Умелые ручки

Наверное, никто столько не знает о шитье и декоративно-прикладном искусстве, как заслуженный работник культуры республики Марий Эл Элла Петровна Колесникова. В Музее народно-прикладного искусства проходит ее выставка «Умелых рук творенье», посвященная 70-летию мастера. В экспозиции представлены около 60 работ в совершенно разных техниках.


НАВЕРНОЕ, НИКТО СТОЛЬКО НЕ ЗНАЕТ О ШИТЬЕ И ДЕКОРАТИВНО-ПРИКЛАДНОМ ИСКУССТВЕ, КАК ЗАСЛУЖЕННЫЙ РАБОТНИК КУЛЬТУРЫ РЕСПУБЛИКИ МАРИЙ ЭЛ ЭЛЛА ПЕТРОВНА КОЛЕСНИКОВА

В Музее народно-прикладного искусства проходит ее выставка «Умелых рук творенье», посвященная 70-летию мастера. В экспозиции представлены около 60 работ в совершенно разных техниках.

В 90-е годы в Йошкар-Оле был популярен женский клуб «Элла», его деятельность не раз освещалась на местном телевидении. Вдохновителем создания клуба стала Элла Колесникова, которая при тогда еще ДК им. Калинина вела для взрослых курсы кройки и шитья.

«ТРЯПОЧКИ ПЕРЕТЯНУЛИ»

Родилась Элла Петровна в Ташкенте в победный, 1945-й год. Ее родители — фронтовики: отец — офицер, мама — врач. Все детство Эллы прошло в Средней Азии. А в училище легкой промышленности поступила в г. Уральске (Казахстан), там познакомилась со своим мужем, который затем и привез ее в Марий Эл.

К тому, чтобы шитье стало делом жизни, Элла Колесникова пришла не сразу. Сначала преподавала в школе № 22 швейное дело, но потом почему-то поступила в местное училище и получила диплом по специальности «библиотекарь». Как раз в это время начала формироваться библиотека Марийского государственного университета, и с 1973 года Элла Петровна стала работать там. Потом перешла в проектный институт. В 1982 году ее пригласили в ДК им. Калинина вести курсы кройки и шитья для взрослых и кружок «Умелые руки» для девочек. Как говорит сама Элла Петровна, «мои тряпочки перетянули».

С детьми Элла Колесникова занималась аппликацией, вышивкой, бисероплетением, мягкой игрушкой, макраме. В 1994 году кружку присвоили звание детской народной самодеятельной студии. Свою выставку Элла Петровна не зря назвала «Умелых рук творенье», ведь под этой эгидой она проработала практически всю жизнь.

«Я была очень довольна работой студии, — делится мастер, — у нас было взаимопонимание, я чувствовала отдачу и видела результат. Мои воспитанники выросли, но продолжают заниматься шитьем, в том числе лоскутным, вышивают. Вот, например, в Республиканском центре народного творчества в отделе декоративно-прикладного искусства работает Лариса Владимировна Ведерникова — знатная мастерица».

ПОЭТ ИЗ ШЕСТИ ТЫСЯЧ КВАДРАТИКОВ

Элла Колесникова лоскутным шитьем увлеклась после международных курсов в г. Суздале, на которые ее послали от республики в 1994 году. Правда, как признается Элла Петровна, там она настолько устала от этих лоскутков, что по приезде думала, что никогда не будет ими заниматься, но дело оказалось заразительным. К тому же как раз в это время сформировался тот самый клуб «Элла», в котором женщины не только делились опытом, но и просто общались за традиционным чаепитием.

На выставке представлены несколько панно и одеяла, сшитые из лоскутков, причем в разной технике. Определенное место в жизни художницы занимает панно, посвященное Великой Отечественной войне. На нем можно увидеть элементы прежних истершихся панно, вышитый портрет Василия Теркина и даже реальные фотографии на ткани — одна из них военного времени, на которой изображен отец Эллы Петровны в госпитале с другими ранеными. Не все работы собираются в течение нескольких лет, есть те, что делаются за месяц-полтора — зависит от вдохновения и обстоятельств.

Особого внимания на выставке заслуживает портрет Александра Сергеевича Пушкина, собранный из 6400 лоскутков-квадратиков размером два на два сантиметра. Эту работу мастер делала всего три недели. «Был клич к 200-летию со дня рождения поэта — все готовили что-то свое, кто-то стихи сочинял, а я сделала панно, — рассказывает Э. Колесникова. — В итоге всего 5 человек в республике получили медали в честь 200-летия Пушкина, в том числе и я. Это не так трудно. Когда есть желание, вдохновение, оно само «летит». И все обрезки подобрались по цвету, будто бы они у меня специально собирались».

«РУССКИЕ КОСТЮМЫ Я ПОНИМАЮ»

Когда Элла Петровна вышла на пенсию, шить она не перестала. Ее внучка поступила на хореографическое отделение в Колледж культуры и искусств, и бабушка сшила для девушки русский костюм. Костюм не остался незамеченным — Эллу Петровну пригласили работать со студентами. Так, девять лет она шила с ними костюмы, в которых они потом выступали на фестивалях в Санкт-Петербурге, Финляндии. Сама Элла Колесникова тоже вывозила свои костюмы на различные российские и международные выставки. Признается, что костюмами увлеклась большей частью тогда, когда в Марий Эл приезжал мастер России по пошиву народных костюмов Александр Колесников. То, что он оказался еще и однофамильцем, тоже сыграло определенную роль.

«Он учил, как правильно раскраивать — так, как это делали раньше, — без выпадов, — делится Элла Петровна. — Ткань ткали тогда по 40 см (ткацкие станки были по 38), и он преподавал нам качество и крой женских и мужских рубах, женского сарафана так, как это было в XVII веке. В сарафане обязательно должен быть колокол до пола, чтобы ноги были закрыты и женщина подпитывалась энергией земли, ведь она растила детей, готовила. Очень хорошо он нам показал использование головных уборов. Раньше только девочки ходили с открытыми косами, и то потом ленточкой завязывали, а выходя замуж, закрывали волосы. Когда девушка только входила в возраст, она надевала сарафан, а на голову на праздники надевала широкий головной убор, в который молодые люди, если девушка нравилась, клали пряники, орехи или конфеты. За руки не держались, рубахи шили с длинными рукавами, даже на свадебном наряде была прорезь на рукаве, только чтобы можно было пальчиками держаться. Все было очень целомудренно».

Конечно, в современном мире такое представить довольно сложно, да и вряд ли современная девушка согласится, чтобы ей на голову клали какие-то пряники. Признаться, первый вопрос был: «А крошки на голове не остаются?» На что Элла Петровна твердо ответила: «Настоящие тульские пряники не сыпятся».

Как призналась мастерица, она шьет только русские национальные костюмы, их, по ее словам, «она понимает», а вот марийские, считает, ей шить не дано. Как говорится, каждому свое.

КАК ОДЕТЬ ИКОНУ

Важное место в творчестве Эллы Колесниковой занимают иконы, а точнее, их украшение. «У меня был альбом с ликами святых, — рассказывает Элла Петровна. — И вот я как-то проснулась среди ночи и стала одну из них украшать — Казанская Божья Матерь что-то так на душу легла. Сам лик я не имею права трогать, я «одеваю» икону своими тряпочками. Позже стала еще и бисером украшать». Кстати, самую первую такую «одетую» икону Элле Петровне освятили в храме, она сейчас стоит дома как оберег. На выставке же представлены несколько икон — работы этого года.

Также здесь можно увидеть вышитые портреты адмирала российского флота Федора Ушакова, полководца Александра Суворова, маршала Георгия Жукова и даже князя Александра Невского — все они выполнены в технике «монастырское шитье».

Немалое место в жизни Э. Колесниковой занимают музыка и танец: все дети и внуки играют на фортепиано, танцуют. Так, на выставке представлены и вышитые саксофон, скрипка, гитара, дуэт фортепиано и флейты, испанский и бальный танцы, и даже образ балета «Лебединое озеро». Последний сделан на основе кубинской марки — племянница однажды получила письмо с маркой, на которой изображена легенда кубинского и мирового балета Алисия Алонсо. Эта балерина была настолько влюблена в свою профессию, что ей не мешала танцевать даже постигшая ее слепота. Таким примером Элла Петровна не могла не вдохновиться.

Одна из работ мастерицы находится в ООН, ну, или ее часть. Однажды в Самаре на международной выставке готовили большое панно, каждый квадрат был сделан руками мастериц со всего мира, в том числе и Эллы Колесниковой.

Ирина СУВОРОВА