дышала его молочным запахом, считала складочки-браслетики на маленьких запястьях, плакала от радости, когда он впервые сделал три шага в гостях у тети Нади, увидев рыбок в аквариуме.

А вот он стоит с огромным букетом гладиолусов на первой школьной линейке, такой вроде бы взрослый и гордый, а сам ищет взглядом меня, чтобы убедиться, что мама рядом, а значит, все будет хорошо… И вот он с энтузиазмом ярого революционера протестует и отстаивает свои подростковые права с таким же горделивым, но все еще наивным взглядом. Запомни его сейчас, мамочка, потому что и это пройдет, и никогда не повторится. Не повторится даже в младшем сыне. Он другой, совершенно другой. Пусть и старается во всем подражать старшему брату, но они будто из разных миров, который у каждого свой. И так захотелось впитать в себя каждую секундочку рядом с ними обоими, не упустить ничего.

– Ой, мама, ну отстань ты со своими нежностями, – нехотя, смущенно улыбаясь, сделал вид, что отстраняется, а сам прижался ко мне еще сильнее Егор. – Мне некогда обниматься, я всех драконов победил, пойду, пожалуй, химию повторю…

Полина ЕРМАКОВА.

Фото Анны Вагаповой.

Напомним, сайт газеты «Йошкар-Ола» также публиковал  материалы «Ой, что-то будет!», «Он меня не любит!» и «Умные ли каникулы?» того же автора.