В Йошкар-олинской гавани всегда по «Четвергам»

Экс-президент авторского клуба «Четверг», фотограф, летчик и путешественник Валерий Багаутдинов поет песни о Йошкар-Оле и хочет построить в нашем городе «музыкальный стул». «Йошкаролинцем я стал волею случая, — рассказывает Валерий Эрнстович. — Я родился в Туркмении в небольшом городе Чарджоу. Жил там до 16 лет. Потом поступил в Бугурусланское летное училище. 


Экс-президент авторского клуба «Четверг», фотограф, летчик и путешественник Валерий Багаутдинов поет песни о Йошкар-Оле и хочет построить в нашем городе «музыкальный стул».

«Йошкаролинцем я стал волею случая, — рассказывает Валерий Эрнстович. — Я родился в Туркмении в небольшом городе Чарджоу. Жил там до 16 лет. Потом поступил в Бугурусланское летное училище. Окончив его, работал на «кукурузнике» Ан-2. Потом освоил вертолет Ми-8 и вел «цыганско-командировочный» образ жизни. И если товарища Сухова «бросало по свету белому от Амура до Туркестана», то я в свое время облетел всю Туркмению, Казахстан, Ставропольский и Краснодарский края, работал на Севере и в Прибалтике. Тяга к путешествиям вылилась еще и в увлечение велосипедным спортом.


«Кукурузная» молодость будущего барда

Во время отпусков с удовольствием путешествовал на велосипеде на дальние расстояния. Проехал от Астрахани до Москвы, от Свердловска до Риги, катался по Золотому кольцу.

При этом путешествиями не ограничивался — занимался и авторской песней, и фотоделом, и спортом. Был чемпионом по ходьбе-классике, по авиамодельному спорту и даже по рок-н-роллу.

И все было хорошо до того момента, пока не началась перестройка и нашу страну не начали «раздербанивать» на части, а в Туркмении не началось «массовое переселение народов». Нет-нет, нас никто оттуда не гнал. Не было ни войн, ни межрасовых мордобоев, ни цветных революций. Просто глава региона взял и позакрывал все русскоязычные школы и театры, а у нас двое детей — в первом и в шестом классе. В общем, так мы стали беженцами, автоматически у меня распалась и семья: жена с детьми уехала к маме в Ставрополье, а я в Чарджоу пожил еще с годик и переехал в Йошкар-Олу.

Почему именно сюда? Сейчас уже трудно сказать, был ряд факторов, но, скорее всего, потому, что в 2000 году Йошкар-Ола очень напоминала мне родной Чарджоу — тихие спокойные улочки, простые, улыбающиеся люди.

Кстати, впервые я заехал в Йошкар-Олу в 1986 году, когда путешествовал по стране на велосипеде. До сих пор помню двух женщин, у которых я попросил кипятку в термос налить, а они мне вынесли чайник, трехлитровый баллон с солеными помидорами и такой же баллон с соком. А куда, скажите, велосипедисту два трехлитровых баллона деть?

Такие вот были люди! Очень понравилось мне и то, что здесь живет много национальностей. Не было здесь тогда и раздражителей типа шикарных дворцов и дорогих автомобилей, и, главное, можно было за две тысячи долларов купить свое жилье — пусть и не шикарную квартиру, но на развалюшку в частном секторе у меня денег хватило.


Коллектив «Четверга» на крыльце родного 

Сейчас, спустя пятнадцать лет, город вырос, изменился — появилась прекрасная набережная, новые церкви, памятники. Кому-то это нравится, кому-то нет — дело вкуса. Сейчас и дороги стали делать, правда, жаль, что не везде. У меня на эту тему даже песня была, называется «Ода Красному городу»:

«Всяк кулик прослывет патриотом,

Коль болоту воздаст похвалу.

Я свое восхваляю болото —

Красный город мой, Йошкар-Олу…

Из Парижа в Дакар мчится ралли,

Там проедет мальчишка -пацан.

А по нашим дорогам… едва ли…

Быстро шею свернешь и кардан…»

Так что городу есть, конечно, какие проблемы решать. Как-то случай был. Приезжали ко мне гости из Ашхабада. Захотели посмотреть вечерний город. А тут как раз дождик. Где-то в городе можно и в тапочках, а вот двести метров по улице Водопроводной от Советской до Вараксинского моста — сплошная грязь. Мы сначала надели резиновые сапоги, сложный участок прошли, а потом переоделись в нормальную обувь и отправились любоваться новым крытым легкоатлетическим манежем. Хотя, если честно, то мне милее старая архитектура города и памятники еще советских времен, это отражается еще в одной моей песне — «Сватовской»:

«Знамо всем об этом факте —

На краю Йошкар-Олы,

Там, на Сернурском на тракте,

Девка каменна стоит.

Тяжелы ее годочки.

Одинешенька-одна.

И на белы ее щечки

Каплет дождика слеза…»

Думаю, что каждый, кто услышит эту песню, обязательно улыбнется, ведь добрые и веселые песни про родной город мало кого оставят равнодушными. И я рад, что песен про Йошкар-Олу у меня достаточно много.

Кстати, несколько лет назад мы с известным йошкаролинским бардом — организатором фестиваля «Музыкальный Яльчик» Александром Егошиным придумали, как для творческих людей создать еще одно культовое место в городе, и подготовили проект по установке в Йошкар-Оле «музыкального стула». Идея такая: на пятиметровой площадке на пьедестале стоит металлический стул, рядом что-то, напоминающее гриф или абрис гитары, полукругом — пять-шесть скамеек. На этой площадке могли бы проходить бесплатные концерты и творческие вечера для всех желающих. Проект был одобрен Министерством культуры Марий Эл, и нам даже предложили три места на выбор для установки «музыкального стула», но по ряду не от меня зависящих причин проект так и не осуществился. А жаль! Подобные места дают городу душу».

Наша справка.

Клуб авторской песни «Четверг», созданный Валерием Багаутдиновым, действует при при ДК им. В.И. Ленина.

В 2000 году Багаутдинов впервые организовал в Йошкар-Оле творческие вечера под названием «Бахши» (в переводе с туркменского — «бард, сказитель»), которые теперь проходят ежегодно.

Также Валерий — идейный вдохновитель и организатор йошкар-олинского фестиваля бардовской песни «Четвергушка».

Полосу подготовила Татьяна МОМЗЯКОВА