КУЛЬТУРА, ИСТОРИЯ, РЕЛИГИЯ

В столице Марийского края покупателям предлагали кошачий мех

10-й год Советской власти – 1927 год – спокойным и безмятежным для нашей страны не назовешь. Внешне все выглядело вполне стабильно и благополучно.

На базаре в Краснококшайске цены неуклонно понемногу снижались. Лошади и коровы подешевели на два червонца. Дешевле стала продаваться мануфактура – ткани, одежда. Мясо стоило от 20 до 25 копеек за фунт. Хоть на копеечку, а скинули цены на соль, папиросы и керосин. Церковные праздники, как встарь, были выходными днями и их не отменяли, хотя Первомай и годовщина революции вкупе с Пеледыш пайремом были призваны заместить старинные традиции новыми, революционными.

В Краснококшайске строили Дом крестьянина и здание Марийского театра – самые нарядные в городе на тот год. Да и сам Краснококшайск хотели переименовать в Красный город – Йошкар-Олу.

В 1927 году было организовано аптекоуправление.

Поскольку богатых мехов не хватало, да и были они не по карману, покупателям предлагали кошачий мех, причем шкурки годились лишь «зимнего убоя».

Бюджет марийской столицы подрос до солидной суммы 234 120 руб. в год. Появился собственный городской Совет. Словом, выглядело все очень даже прилично. В юбилей Октября в Краснококшайске ждали встречу первого поезда на строящейся железной дороге.

Тем не менее люди жили в напряженном ожидании очередного катаклизма и скупали соль, мыло, спички, муку, как делали в случае опасности войны.

События в Китае, где Чан Кайши, которого Коминтерн объявил «изменником революции», вслед за руководством национальной демократической партии Гоминьдан и правительством в городе Ухань, были полны сообщениями о кровавых расправах Чан Кайши с коммунистами.

Военные конфликты полыхали в Марокко, Китае, Сирии, Никарагуа.

Британское правительство, инсценировав провокацию против СССР, обвинив руководство Коминтерна в разжигании революции в Англии, разорвало все отношения с Советским Союзом. После таких демаршей выход был только один – война. И война с могущественнейшей империей, раскинувшейся во всех частях света.

7 июня 1927 года на варшавском вокзале белогвардейцем Ковердой был смертельно ранен советский посол Войков. Одновременно в Ленинграде белогвардейскими террористами было совершено нападение на партийный клуб, в котором бомбой было ранено 13 человек.

По стране прокатились митинги протеста по поводу разрыва отношений с Англией и убийства Войкова и развернулась кампания по строительству воздушного флота – «Наш ответ Чемберлену». Не отстала и Маробласть, в которой с конца июня начался сбор средств на аэроплан «Мариец». С 10 по 17 июля в СССР проходила «Неделя обороны», усилившая ощущение безликой военной опасности.

Митинги в городе проходили часто. Большой резонанс у нас и за рубежом имела казнь в США итальянских рабочих Сакко и Ванцетти, приговоренных в 1920 году бостонским судом к казни на электрическом стуле за убийство и ограбление кассы, которого не совершали. В ночь на 23 августа 1927 года, несмотря на многочисленные протесты, Сакко и Ванцетти были казнены.

В МАО начался очередной сбор средств на строительство аэроплана – теперь уже имени казненных.

Землетрясение в Крыму, произошедшее в сентябре, вызвало повсеместный сбор пожертвований в пользу пострадавших, из которых 8 тыс. человек остались без крыши над головой.

Да и в самом Союзе были политические пертурбации, связанные с внутрипартийной борьбой среди членов большевистской партии. Сталину удалось подавить оппозицию во главе с его политическим противником и конкурентом – Л.Д. Троцким и выкинуть последнего из партии, а затем после года ссылки – в политическую эмиграцию за пределы СССР. На ХV съезде ВКП (б) генсек закрепил свои позиции.

В Маробласти в 1927 году главными темами были растратчики. В газете «Марийская деревня» писали, что сумма ущерба от злоупотреблений в МАО в 1927 году превысила 100 тыс. рублей.

Резонансными были открытые суды над заведующим Марийским областным отделом здравоохранения Балашовым, которого осудили за растрату и жизнь не по средствам на 4 года тюрьмы с конфискацией принадлежавшего ему имущества. На следствии вскрылось, что он ко всему прочему еще и белогвардеец, а значит, враг Советской власти.

За злоупотребление служебным положением с должности городского архитектора и директора театра сняли Г.Я. Гвоздецкого, которому «повезло» с амнистией по случаю 10-летия революции.

Но бытовые проблемы горожан беспокоили сильнее, чем растратчики, воры и политические оппозиционеры.

«Красный петух» не щадил деревянный Краснококшайск. Лесные пожары летом брали город в огненное кольцо.

Городской Совет за 16,5 тыс. рублей приобрел пожарную машину. Приобретение техники по тем временам было событием чрезвычайным.

Достаточно напомнить, что в 1927 году в области было всего 8 тракторов. Санитарные проблемы и недостаток чистой воды при отсутствии водопровода еще долго были головной болью для горожан. За три года втрое выросло потребление алкоголя, что влекло за собой рост преступности. Летом в городе судили одну содержательницу притона разврата, устроенного в сторожке бывшего женского монастыря. Два года тюрьмы за злачное место посчитали достаточной мерой наказания. Девушке, родившую вне брака ребенка и закопавшую его в подполье, дали условное наказание с пятилетним испытательным сроком.

В Краснококшайске билеты в кино снизили с полтинника до 15 копеек. Активно разворачивалась кампания по распространению выигрышного займа индустриализации. Отмечая годовщину оборонного общества «Осоавиахим», выпущены были значки (в МАО прислали 3500 значков по полтиннику штука).

Обещали прислать и более дорогие значки – по 5 и 10 руб., смахивавшие на ордена представления «Синей блузы» и «Живой газеты» оживляли городскую жизнь. Пионерские праздники и слеты, комсомольские субботники, спортивные состязания – все это делало жизнь краснококшайцев полнее и интереснее и помогало забывать бытовую неустроенность.

Жилищный кризис – 5 квадратных метров (вместо девяти) на человека осложнял быт людей, мало-помалу приходивших в себя после революции и двух войн. Жизнь менялась и в большом и в малом. Исчезли фунты и золотники, уступив граммам и килограммам. Вместо аршинов появились метры. Метрическая система с метрами, килограммами и литрами прижилась и никого сегодня не удивит фраза: «Сколько вешать в граммах?»

Напомним, газета «Йошкар-Ола» рассказывала  о том, кто в 1926 году в Дубовой роще открыли пивную, а горожанам запретили сваливать в Кокшагу трупы и нечистоты.

Василий ВАСИЛЬКОВ.

Фото предоставлено автором.