«Ты помнишь, кто ты?»

Такой вопрос задает своему сыну героиня одного из спектаклей x международного фестиваля театров финно-угорских народов «Майатул». Хотя тема нынешнего фестиваля значилась как «Классика и современность: от национальной до мировой драматургии», в целом «Майатул» прошел на одной близкой всем ноте: национальное самосознание, сохранение традиций и попытка интерпретации на современный язык народных легенд и мифов.


ТАКОЙ ВОПРОС ЗАДАЕТ СВОЕМУ СЫНУ ГЕРОИНЯ ОДНОГО ИЗ СПЕКТАКЛЕЙ X МЕЖДУНАРОДНОГО ФЕСТИВАЛЯ ТЕАТРОВ ФИННО-УГОРСКИХ НАРОДОВ «МАЙАТУЛ»

Хотя тема нынешнего фестиваля значилась как «Классика и современность: от национальной до мировой драматургии», в целом «Майатул» прошел на одной близкой всем ноте: национальное самосознание, сохранение традиций и попытка интерпретации на современный язык народных легенд и мифов.

Юбилейный фестиваль решили провести без конкурсной основы: «согревающий огонь» просто в очередной раз объединил дружественные, практически братские театры, и каждый из театров-участников получил заветную ладью.

На фестивале были представлены как очень удачные работы, от которых захватывало дух, так и просто провальные — нефестивальные. Одной из таких работ стал спектакль Национального музыкально-драматического театра Республики Коми «Вселенная в тапочках» по пьесе Л. Терентьевой. К сожалению, симпатичным у спектакля было только ироничное название. Все остальное можно отнести к проблемам откровенно слабой драматургии.


Сцена из спектакля «И дольше века длится день» ханты-мансийского театра «Солнце» Сцена из спектакля «Ходари» театра из Карелии

Критики — жюри фестиваля — не раз во время обсуждений отмечали проблемы у современной национальной драматургии, из-за чего некоторые спектакли грешили композиционной рыхлостью, распадом на два разных, незаконченной формой, и настоятельно советовали режиссерам не бояться убирать лишнее, работать над пьесами, «отшелушивая» ненужное. Так, этот совет получил и главный режиссер нашего Театра им. М. Шкетана Роман Алексеев, представивший свою последнюю премьеру — спектакль «Монча кечын» («Банный день») по пьесе чувашского драматурга А. Тарасова. Он и открывал фестиваль. Интересно, что первоначально театр планировал показать комедию по мотивам рассказов Шкетана «Поминки по свинье», но в последний момент изменил свой выбор. Наверное, это обусловлено тем, что «Банный день» у йошкар-олинской публики имел оглушительный успех (кстати, премьера состоялась буквально за три дня до открытия фестиваля). Несмотря на некоторые недочеты и ошибки, в целом спектакль произвел впечатление на экспертов, они сумели увидеть ту главную мысль, что читалась и в сценографии, и в общем-то неплохой режиссуре, — дискоммуникация, разрозненность семей, потеря корней, причем даже не в широком национальном смысле, а скорее на бытовом, когда двое сыновей по несколько лет не приезжают навестить мать, а потом начинают обсуждать, кто бы из них забрал ее к себе, ведь негоже жить одной при живых детях. Конечно, у них не получается прийти к какому-то согласию, ведь у обоих свои семьи, да к тому же накладывается куча личных проблем. В итоге горит баня (а мы знаем, что горящая баня сулит беду: здесь надо понимать, что баня и банный день означают для всех финно-угорских народов), а мать, решив, что только мешает своим детям, уходит из деревни. В этом спектакле нельзя не отметить две самых главных актерских работы — Антонины Антоновой (роль матери) и Сергея Данилова (роль Микуша, немого соседа-дурачка, ставшего таким из-за детской травмы). По сути, весь спектакль держится на этих актерах, отчего остальные работы теряются на их фоне. При этом именно герой Данилова становится той самой лакмусовой бумажкой, индикатором всего происходящего на сцене, и именно ему режиссер доверил сказать (напоминаем, что Микуш немой!) главные, последние слова спектакля, которые стали криком души героя: «Мамы нет, она ушла!» Возможно, это одна из самых пронзительных работ актера, после которой убеждаешься, что нет роли, которую бы Сергей Данилов не смог воплотить на сцене.

Фаворитами фестиваля стали три спектакля: «И дольше века длится день» ханты-мансийского театра «Солнце», «Как продать Сето?» Сетусского театра преданий «Таарка» (Эстония) и «Ходари» Карельского национального театра.

Театр «Солнце» показал, как можно современными сценическими средствами, но при этом сохраняя этнические мотивы, создать спектакль по двум легендам Чингиза Айтматова — «Легенде о матери» из романа «И дольше века длится день» и «Легенде о рыбе-женщине» из повести «Пегий пес, бегущий краем моря». На самом деле, технически очень сложная постановка, но как изумительно молодой режиссер Анна-Ксения Вишневская разводит мизансцены, соединяет обряды, различные народные инструменты с канвой спектакля. Чего только стоит появление той самой рыбы-женщины — на самом деле их играют две актрисы, которые с потрясающей точностью выныривают друг за другом то из одной точки деревянного помоста, то из другой. Да-да, именно выныривают: мокрые длинные черные волосы, длинная серая сетка на все тело — они производят впечатление русалок, очень красивых, за которыми наблюдаешь так же завороженно, как и хромой старший брат. На сцене творится театральная магия, секрет которой узнать очень хочется, но понимаешь, что все-таки не нужно рушить впечатление волшебного действа.

В «Легенде о матери» невозможно пронзительно звучит один из самых главных вопросов: «Ты помнишь, кто ты?» Так спрашивает мать своего сына, которого вражеское племя сделало манкуртом — рабом, не помнящим ни своего народа, ни даже своего «я». Признаться, именно в этом спектакле и именно в рамках этого фестиваля айтматовскую притчу о матери, отправившейся искать своего сына, осмысливаешь несколько в других красках. «Кто ты?» — вопрос, который стоит задать себе каждому современному человеку, забывшему о своих корнях.

И этот вопрос удивительно переплетает два совершенно разных спектакля — из Ханты-Мансийска и Эстонии. «Как продать Сето?» — стендап-трагедия театра, в котором работают непрофессиональные актеры. Сето — это народ, живущий на границе двух стран — России и Эстонии. Сетуссцы — не эстонцы, так сложилось исторически, что они оказались разобщены и разделены границей. Молодые актрисы-любительницы попытались рассказать, о чем болит их душа как представительниц этого народа, причем рассказать совершенно неприглядными и, казалось бы, нетеатральными способами. Спектакль состоял из небольших зарисовок. Вот, например, одна девушка как могла нарисовала на теле другой девушки карту Сетосской земли, а потом будто бы начала отрубать топором сначала руку, потом ногу. Жестоко, отвратительно, хочется отвернуться. А почему?

Потому что в этот момент буквально физически ощущаешь ту боль, которую испытывал народ, когда по каким-то политическим соображениям граница была проведена так, как она была проведена, и часть земли Сето оказалась за пределами, а вместе с ней и люди. И таких моментов в спектакле было много, моментов, наполненных болью о том, что культура, традиции вымирают, но тем не менее остается надежда, что молодежь не забудет своих корней. И эту надежду спектакль оставляет: в конце, когда кажется, что девушка в одеянии дервиша просто кружится на месте, на самом деле она выписывает на песке сетусские знаки, а это значит, что еще не все потеряно.

Многоплановым оказался карельский спектакль «Ходари», поставленный по мотивам сказок местного автора В. Фирсова. Внешняя сторона истории проста и притягательна для современного зрителя: главный герой Ходари попадает в загадочную карельскую деревню, жители которой забыли, как появляются дети, пытаясь отыскать их в картошке, но при этом овладели нанотехнологиями. Гуляка и пьяница Ходари убеждает местное женское население, что он знает более надежный способ обзавестись наследниками, но все дело осложняет присутствие Черта, который не прочь заполучить душу героя. Веселый, живой спектакль с присутствием самодельных музыкальных инструментов типа бас-бидона, сделанного из банки из-под краски, черенка от лопаты и бельевой веревки, и других не менее самобытных инструментов. Если не вдумываться, то это просто очень «вкусный» спектакль, от просмотра которого получаешь огромное удовольствие. Ну а если вдуматься… Ведь не просто так Черт рассказывает зрителям байки о Чапаеве (вспомним историю о советско-карельско-финляндских взаимоотношениях), не просто так жители загадочной деревни, с одной стороны, прогрессивны, с другой — глубоко наивны (глобализация и сохранение традиций), ну и, в конце концов, выбор человека в той или иной ситуации, от которого зависит, продашь ли ты душу Черту (в метафорическом, конечно, смысле). Это один их тех спектаклей, которые хочется смотреть снова, каждый раз раскрывая в нем какие-то новые смыслы.

Завершился фестиваль драмой «По старинке» мордовского национального театра. История о том, как порой фанатичное следование традициям (женитьба по воле родителей) может разрушить жизни молодых влюбленных, стала вполне логичным завершением фестиваля.

Следующий, XI фестиваль, кстати, снова пройдет в Йошкар-Оле и посвящен он будет современным молодым драматургам.

Ирина СУВОРОВА