В нужное время в нужном месте

С 2015 года в стране действует новый Федеральный закон «Об основах социального обслуживания граждан». Он внес значительные изменения в систему и порядок предоставления данных услуг. О том, как работается по новому закону в Марий Эл, рассказала министр социальной защиты населения и труда республики Надежда КЛИМИНА


КТО ПО НОВОМУ ЗАКОНУ ИМЕЕТ ПРАВО НА БЕСПЛАТНЫЕ СОЦИАЛЬНЫЕ УСЛУГИ? КУДА ИДТИ ЖЕНЩИНЕ, СБЕЖАВШЕЙ С РЕБЕНКОМ ИЗ ДОМА ОТ МУЖА-ТИРАНА? ДЛЯ ЧЕГО В МАРИЙ ЭЛ НУЖНО СОСТАВИТЬ СОЦИАЛЬНЫЙ ПАСПОРТ НА КАЖДУЮ СЕМЬЮ? ПОЧЕМУ КОММЕРСАНТЫ НЕ РВУТСЯ СОДЕРЖАТЬ ДОМА ПРЕСТАРЕЛЫХ?

С 2015 года в стране действует новый Федеральный закон «Об основах социального обслуживания граждан». Он внес значительные изменения в систему и порядок предоставления данных услуг.

О том, как работается по новому закону в Марий Эл, рассказала министр социальной защиты населения и труда республики Надежда КЛИМИНА.

— Надежда Викторовна, что нового привнес этот закон и как дела обстояли раньше?

— Закон определяет категории граждан, которые могут воспользоваться социальным обслуживанием. Если раньше мы обслуживали людей пенсионного возраста, инвалидов, семьи с детьми-инвалидами, то сейчас можем охватывать все категории граждан, которые нуждаются в социальной помощи: это и молодые семьи, и люди трудоспособного возраста, оказавшиеся в трудной жизненной ситуации.

Расширена категория льготников, которые могут получать такие услуги бесплатно. Раньше это были люди с доходом ниже прожиточного минимума, теперь — ниже полутора прожиточных минимумов. Несовершеннолетние дети в интернатных учреждениях теперь также пользуются нашими услугами полностью за счет государства. Например, раньше мы брали 75 процентов за содержание ребенка в Савинском доме-интернате, сейчас же 230 детей проживают там бесплатно, а пенсия, которую они получают как дети-инвалиды, идет на их личные счета. Кроме этого, к льготникам относятся участники — инвалиды Великой Отечественной войны, которые обслуживаются на дому, и граждане, пострадавшие от чрезвычайных ситуаций.

Также введено такое понятие, как «социальное сопровождение». Мы можем помочь в предоставлении услуг, которые относятся к другим сферам жизни: например, оформить документы в бюро медико-социальной экспертизы, чтобы гражданин получил инвалидность по медицинским показаниям, записать на прием к врачу, вызвать врача на дом или же предоставить услуги социального такси.

— То есть у социальной службы стало больше обязанностей?

— Да. И если раньше без заявления мы не могли войти к семьям, в которых родители пьют, потребляют наркотики или имеет место домашнее насилие, а семья считает, что у них все благополучно, то сейчас закон обязывает нас не то чтобы следить за каждой семьей, но оказаться в нужное время в нужном месте. Поэтому мы активно работаем с главами сельских поселений в районах республики, с Комиссией по делам несовершеннолетних и т. д. Если поступают сигналы от соседей, мы реагируем на них, а также приходим сами и предлагаем свои услуги. По большому счету все идет к тому, что на каждую семью в республике мы должны составить социальный паспорт, чтобы знать, кому понадобится наша помощь. Ведь еще есть граждане, которые не знают, куда им обратиться за помощью. У нас также действуют телефоны доверия, по которым можно обратиться по любому вопросу. Сюда могут позвонить и несовершеннолетние — забеременевшие девочки или подростки, собирающиеся совершить суицид, которые боятся рассказать родителям о своих проблемах.

Мы уже открыли в республике две социальные гостиницы: в Волжске на восемь мест и в Йошкар-Оле на две комнаты в новом благоустроенном доме. Комнаты предоставляются на какое-то время, когда, допустим, мать сбежала с ребенком от домашнего насилия. Мы предоставляем им койко-место, кормим и помогаем в решении проблем, которые назрели в этой семье.

— С увеличением обязанностей должен увеличиться и штат работников?

— Нет, штат не увеличивается. Увеличилось количество обслуживаемых на одного социального работника. Если раньше в Йошкар-Оле на одного соцработника приходилось 8 человек, то сейчас план — до 10 человек. Поэтому мы поднимаем зарплату. Она, конечно, небольшая, но к 2018 году мы должны довести ее до средней в регионе.

— Закон также позволяет коммерческим и некоммерческим организациям, индивидуальным предпринимателям предоставлять соцуслуги. В Марий Эл есть такие организации?

— Пока таких желающих нет. Есть благотворительные организации, которые периодически привлекают спонсоров либо для проведения разовых проектов, либо для материальной поддержки социальных учреждений. Но нет такой организации, которая бы полностью взяла на обслуживание, допустим, дом-интернат для престарелых. Почему, могу сказать. У наших пенсионеров еще недостаточно средств, чтобы оплатить такие услуги. В некоторых регионах есть частные дома-интернаты, в которых полностью оплачивается содержание пожилого человека за его счет или за счет его родственников. Если говорить о государственных учреждениях соцзащиты, то мы, в соответствии с законодательством, берем за содержание в интернате 75 процентов пенсии. Если средняя пенсия на сегодня 8 тысяч рублей, то мы берем 6 тысяч, а две оставляем на личные нужды. Но на самом деле содержание одного пенсионера обходится в месяц в 30 тысяч рублей, и вся остальная сумма идет за счет государства. Если обязанность содержать дом-интернат или оказывать социальные услуги возьмут на себя коммерческие структуры, они будут работать себе в убыток. В ряде богатых субъектов РФ есть хосписы, которые берут стариков на пожизненное содержание в обмен на наследование их квартир. Но тут встречаются и негативные случаи, когда стариков морят голодом, чтобы они быстрее умерли, а квартира осталась кому-то.

Мы же за последние 15 лет расширили систему соцзащиты, отремонтировали все наши учреждения — у нас нет ни ветхих, ни аварийных зданий, и там более-менее нормальные условия. В ближайшее время будет построен еще один интернат на 100 мест, оказана помощь на замену кухонного оборудования, в наши учреждения поступит новое медицинское оборудование. Нам не стыдно за условия для наших стариков. Хотя я всегда говорю: как бы хорошо у нас ни было в интернатах, не дай бог нам в старости попасть туда. И новый закон, кстати, не говорит о том, что нужно открывать много новых стационарных учреждений-интернатов. Он говорит о том, что нужно предоставлять в расширенном ассортименте социальные услуги на дому, чтобы пожилой гражданин как можно дольше жил дома, с семьей, где, как говорят, и стены лечат. Если уж он совсем одинок и за ним некому ухаживать, тогда мы забираем его на наше социальное обеспечение.

— Остались ли какие-то пробелы в социальном законодательстве?

— Больших, острых вопросов, которые бы не предусмотрел этот закон, к счастью, нет. Есть небольшие спорные моменты, и все предложения мы отослали в Министерство соцзащиты и труда РФ, которое проводит мониторинг. Над этим законом работали очень долго, и по нему нам сегодня легко работать. Мы четко знаем, к кому и как подойти, мы ведем индивидуальную работу с каждым гражданином и предоставляем услуги в зависимости от индивидуальной нуждаемости. Мы стараемся быть полезными людям, а это главное предназначение работников социальной службы.

Беседовала Ирина СУВОРОВА