Ты склонилась ко мне, фронтовая сестра…

Повидав на своем веку все ужасы войны, Лидия Алексеевна Шевнина хорошо знает цену жизни и последствиям необдуманных шагов политиков, не обладающих мудростью. «Телевизор смотрите, Лидия Алексеевна?» — «Вы про Украину? Сердце за них болит. Мы-то за правое дело воевали, а там гибнут невинные детки. Страшно».


ПОВИДАВ НА СВОЕМ ВЕКУ ВСЕ УЖАСЫ ВОЙНЫ, ЛИДИЯ АЛЕКСЕЕВНА ШЕВНИНА ХОРОШО ЗНАЕТ ЦЕНУ ЖИЗНИ И ПОСЛЕДСТВИЯМ НЕОБДУМАННЫХ ШАГОВ ПОЛИТИКОВ, НЕ ОБЛАДАЮЩИХ МУДРОСТЬЮ

«Телевизор смотрите, Лидия Алексеевна?» — «Вы про Украину? Сердце за них болит. Мы-то за правое дело воевали, а там гибнут невинные детки. Страшно».

Так начался наш разговор с Лидией Алексеевной Шевниной.

Этот человек столько ужаса повидал на своем веку, что точно знает цену жизни и последствиям необдуманных шагов политиков, не обладающих мудростью.


27 марта Лидии Алексеевне Шевниной исполнилось 93 года. Редакция «Й» поздравляет ее с днем рождения и желает ей всех благ
 

Родом Лидия Алексеевна из Курганской области. Семья дьяка Алексея Турушева с пятью детьми жила в селе Петровском. Когда отец умер, второй по старшинству дочке Лиде исполнилось всего пять лет. Спасаясь от голода, мама Анастасия Андреевна уехала в Подмосковье, сняла угол и устроилась работать дояркой. Одной тянуть пятерых ребятишек было невозможно, и она отдала троих старших в детский дом, где им, по крайней мере, была обеспечена еда.

Детей разбросали по разным сиротским домам, Лида попала в Каширский детдом. Жизнь там была не сладкой, Лиду обижали, девочка жаловалась маме, когда та ее навещала. Но училась она тем не менее на «отлично», за что ее даже награждали: сумкой, отрезом на платье и поездкой на кремлевскую елку.

После детдома Лида поступила в Серпуховское медучилище с сокровенной мечтой: после его окончания пойти учиться на детского врача. Да не сбылось: несколько месяцев работы санитарным фельдшером на молочном заводе в Подмосковье завершились призывом в армию — началась Великая Отечественная война.

Раменский эвакогоспиталь № 2100 под Тулой стал для старшей медсестры Лидии практически испытательным полигоном. Именно здесь молодые сестрички учились оказывать помощь раненым бойцам в экстремальных условиях. А потом был военно-фронтовой санитарный поезд, который вез раненых с передовой туда, где было безопаснее.

То время запомнилось Лидии Алексеевне постоянным страхом: их состав не раз бомбили немецкие самолеты, и они прятались от бомб то в картофельных плантациях, то в ближайшем лесочке, а то и в чистом поле, с ужасом наблюдая, как горит разбитый поезд, как гибнут раненые бойцы и медики. А еще бесконечные операции под стук колес, перевязки, стирка окровавленных бинтов, скатывание их вручную, и умершие от ран молодые ребята, которых хоронили порой прямо вдоль насыпи по ходу поезда.

Конечным пунктом стал госпиталь во Франкфурте-на-Одере, где Лидия нашла свое женское счастье: приглянулась она раненому подполковнику-танкисту Алексею Каплину, да и он оказался ей по душе. После войны Алексея оставили служить в Германии, а Лида поехала в военный городок Калининградской области рожать свою первую дочку Галину, появления которой супруги ждали целых шесть лет. Ей очень хотелось поступить в институт, но муж ее стремление не поддержал.

Семье пришлось поездить по стране с папой-военным. Наконец в середине 1950-х Каплины обосновались в Йошкар-Оле, и, когда подросла вторая дочь Таня, Лидия Алексеевна устроилась работать на станцию скорой помощи фельдшером-диспетчером. Между прочим, не самая спокойная была должность: в отсутствие домашних телефонов и возможности вызвать скорую больные в любое время суток просто приходили сами на станцию. Так что приходилось делать перевязки и уколы диабетикам, гипертоникам, онкологическим больным, снимать сердечные приступы, оказывать экстренную помощь при инфарктах и инсультах.

Лидия Алексеевна работала на станции до 65 лет — в общей сложности три десятилетия — и очень тепло отзывается о коллективе скорой, где прошли ее лучшие годы. Несмотря на то что она почти 30 лет на пенсии, коллеги не забывают ее: приглашают на праздники, приезжают поздравлять с Днем Победы.

Первый муж Алексей Каплин умер сорок лет назад, Лидия Алексеевна еще раз выходила замуж за очень достойного человека, стала Шевниной, они были вместе 20 счастливых лет.

 Лидии Алексеевне 92 года, она живет с дочерью Галиной. Раньше часто доводилось встречаться с молодежью, делиться воспоминаниями о войне. Сейчас все реже приходится надевать парадное платье, которое украшают орден Отечественной войны II степени, медали «За взятие Берлина», «За Победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941 — 1945 гг.», многочисленные юбилейные медали.

Несмотря на перенесенные инфаркты и инсульты, тяжелую травму, полученную в дорожной аварии, эта женщина не потеряла интерес к жизни. Еще пять лет назад она занималась огородничеством в деревне, где у дочки есть дом и участок, сейчас читает газеты и смотрит новости по телевизору, делится впечатлениями с дочерью, выходит на прогулку.

— Да она у нас и за собой следит, — улыбается Галина Алексеевна. — К вашему приходу кудри завила, приоделась. Видите, какая блузка? Это из Германии, а еще из Парижа есть. Соседка ее иногда в шутку называет «королева Шантеклера». Видели бы вы, какие она после войны из Германии шляпки привезла! Хотя и прошли такую войну, а все равно женское начало в них неистребимо. Мы, помнится, приехали в санаторий «Лесная сказка», вышли на прогулку, а мама в шарфике. Жарко же, говорю ей, зачем шарфик надела? А она в ответ: «А чтоб морщинок не видно было!»

После перенесенного инсульта Лидии Алексеевне трудно говорить, но ее глаза красноречивее всяких слов: в них плещется боль, когда речь идет об опаленной войной юности, и счастье, когда разговор заходит о ее дочерях, троих внуках и четверых правнуках. Это именно то, за что отдавало жизнь поколение фронтовиков.

Ольга БИРЮЧЕВА