«Титаник» в кино и в жизни

Марий Эл: год 1998. Дефолт 17 августа резко усугубил экономические проблемы республики. Долги по зарплате вынудили рабочих объявить голодовку. Газеты сообщали о призывниках-дистрофиках. Пенсии предлагалось выплачивать стройматериалами. Фильм-катастрофа «Титаник» собрал невиданные с советских времен аншлаги


МАРИЙ ЭЛ: ГОД 1998. ДЕФОЛТ 17 АВГУСТА РЕЗКО УСУГУБИЛ ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ РЕСПУБЛИКИ. ДОЛГИ ПО ЗАРПЛАТЕ ВЫНУДИЛИ РАБОЧИХ ОБЪЯВИТЬ ГОЛОДОВКУ. ГАЗЕТЫ СООБЩАЛИ О ПРИЗЫВНИКАХ-ДИСТРОФИКАХ. ПЕНСИИ ПРЕДЛАГАЛОСЬ ВЫПЛАЧИВАТЬ СТРОЙМАТЕРИАЛАМИ. ФИЛЬМ-КАТАСТРОФА «ТИТАНИК» СОБРАЛ НЕВИДАННЫЕ С СОВЕТСКИХ ВРЕМЕН АНШЛАГИ

1998 год показал свой оскал после 17 августа, когда правительство страны фактически объявило себя банкротом. Финансовая пирамида, называемая ГКО — государственные кредитные обязательства, оказалась покруче пресловутого «МММ» и обвалилась, похоронив многие банки и фирмы.


Кинотеатр «Эрвий», заполучивший фильм «Титаник» для йошкар-олинской премьеры, на время его проката вернул себе невиданные с советских времен аншлаги и отчасти поправил свои плачевные финансовые дела. Видимо, ощущение катастрофы отвечало настроениям наших зрителей, чувствовавших себя пассажирами тонущего корабля.
 

Государственные кредитные обязательства, давшие банкам небывалую доходность — 12 — 15 процентов годовых в долларах, в итоге эти банки и обрушили. Потерял лицензию «Инкомбанк», филиал которого открыли в Марий Эл в 1997 году. Между тем экономисты, в том числе и у нас в Йошкар-Оле, за несколько месяцев до дефолта предупреждали, что игра с ГКО, по которым государство платило держателям бумаг больше, чем собирало налогов, скоро закончится крахом. Так и вышло. Сдулись дорогие магазины с импортными товарами и заморской снедью. Прессу перестали печатать за рубежом, а часть изданий вообще закрылась. Рубль упал по отношению к доллару почти в четыре раза. Прежний образ жизни, ориентированный на пышно загнивающий Запад, пришлось на время забыть.

А начинался год вроде как вполне позитивно. Деноминация внушала надежды на укрепление рубля и расставание с дикой инфляцией 1990-х. Продукция «Маритала» имела успех, в том числе у российских депутатов: шубы и дубленки на ура расходились во время выездной торговли в Государственной думе РФ. «Марбиофарм» привлек внимание американского концерна ICN, готового вложить в наше местное производство 7,7 миллиона долларов. Высоких оценок на III Всероссийском промышленно-экономическом форуме в Нижнем Новгороде удостоилась продукция Фокинского ликеро-водочного завода. Вознбновился выпуск некогда популярных велосипедов «Таир».

Казалось, экономика республики идет на поправку. Но дефолт перечеркнул все позитивные моменты и серьезно усугубил имеющиеся в Марий Эл финансово-экономические проблемы. Ведь бюджет по-прежнему душили долги по пенсиям, зарплате, детским пособиям. На ММЗ рабочие 18 месяцев не получали зарплату, и дело дошло до голодовки протестующих. Пенсии предлагали выплачивать стройматериалами — известью, кирпичом, строительными смесями и известковой мукой. На исходе года было ощущение, что вернулись худшие времена гайдаровской шокотерапии и бандитских 90-х. Бизнесменов отстреливали, а власти регионов установили барьеры для вывоза продовольствия. Резко подорожал сахар, импорт словно сдуло с прилавков, как во времена Горбачева.

Своеобразной иллюстрацией кризиса стали стаи бездомных животных на помойках и призывники-дистрофики. В Куженерском районе сообщали о десятикласснике ростом 134 сантиметра и весом в 26 кг. Местные жители этой новости не удивлялись, говоря, что попадаются пацаны этого возраста весом в 32 кг. Недоедание 90-х превратило некоторых молодых людей в подобие узников фашистских концлагерей.

А власти меж тем были озабочены наведением порядка, снося палатки и торговые киоски на улицах. Если не дают торговать, дошлый народ всегда находил способы заработать. В жизнь вошли «паленая» водка и ободранные ЛЭП, на которых промышляли охотники за цветным металлом, оставляя целые деревни и поселки без света, энергии и связи.

Самой популярной кинокартиной 1998 года был фильм-катастрофа, американский блокбастер «Титаник», продержавшийся на киноэкранах рекордное время. Кинотеатр «Эрвий», заполучивший «Титаник» для йошкар-олинской премьеры, на время проката этого фильма вернул себе аншлаги и отчасти поправил свои плачевные финансовые дела. Видимо, ощущение катастрофы отвечало настроениям наших зрителей, чувствовавших себя пассажирами тонущего корабля.

Республика Марий Эл заключила с Кремлем договор о разграничении полномочий, а с рядом регионов — межпарламентские соглашения. Появились Конгресс интеллигенции РМЭ и молодежная организация левой ориентации «Россия молодая».

Фестивалей и других культурных мероприятий в тот год тоже хватало. Правительство РМЭ даже издало постановление об упорядочении празднования юбилеев, чтобы на подарки, фуршеты и концерты не разбазаривались бюджетные средства.

Появились в Марий Эл и свои казаки с атаманом, которые входили в Волжское казачье войско.

Самой популярной игрушкой того года был виртуальный зверек тамагочи, о котором надо было заботиться, чтобы не довести это существо до кончины. Тамагочи были капризнее людей, которые выдержали эксперименты на себе и не сломались. У кого-то рухнул бизнес, кое-кто начал все сначала, и для многих 1998-й был рубежным: «Это было до дефолта, а это уже после».

ИЗ ДРУГИХ СОБЫТИЙ ГОДА

В поселке Сурок преступник убил 21-летнего солдата-контрактника и завладел его оружием. Спустя два месяца убийцу нашли и задержали в глухой деревушке Онежского района Архангельской области.

Национальный театр им. М. Шкетана в числе 35 российских театров удостоен «Золотой пальмовой ветви» в Сан-Ремо.

В Йошкар-Оле прошел III Международный фестиваль оперного и балетного искусства. Хозяева представили оперу Мусоргского «Борис Годунов». Тонкий намек в сторону современного «царя Бориса» — чрезвычайно непопулярного на тот момент российского президента Бориса Ельцина.

10 декабря объявлено Днем марийской письменности.

Фирма «Пивовар» представила мариэльцам свою продукцию — пиво «Венское» и «Старый Георг». Качество не хуже, чем у австрийцев.

Вышел из печати последний, 16-й том «Книги Памяти» с именами тех, кто в суровую годину Великой Отечественной был призван в армию из Марийской Республики и защищал страну с оружием в руках.

«Бендериаду» посетила «знойная женщина», мечта Остапа Бендера — актриса Наталия Крачковская.

В РМЭ появился свой Конституционный суд, который возглавил З. Эргубаев.

Василий ВОСТРИКОВ